«Чтоб ты жил на одну зарплату». Эксперимент учителя Преподаватель сельхозтехникума из Курской области Александр Мамкин не смог прожить целый месяц на свою зарплату в 14 643 рубля – здоровья ему хватило лишь на две недели, после чего эксперимент был прекращен

 

В России сотни тысяч преподавателей едва выживают: по данным профсоюзов, у них оклад меньше МРОТ. В Пскове, к примеру, при 30-часовой недельной нагрузке учитель получает 14 тысяч рублей. Нищие и голодные педагоги полностью зависят от стимулирующих выплат, которые распределяет директор школы или техникума. Эксперимент педагога Мамкина прогремел на всю страну: сначала его обвинили в экстремизме за пост годичной давности, но после общественного резонанса дело прекратили, а областные чиновники запросили у него предложения насчет повышения зарплат учителям. Важно не молчать о проблемах, сделал вывод преподаватель в разговоре с корреспондентом Север.Реалии.

"Чтоб ты жил на одну зарплату". Эксперимент учителя

Расчетный листок за октябрь

Александр Мамкин живет в поселке Суджа в Курской области и преподает историю и обществознание в Суджанском сельскохозяйственном техникуме. В ноябре он получил расчет за октябрь – выплата на руки составила 14 643 рубля.

«Как я отработал месяц? Я кандидат наук. В этом месяце победил в региональном конкурсе «Доброволец России». Вышел в полуфинал федерального конкурса «Лига лектора», проводимого Обществом «Знание». Может быть, причина низкой зарплаты в зависти и страхе? – искал причину падения своей зарплаты Мамкин у себя в соцсети. – Не знаю. Меня интересует другое – как жить? Как выжить жителям городов, если нет огорода и сада?»

"Чтоб ты жил на одну зарплату". Эксперимент учителя

Александр Мамкин

У него самого огород есть. Мамкин живет в частном доме, держит двух коз, и на уровне «натурального первобытного хозяйства» вполне себя обеспечивает. «Овощи, картофель, фрукты, соя, огурцы-помидоры закатанные. Часть приходится покупать. Я каждый месяц стараюсь употреблять 300–400 грамм орехов и сухофруктов, потому что они высококалорийные и позволяют сохранить работоспособность. В магазине покупаю, как правило, продукты по акции, то есть у которых заканчивается срок годности, которые, может быть, не очень качественные, к сожалению, хлеб пеку дома сам», – рассказал он корреспонденту Север.Реалии.

Теперь он решил поставить себя на место человека с такой же зарплатой, но без огорода.

О намерении «жить на одну зарплату» учитель истории публично объявил 23 ноября. Уже 25 ноября УМВД по Курской области начало проверку «в связи с тем, что на странице Александра Мамкина в социальной сети «ВКонтакте» обнаружили фото с запрещенной символикой». Это была свастика на фотографии оскверненных могил – факт, который сам автор горячо осудил.

«На эти деньги выживают и умирают»

Приступив к эксперименту, Мамкин первым делом потратился на обязательные платежи – газ и электричество, интернет и телефон, плюс бензин, чтобы ездить на работу. На продукты осталось 3440 до конца месяца.

Все шло неплохо, пока в доме не сломался насос отопления, а машина не потребовала антифриза. Уже 7 декабря Мамкин выложил фотографию обеда кандидата наук: «Картофельная котлета и кусочек хлеба весом в 15 граммов».

– По сути, я потратил все деньги в первую неделю, поскольку оплатил все необходимое и купил на полторы тысячи продуктов, – рассказывает он. – Я жил две недели на небольшой объем продуктов, который купил в первую неделю. Но сейчас у меня уже оставалась на обед одна картофельная котлета и кусочек хлеба весом 15 грамм. Это очень тяжело – участвовать в таком эксперименте, особенно с учетом повышенной нервной, психической и умственной нагрузки, обычной для преподавателя.

– Сложно было, наверное, смотреть на свои запасы и не есть их?

– Согласен, очень сложно. Но человек – это существо, обращенное в будущее, и когда есть цель, то можно себя и ограничить.

– По сути эксперимент провалился?

– Или, наоборот, он увенчался успехом, потому что удалось доказать, что невозможно в России прожить на такую зарплату. Потому что я купил все необходимое, а потом одно микроскопическое форс-мажорное обстоятельство – всего лишь насос, который стоит 3300, и бутылка антифриза, 500 рублей, – и оказалось, что все, человек уже на грани голодной смерти. На сегодняшний день, должен признаться, мне очень тяжело. Постоянный голод, слабость, повышенная утомляемость, сложно концентрироваться стало – первые пугающие предвестники голодной смерти. Получается, что я отработал прошлый месяц в две смены (34 часа в неделю у меня была средняя нагрузка, а средняя нагрузка за год – 1,3 ставки), и денег, которые я получил, оказалось недостаточно, чтобы просто не умереть с голода, если у тебя нет огорода. Боюсь, что, если я продолжу эксперимент, наступят необратимые последствия для организма. Я все больше склоняюсь к мысли, что пора эксперимент в этом месяце прекращать, потому что невозможно сохранить здоровье, рассудок и жизнь в таких условиях. Хотя я понимаю, что есть люди, которые живут на эти деньги – выживают и умирают.

– Когда у вас ближайшая выплата?

– У меня уже поступила зарплата за ноябрь, было начислено порядка 21 тысячи рублей, и на руки я получил 18 тысяч рублей, это уже лучше. Повышение оплаты было вызвано тем, что я получил категорию, оказывается, еще 30 сентября, и мне произвели перерасчет. Но цель эксперимента была не в том, чтобы дожить до зарплаты, а в том, чтобы прожить 30 дней на эти деньги, 14 600 рублей. Я смог выдержать только две недели. Может быть, я сейчас восстановлюсь и снова повторю эксперимент. А может быть, власти все-таки услышат и предпримут какие-то меры, чтобы люди, не только я, но и другие, получали зарплату, позволяющую жить. Бредовая ситуация, когда кандидат наук, отработав целый месяц в две смены, получает зарплату вполовину от средней по техникуму. В Суджанский сельскохозяйственный техникум из областного бюджета на каждого преподавателя выделяется по 32 тысячи рублей ежемесячно, из этих денег вынимаются 13%. Это фонд оплаты труда на каждого преподавателя. А у меня получилось в два раза меньше.

Важно:  Дипломатия «Искандеров». Чего добивается Путин, выдвинув Западу заведомо невыполнимые условия

– Куда деваются деньги, которые до вас не доходят?

– Они распределились, как сказал директор, среди тех, кому нужнее. По словам бухгалтерии (каждый раз, когда я к ним прихожу с вопросом, почему так мало, звучит однотипный ответ): «Евгений Васильевич принимает решение, кому сколько платить, а мы просто считаем». Скажет он насчитать вам 50 тысяч, мы насчитаем 50 тысяч, скажет насчитать 11 – заплатим 11.

«Так заработал»

«С чего вы взяли, что зарплаты невысокие? – отвечает вопросом на вопрос директор Суджанского сельхозтехникума Евгений Харламов. – У него такая зарплата, почему что он так заработал. Я не могу вам сказать, какие зарплаты у других. У нас есть преподаватели, которые зарабатывают и больше него, и те, кто меньше зарабатывает».

Согласно «майским указам», которые Владимир Путин подписал еще в 2012 году, в очередной раз заняв президентский пост, средняя заработная плата преподавателей среднего профессионального образования еще в 2018 году должна была сравняться со средней зарплатой по региону. В Курской области в сентябре (это последние обнародованные Росстатом цифры) средний заработок составил 39 463 рубля. В сфере образования – на 10 тысяч меньше, 29 887,7 руб. Очевидно, что «майские указы» не выполняет не один Суджанский сельхозтехникум, но зарплата Мамкина в октябре составила половину от средней по отрасли. Прожиточный минимум в Курской области на этот год для трудоспособного населения определен в 11 206 рублей.

– Во-первых, он находился на больничном, то есть он получил не за полный месяц, это первое. То, что вы говорите, 34 часа у него в неделю нагрузка, и вы считаете, что это две ставки выходит, это не совсем достоверные факты, – говорит Харламов. – Я вам сейчас буду долго рассказывать, что такое тарификация для учителя, когда его заработная плата делится равными долями на десять месяцев учебного года, несмотря на то, сколько он часов провел. Я вам могу сказать, что у меня 60% преподавателей получает зарплату выше средней, 30% получает близкую к средней и лишь единицы получают меньше.

– И Мамкин попадает в эти единицы?

– Ну он захотел туда попасть, он туда попал. Если бы он подтверждал качество своей работы ежемесячно, ему бы все выплачивалось в полном объеме. У меня к нему претензий нет никаких. Он ходит на работу, ведет занятия, дальше что? Получает заработную плату, претензий у меня нет никаких. Все на этом. Для того, чтобы получить выплаты стимулирующего характера, ему надо сдать как минимум оценочный лист по итогам работы за месяц. Это документ, который подтверждает его итоги работы за месяц.

"Чтоб ты жил на одну зарплату". Эксперимент учителя

Александр Мамкин на конкурсе «Учитель года»

«Оценочный лист», о котором говорит директор, это внутренняя документация учреждений образований. Как правило, завучи сами знают, кто из учителей чем отличился, но в Суджанском техникуме процесс забюрократизирован донельзя, говорит Мамкин. Например, в октябре он остался без стимулирующих, потому что не принес справку из министерства, что прошел курсы повышения квалификации (на которые его сам техникум и послал), а также справку о проведенном открытом уроке, где присутствовал завуч (видимо, надо было попросить у кого-то из присутствовавших).

В комментариях под постами Мамкина во «ВКонтакте» люди спрашивают, почему он не бросает свой техникум, почему не уезжает в город покрупнее и побогаче.

– Да, меня очень часто спрашивают, но для меня этот вопрос звучит так: «Почему вы не уезжаете из России в Москву?» – говорит преподаватель. – Во-первых, потому что Москва не резиновая. А самое главное, потому что я живу здесь и у меня есть ощущение родины. Это место, приятное моей душе. И у меня есть надежда, что удастся именно здесь, ведя безупречный образ жизни, работая на износ, повышая свой уровень постоянно, добиться того, чтобы в маленьком Суджанском техникуме наступил порядок. Если каждый на своем месте добьется того, чтобы наступил порядок, у нас страна будет другая.

Важно:  Зарин Ипритович Шойгу. Как Кремль готовит химическую провокацию на Донбассе

– Есть такая точка зрения, что учителя сами виноваты в своих бедах, потому что молчат и позволяют фальсифицировать выборы.

– Самые вредные фейки, это первый – «кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет», пропагандирующий алкоголизм, а второй – вот этот, что учителя виноваты в том, что их грабят. Если вы посмотрите на количество учителей в участковых комиссиях, вы увидите, что это крайне незначительное число. Гораздо больше там сотрудников администрации. Почему мы молчим? Дело в том, что для того, чтобы иметь возможность говорить, нужно вести безупречный образ жизни, нужно очень хорошо, блистательно знать свою профессию и нужно обладать юридическими знаниями, иначе тебя просто уничтожат.

– Вам не приходило в голову заняться политикой, чтобы самому решать все эти проблемы?

– Да, раньше я думал, что эту ситуацию можно изменить на уровне преподавателя, но теперь стало ясно, что это надо менять на уровне власти. Поэтому я сейчас общаюсь с депутатами, я вошел в состав КПРФ, стал вторым секретарем райкома, стараюсь поддерживать связь со всеми достойными людьми – из КПРФ, «Единой России», ЛДПР. Здесь вопрос не в партийной принадлежности, а в том, что есть необходимость защищать народ. Необходимо решать эту проблему системно, на уровне власти.

«Чуть больше МРОТ»

Низкие зарплаты в бюджетной сфере – проблема, которую в России так и не удалось решить за 30 постсоветских лет. Самым решительным шагом в этом направлении были упомянутые «майские указы» – довести зарплаты учителей школ и техникумов до средней по региону, преподавателей вузов и врачей – до двухкратной средней по региону и так далее. Они, во-первых, почти нигде не выполнены, а во-вторых, приблизиться к целевым показателям учреждения пытаются не столько за счет реального повышения зарплат, сколько через увеличение нагрузки на одного работающего. Редкий бюджетник работает на одну ставку.

– У нас официально в России около 60 регионов, где оклад учителя ниже, чем минимальный размер оплаты труда, встречаются цифры в 5,5–6,5 тысяч рублей, – говорит Даниил Кен, председатель независимого профсоюза «Альянс учителей», который поддержал Александра Мамкина. – И это означает, что сотни тысяч преподавателей в России находятся в положении, когда у них оклад меньше МРОТ. Если они работают на ставку, их зарплату доводят до МРОТ или чуть-чуть выше. Причем требование платить не ниже МРОТ распространяется не на ставку, а на всю зарплату, поэтому, даже работая на две ставки, человек получает чуть больше МРОТ, и это обычная история.

Учитель истории и обществознания из лицея №4 Пскова Максим Михайлов работает 37 часов в неделю (одна ставка – это 18 часов) и на руки получает примерно 18 тысяч рублей.

– А была бы одна ставка – это МРОТ был бы, – говорит Михайлов. – У меня есть коллега, она работает 30 часов. Она получила 14 тысяч, и теперь увольняется из-за того, что проводит целый день в школе и ей платят такие мизерные деньги. Вообще зарплата у всех низкая. Другой коллега – учитель года, работает в школе восемь лет, высшая категория – он получает на две тысячи больше меня. Все грустно.

Максиму 23 года, он «молодой специалист» – второй год в школе, – и «на это всё скидывают». Без семьи и ипотеки Михайлов не чувствует проблем с деньгами, потому что живет в частном доме, квартиру снимать не надо, плюс есть еще две работы, причем репетиторство приносит доход выше, чем работа в школе. Плюс преподавать ему нравится, детей он любит, и пока что молодому специалисту платят подъемные, так что «следующий год точно отработаю».

– Но, если быть откровенным, я подумываю о том, чтобы таксовать идти. Потому что любая работа оплачивается выше, чем учитель. Я поговорил – «Адидас», «Макдональдс», такси, «Красное и белое» – везде в полтора раза выше зарплата. Да, я молодой специалист, но если не молодой – там тысячи две-три сверху кидают, – говорит учитель истории. – Готовности бороться среди учителей вообще не вижу, одна аморфность. Никто из них ничего не пытается сделать. Молодые – сразу уходят, а пожилые, видимо, просто привыкли. Я сам пока не вижу особых проблем с финансами, если бы у меня была только одна работа, я бы давно уже задал вопрос, почему у меня такая низкая зарплата, и уволился бы тоже. Я не знаю, как меня так хватает, на две ставки плюс репетиторство, наверное, потому что мне это очень нравится.

Никита Тушканов, учитель истории и обществознания из Коми, был уволен после того, как вышел на пикет в поддержку Алексея Навального, и с тех пор не может найти работу. Пытается зарабатывать репетиторством и в онлайн-школах.

Важно:  «Под «историософской» наркотой»

– Не сказать, чтобы я получал мало, когда работал, но если работать на одну ставку – 18 часов, то прожить будет довольно-таки сложно, – говорит он. – Я работал на полторы ставки, у меня было 29 часов, временами было 32 часа, плюс еще кружки по шахматам и классное руководство, и у меня зарплата выходила где-то 43 тысячи. А если работать на одну ставку, то зарплата выйдет, со всеми северными надбавками, 25 тысяч максимум. Если у тебя квартира, то это коммуналка тысяч на девять, потом еда, будет тяжеловато прожить на эти деньги.

В Коми среднемесячная зарплата по региону в 2020 году (более свежих данных нет) составляла 55 872 рубля. В образовании – 40 737 рублей, не дотягивает до «майских указов», но Тушканов хотя бы не был дискриминирован по отношению к коллегам. Прожиточный минимум в Коми в 2021 году составил 14 567 рублей.

– Как учителя выкручиваются? А берут очень много часов, – говорит Тушканов. – Мало педагогов, и в то же время один учитель ведет 36–40 часов в неделю, максималку берут. И все от этого страдают. Я на замене был, когда другой учитель заболел, и у меня нагрузка была больше 40 часов. И конечно, никакого преподавания. Первые три урока, конечно, ты проведешь. А потом остальные 4–5 уроков… Когда девять уроков в день – это вообще досвидос, просто ужас. На девятом уроке ты просто приходишь: вот учебник, вот параграф, читайте.

Перевернуть пирамиду

Если не брать в расчет «общее соображение, что зарплаты учителей не являются приоритетом государства», то проблема с оплатой учительского труда заключается в том, что оклады – гарантированная часть – сегодня составляют порядка трети от фонда оплаты труда, объясняет Даниил Кен.

– Есть большое количество учителей, которые получают меньше МРОТ, и какое-то количество работников сферы образования, которые получают относительно приличные зарплаты – 60, 80, 100 тысяч рублей, – говорит председатель Альянса учителей. – И популярная идея среди преподавателей заключается в том, что нужно эту пирамиду переворачивать и делать так, чтобы оклад гарантировал примерно 70–-80% зарплаты и лишь остальные процентов 20–30 достигались за счет премий, дополнительной нагрузки и всего остального. Это гарантировало бы всем работникам образования какую-то более-менее достойную зарплату.

– Это довольно очевидная мысль, почему она до сих пор не реализована на практике?

– Я думаю, тут есть уже прямой политический умысел – представление, что если действительно так сделать и сотням тысяч преподавателей дать возможность поднять голову, то это может привести к не очень приятным последствиям. Когда люди начинают лучше жить, они начинают больше интересоваться вопросами уважения своих прав, более независимо себя ведут, и это политический риск. Важно, чтобы люди не молчали, высказывали свое мнение, объединялись. Любые публичные высказывания работают на то, чтобы в какой-то момент появилось критическое давление. Никто не знает, когда и как это произойдет, но это единственный путь к изменениям.

Огласка уже помогла Александру Мамкину. После того, как его публикация на популярном развлекательном портале «Пикабу» попала в топ, а историю подхватили федеральные СМИ, УМВД по Курской области 9 декабря заявило, что не нашло состава правонарушения в посте с фотографией свастики. В этот же день к Мамкину в Суджу приехали чиновники из администрации области, «разговаривали предельно позитивно, конструктивно и добродушно», говорит педагог. Низкая зарплата кандидата наук была названа «техническим сбоем».

Местные СМИ отчитались, что замгубернатора Виктор Карамышев «предложил преподавателю подготовить и сформулировать дополнения в показатели эффективности деятельности педагога для распределения стимулирующих выплат». А также подумать насчет изменения методики расчёта заработной платы. Мамкин должен отправить свои идеи в Курскую областную думу, а депутаты уже оформят их как законопроект федерального уровня. «Если такой законопроект пройдет, то можно будет говорить, что жизнь прожита нельзя», – резюмирует преподаватель.

– Часто говорят, что надо молчать, но я вижу, что те преподаватели, которые молчат, зачастую получают даже меньше. Несмотря даже на большую нагрузку. Несмотря на то, что они послушные, управляемые, молчаливые. Очень хорошо сказал Геннадий Хазанов: «Разговаривать во время еды, конечно, вредно. Но это когда ешь ты». А вот когда едят тебя – разговаривать можно и даже нужно, – говорит Александр Мамкин. – Если бы не широчайший общественный резонанс, если бы не помощь СМИ, общественников, активность людей, я подозреваю, что до Карамышева эта информация бы даже не дошла. Меня бы спокойненько лишили всего, что только можно, а может быть, даже бы и оштрафовали. Да, правда на моей стороне, но пришлось бы, наверное, обращаться в Верховный суд. Именно широкий резонанс заставил заранее подумать о том, как это выглядит, и появился шанс на повышение окладов учителей.

Светлана Прокопьева, "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com