Как остановить ядерную программу Ирана? Соединенные Штаты и Израиль готовятся к самому плохому сценарию

 

На фоне возобновления в Вене многосторонних переговоров об иранской ядерной программе в Вашингтоне в четверг состоялась экстренная встреча министров обороны США Ллойда Остина и Израиля Бени Ганца. Как сообщают израильские СМИ, главы оборонных ведомств двух стран обсудили возможные войсковые учения, которые подготовят вооруженные силы к наихудшему сценарию — уничтожению ядерных объектов Ирана, если дипломатия потерпит неудачу и если лидеры их стран будут этого требовать. В Пентагоне заявили, что во время встречи Остин подтвердил «решимость США не допустить получения Ираном ядерного оружия».

Как остановить ядерную программу Ирана?

U.S. Secretary of Defense/flickr

Тематика переговоров Остина и Ганца непосредственно связана с позицией Ирана в Вене. Нынешняя жесткая позиция иранской делегации заметно отличается от той, что была шесть лет назад при подписании соглашения. Представитель министерства иностранных дел Ирана подчеркнул, что Тегеран лишь ведет переговоры о снятии санкций и не рассматривает промежуточное или временное соглашение, сообщают иранские СМИ. Саид Хатибзаде добавил, что Иран «не спешит» и не позволит никому «играть» со своим временем и энергией в Вене.

Тегеран даже может считать, что его ситуация сейчас еще лучше, чем шесть лет назад. Иран, бесспорно, лишь ужесточил собственные требования (о чем стало известно на прошлой неделе во время переговоров в Вене), требуя не только отмены всех санкций эпохи Трампа, но и компенсации за последние несколько лет, и гарантий, что никакая будущая администрация США не откажется от соглашения. По сути, Исламская Республика требует снятия всех санкций (а не только тех, которые касаются иранской ядерной программы, что выходит за рамки даже того, на что согласилась администрация Обамы), но при этом желает сохранить большинство своих достижений в обогащении урана, достигнутых с середины 2019 года при использовании передовых центрифуг.

Важно:  Позитивный статус. Что даст Украине получение звания страны «НАТО+»

В прошлую пятницу переговоры были прерваны, и европейские чиновники заявили, что требования Ирана нереальны: «Иран тянет время, продвигая свою ядерную программу». Делегации США и ЕС признали требования Тегерана чрезвычайными и обвинили его в отказе от всех достигнутых прошлой весной договоренностей по взаимному возвращению к ядерной программе 2015 года.

Администрация Байдена пытается вернуться в 2015 год, к Общему всеобъемлющему плану действий, призывая к подходу «соответствие ради соблюдения» с Ираном. В Белом доме рассчитывали на возвращение ядерной программы Тегерана «обратно в коробку» в обмен на отмену санкционного режима. Новое правительство Израиля также обещало сдержанно и конструктивно работать с Вашингтоном над проблемой Ирана.

 

Как остановить ядерную программу Ирана?

U.S. Secretary of Defense/flickr

Но даже администрация Байдена, похоже, теряет терпение. Один высокопоставленный чиновник госдепартамента назвал позицию Ирана «несерьезной» на фоне намеков на другие, недипломатические варианты: «Мы не можем смириться с ситуацией, когда Иран ускоряет свою ядерную программу и замедляет свою ядерную дипломатию. …Мы, очевидно, готовимся к миру, где нет возврата к этому соглашению. [Если это произойдет. — С.Д.], нам придется использовать другие инструменты, инструменты, которые вы можете себе представить, чтобы попытаться усилить давление на Иран, чтобы он вернулся к разумной позиции за дипломатическим столом», — добавил он.

Схожую позицию занял госсекретарь Энтони Блинкен: «Если путь возвращения к выполнению соглашения окажется тупиковым, мы будем искать другие варианты».

Через три года ядерная программа Ирана, по всем оценкам, значительно продвинулась, и все больше бывших израильских чиновников осуждают стратегию Нетаньяху (и Трампа). Выход США из соглашения о нераспространении, каким бы слабым оно ни было, не привел к результатам, уверенно прогнозируемым теми, кто ободрял Трампа. Возобновление и усиление санкций против Ирана, которые называли «максимальным давлением», не заставили Тегеран капитулировать и вести переговоры о лучшем соглашении. Экономический вред Исламской Республике не привел к свержению режима массовыми выступлениями. Кроме того, Трамп прогнозируемо так и не реализовал угрозы прямого удара по Ирану, несмотря на продвижение ядерной программы и многочисленные атаки против региональных союзников Вашингтона.

Важно:  CNN: Зеленский встречался с директором ЦРУ

«Иран еще далеко не упал на колена; он не в состоянии коллапса», — сказал в октябре 2020 года ежедневной газете «Едиот Ахронот» бывший руководитель исследовательского отдела израильской военной разведки. В прошлом году в марте бывший заместитель главы Моссада сказал, что ситуация в 2021 году хуже, чем ситуация в 2015-м, когда были достигнуты соглашения, и что когда бывший госсекретарь США Майк Помпео выдвинул «12 требований» Ирану, среди которых основные — остановить ядерную и ракетную программы, а также прекратить через своих прокси дестабилизировать Ближний Восток, он ошибся.

Реальный вред иранской экономике, вызванный санкциями времен Трампа, не привел к уменьшению финансирования Ираном его региональных авантюр в Йемене, Ираке, Сирии и Ливане.

Военный истеблишмент Израиля, кажется, скептически настроен в отношении венских переговоров. «План Б», о котором прямо говорят в израильской столице и намекают в Вашингтоне, вероятно, предусматривает продление и усиление санкций, введенных Трампом с привлечением США, Европы, России и Китая, то есть то самое «максимальное давление». Такой «План Б» придется согласовывать не только с Европой, но и с Россией, и Китаем, что делает его заложником позиций сторон в других региональных конфликтах.

Но тематика переговоров Ганца и Ллойда может свидетельствовать о существовании «Плана С», который предусматривает израильские удары по иранским ядерным объектам. «Иран должен опасаться, что США и их партнеры серьезно настроены», — сказал Ганц в одном из интервью. Помехой этому плану является уверенность многих влиятельных членов администрации Байдена, что решение конфликтов находится в дипломатической плоскости, а не в военной.

 

Сергей Данилов, «Зеркало недели»
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com