Допилить до Московии. Как страхи Путина отразятся на российской политике После онлайн-встречи с президентом США поведение его кремлевского визави изменилось. Чем это вызвано и какая борьба идет в российских верхах

 

В путинских действиях и высказываниях усилились два направления. Первое – стремление сформировать образ «России с человеческим лицом», пригодный для внутреннего применения, а по возможности — и на экспорт. Второе: попытки нащупать новые слабые звенья в НАТО и ЕС, что, вероятно, связано с приходом к власти нового правительства в Германии.

Не то, чтобы в этом было что-то совсем уж новое, но Путин определенно активизировался. Кроме того, он явно напуган.

Пытки с человеческим лицом

В четверг, 9 декабря, через два дня после встречи с Байденом, Путин провел онлайн-встречу с членами Совета по правам человека при президенте РФ для обмена мнениями по актуальным вопросам. Надо сказать, что членство в таком Совете, хотя и не является прямым соучастием в сокрытии российских преступлений, но находится к нему в неприличной близости. Кого попало в такой совет не позовут, так что Путин и его собеседники определенно стоили друг друга, о чем и надо помнить, интерпретируя и оценивая их выступления.

В целом и по сути, весь показанный публике диалог был направлен на забалтывание горячих тем, связанных с уничтожением гражданских прав в России, и на оправдание преступлений, совершаемых российской властью. Были затронуты и при помощи ответов в стиле «вопрос будет рассмотрен» уведены в тень пытки в колониях и СИЗО, закон об иностранных агентах, массовые фальсификации на выборах, и начавшееся уничтожение «Мемориала». В последних двух случаях Путин не ограничивался обещанием «изучить вопрос», а переходил в наступление, заявив, что в США с честными выборами все обстоит еще хуже (это была классика, в духе «а у них негров линчуют») и обвинив Мемориал в поддержке террористических организаций. Впрочем, «российские правозащитники» (само это сочетание – явный оксюморон), комментируя ответы Путина, выразили робкую надежду на то, что «Путин не намерен уничтожать Мемориал целиком».

Путин же, со своей стороны, твердо указал собеседникам на то, что Совет обязан исполнять заказы власти. В самом деле, если Совет – дворня при президенте, которым в России может быть только Путин, то речь идет о его личных холопах. Зачем же Путину держать такую собаку и лаять самому? Так что часть диалога прошла в закрытом режиме – вероятно, в связи с раздачей директивных указаний.

Но одно из выступлений в ходе встречи выпало из общего благостного ряда и вызвало множество комментариев. Это было выступление режиссера Александра Сокурова.

Кто сыграл Сокуровым?

Сам по себе Сокуров – из тех «чижиков», которых в СССР и пост-СССР всегда разводили в небольшом количестве для демонстрации человечности бесчеловечного режима. Шеи им не сворачивали лишь при условии, что чижики знали границы дозволенного. И у Сокурова, который уже полвека успешно живет на таких птичьих правах, территориальный инстинкт должен быть развит до предела – иначе он просто не выжил бы. Так что учинить дерзкую выходку по собственной инициативе Сокуров не мог, его наверняка к ней подвели, пообещав поддержку, вознаграждение, в той или иной форме и личную безопасность.

Получив слово, Сокуров обратился к Путину с длинной и путаной речью, которую зачитывал с листа. Пересказать ее в деталях сложно: престарелый «мастер культуры» явно написал свой спич сам, дабы ненароком не слить заказчика, озвучивая слишком связный текст. Это грозило провалом, поскольку способность формулировать мысли, судя по творчеству Сокурова никогда не была его сильной стороной – впрочем, это и типичный, для таких чижиков, способ маскировки на опасной местности.

В итоге, Сокурова говорил обо всем, кроме слонов: о том, что Совет ‒ уникальная организация (ну, да — по низкопоклонству перед властью), но у него нет реальных полномочий (так и задумано!), что Путину трудно, поскольку Россия – страна небогатая, а на довольствии у нее состоят Белоруссия, Южная Осетия, Абхазия, а еще надо помогать Сирии, а также «большим дотационным южным регионам». Между тем, в деревне Лужицы Ленинградской области осталось всего 40 представителей древнего народа водь, которых обижает «РусХимАльянс», затеявший там строительство.

Важно:  Вежливый отказ. Почему Путин не хочет признавать квазиреспублики ОРДЛО

Здесь режиссер, как виниловая пластинка, перескочил на другую дорожку – мол, «федеральной национальной конституции ‒ 100 лет» (это он о чем?), но то была другая экономика, «большевистская сила собрала все яйца в одну корзину и из них вылупились куры, орлы, страусы и кошки» (интересно, Сокуров сильно пьет или у него деменция?), что все республики [в составе РФ] носят национальный характер, в них есть столицы, армии, а в одной даже падишах, и есть президент Федерации – но куда делась Россия? «У России даже нет столицы. Москва ‒ столица Москвы», — заявил Сокуров. В этот момент Путин заметно напрягся, но чижика уже несло, и вынесло прямо на Северный Кавказ. «Сейчас русских там почти нет. Кавказ становится мононациональным. Вся власть в руках коренных людей, а развития нет или почти нет. Почему? Потому что, на мой взгляд, нет свободного развития молодых людей», — заявил Сокуров, и перешел к тому, что «федерацию русских всё больше и больше начинают не любить». «С нами хотят расстаться многие, не хотят быть в одной компании, как они говорят», — продолжал он. «Мне говорили открыто: вы, русские, не очень заслуживаете уважения. Вы со всеми ссоритесь, вы не можете справиться с бюрократией, коррупцией ‒ слишком добренькие. Не можете создать мировую экономику, обладая мировыми богатствами. А мы разные, и религии у нас разные, и климат-то у нас получше. Будете воевать с НАТО, мы на вашей стороне воевать не будем».

Предложил Сокуров и рецепты выхода из ситуации, сводившиеся к частичному возвращению к советским порядкам, способным, по его мнению, ограничить всевластие бюрократии, и сосредоточением на консолидации «новой России» в национальных границах. «Давайте поддержим наш великий Север, архангелогородцев, мурманчан, вологодцев, Поволжье, Урал. Давайте построим дороги, восстановим русские сёла, поддержим северный бизнес, восстановим здравоохранение там, на севере», — предложил он. «Давайте отпустим всех, кто более не хочет жить с нами в одном государстве».

Путин — ожидаемо — дал Сокурову суровую отповедь, заявив, что, хотя большинство российского населения не мыслит себя вне РФ, высказывать такие идеи публично непозволительно, поскольку на территории России есть тысячи взаимных претензий. «Вы хотите повторения Югославии на нашей территории?», — обратился он к Сокурову. «Разве русский народ, об интересах которого Вы сейчас сказали, заинтересован в разложении и в распаде Российской Федерации? Разве это будет тогда Россия, которая создавалась как многонациональная и как многоконфессиональная страна? Вы хотите нас превратить в Московию? Ну в НАТО это хотят сделать».

Поскольку фраза про «Московию» удачно попала в русло украинской тематики, она была немедленно процитирована всеми новостными агентствами. Сокуров на следующий день предположил, что его арестуют, и поделился опасением с изданием «Подъем», входившим в команду покойного мотоциклиста Сергея Доренко — то есть, принадлежащим, через систему прокладок, ГРУ. Судя по тому, что Сокуров откровенничал именно с «Подъемом», ГРУ сыграло и им, прощупав Путина, и то, какой резонанс тема «всех распустить» вызовет в информационном пространстве России.

Важно:  Багдадский пакт для Восточной Европы. Как Британия создает аналог CENTO с Украиной и Польшей

Эпизодия: как больную Россия направляют к распаду

Путин ожидаемо испугался публичного обсуждения столь острой темы, но камешек на лавиноопасном направлении оказался брошен. Осталось смотреть на реакции – и, надо сказать, тему подхватили в регионах, хотя и с большой опаской, поглядывая на Москву. Власть же стала пытаться сделать две взаимоисключающие вещи: наказать Сокурова, не сделав при этом из него жертву режима. Но, как на грех, режиссер не ездит на мотоцикле, как Доренко!

Пока же Песков заверил, что Сокурова не арестуют, и, вообще, Путин «очень по-доброму к нему относится». Но в качестве предупреждения на Сокурова науськали Симоньян, припомнившую ему выступления за освобождение Сенцова и за возврат Японии Курильских островов, и падишаха Кадырова, предложившего проверить слова режиссера на экстремизм. Однако по-настоящему широкая травля Сокурова будет только способствовать дальнейшему обсуждению идеи «всех отпустить», и Кремль, скорее всего, спустит все на тормозах. Тем не менее, больная для Путина тема проявилась очень ярко.

Кому и зачем могла понадобиться организация такого эпизода? Вероятно, команда ГРУ, примыкающая к СВР, и конкурирующая совместно с ней с ФСБ, решила прощупать настроения Путина после беседы с Байденом. По большому же счету это часть борьбы вокруг проекта реорганизации России на «внешнюю» и «внутреннюю». Основной вариант, который сейчас мало-помалу и реализуют кремлевские башни, включает «внешнюю Россию» с условными Навальным&Ходорковским и северокореизированную «внутреннюю» во главе с условным Путиным. Все персоналии могут меняться, но типажи очень устойчивы, и они, несомненно, останутся. Такой тандем, под де-факто общим управлением — неплохой вариант для российских элит, но компромиссный и консервативный, и потому средней эффективности. Но есть и радикальный вариант, правда, выкидывающий часть элит за борт, зато делающий выживших почти неуязвимыми — хаотичная «Мультироссия», способная, в связке с «внешней Россией» стать куда более эффективным инструментом глобальной игры.

Децентрализованная конфедерация, похожая на кипящий котел, с постоянными переворотами в ее субъектах, со сложными отношениями между ними, с возникающими и исчезающими химерическими демократиями и с равномерно распределенными в этом хаосе остатками ядерного оружия – превосходный инструмент. Что касается ЯО, то его, естественно, никто уже не сдаст. После прокинутой на Будапештском меморандуме Украины таких дураков в мире больше нет.

Такой план, используемый как прикрытие для эксплуатации российских ресурсов в интересах конгломерата ОПГ, заместившего в РФ государство в его общепринятом смысле, выглядит куда соблазнительнее и эффективнее, чем косплей КНДР. Но он топит команду Путина, на которую спишут и все преступления РФ, и ее распад. И Путина такой ход событий, естественно, пугает. Пугает он, к слову, и значительную часть Запада, хотя тут уже видны варианты компромиссов.

Итак, Путин пытается загнать план реорганизации России, которая уже неизбежна, в консервативные рамки «две России – один Кремль». Его оппоненты – никоим образом не революционеры, не освободители, а ровно такие же подонки, но из другой банды, будут раскачивать ситуацию серией эпизодов, от меньшего к большему, стремясь, шаг за шагом и эпизод за эпизодом добиться распада нынешней России. Шансы на успех у них есть.

«Велика Россия, да дура»

Сегодня в Татарстане школьников, желающих учиться на татарском языке, больше, чем тех, кто хочет учиться на русском. Казалось бы, выбор татарского языка замыкает будущего выпускника только на Татарстан, но молодые люди не видят для себя будущего в России. Остается Татарстан с татарским языком – либо эмиграция и язык по месту, но в любом случае не русский.

Важно:  Исламофобская охота на ведьм. Зачем Макрон объявил джихад исламу

Национальное самосознание стало пробуждаться даже у таких народов, которые, как это казалось еще два-три десятка лет назад, уже окончательно задавлены и русифицированы: марийцы, удмурты, мокши, эрзя все громче требуют, как минимум, культурной автономии, а следом неизбежно потребуют и политической. И этот процесс, по всем признакам, только набирает обороты.

Между тем, никаких «русских» земель за пределами МКАДа вообще не существует. Есть Украина, у которой Московия украла название «Русь», но Украина – не Россия. И даже северные области, о которых упоминал Сокуров могут считаться «русскими» только условно. К тому же, и в среде этнических условных русских (условных, потому что никаких «русских» как этноса не существует, есть лишь сумма порабощенных Москвой народов) все чаще проявляется желание если не найти свои корни, то хотя бы прирасти к новым, но непременно нерусским корням. Калининградская область, из которой были выселены все немцы, но которая желает возродиться в виде Восточной Пруссии и уйти прочь от России – самый яркий, но не единственный тому пример.

Таким образом, идея демонтажа России и появления на ее месте нескольких десятков малых государств упала на подходящую почву. Сама по себе, из-за бунтов снизу, РФ, разумеется, не распадется. Но группа энергичных авантюристов уже имеет шанс осуществить такой сценарий и управлять его развитием с выгодой для себя. Последнее, правда, сопряжено с риском: чтобы контролировать этот хаос, нужно большое искусство. Ничего даже близкого по способностям и возможностям в видимом окружении Путина нет, и не предвидится.

Контригра Кремля

Здесь все довольно очевидно и банально: Путин будет еще сильнее давить региональную оппозицию и одновременно экспортировать хаос в Европу. Эти операции взаимосвязаны, поскольку чем более нестабильна будет Европа, тем меньше там найдется желающих подыграть распаду России.

Неплохим средством консолидации России, подавления недовольства в регионах и хаотизации Европы может стать и война с Украиной – в том, разумеется, случае, если она будет короткой и победоносной. Но тут есть опасность скатиться в затяжной конфликт, повторив сценарий даже не 1904-05, а, скорее, 1914-17 годов. Именно поэтому Путин пока и не нападал на Украину. Он стремится по максимуму разложить ее изнутри, внушив нашему обществу мысль о неизбежности поражения и подготовить и его, и избранную им власть к капитуляции в течение одной, максимум двух недель. На такой блицкриг сил у России, бесспорно хватит. Но уже 3-4 месячная война поставит Кремль в сложное положение, а еще более продолжительные боевые действия обернутся неизбежным крахом.

В теории, Путин, загнанный в угол, может решиться закончить дело ядерным ударом. Здесь все сложно: развязать глобальную ядерную войну ему едва ли позволят, даже если он в панике предпримет такую попытку. В его окружении полно циничных прагматиков, но совсем нет самоубийц. Но ограниченные ядерные удары по Украине в том случае, если Кремль будет уверен, что Запад, боясь глобализации ядерного конфликта, не решится на симметричный ответ, вполне возможны.

Таким образом, задача Путина – увеличит шансы на успешный блицкриг, и дестабилизировать НАТО и ЕС, чтобы по максимуму отсечь Украину от получения сторонней помощи. Внезапная дружба с Грецией, и предложение посредничества по Кипру – то есть, попытка влезть в конфликт между двумя членами НАТО – часть этого сценария.

Еще одна его часть — раскачка Боснии и Герцеговины, кандидата на вступление в НАТО, из состава которой, получив дешевый российский газ, начала активно вырываться Республика Сербская.

Сергей Ильченко, «Деловая столица»
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com