Видеоконференция Байден-Путин. Очередная «зрада», которой не было Очевидно, что навязчивое стремление Владимира Путина к диалогу с Западом "на всех уровнях" отнюдь не утихнет после этого разговора

 

С некоторых пор российский правитель Владимир Путин стал испытывать нарастающий дефицит общения. Его возрасту свойственно углубление сентиментальности, поэтому дружба за деньги с рядом failed states в Латинской Америке, Африке и на Ближнем Востоке, а также небольшими странами в Центральной Европе давно перестала приносить этому кубанскому латифундисту хоть сколько-нибудь заметное удовлетворение. Что касается связей по линии сменившего Социнтерн «Мафинтерна», время от времени генерирующего несколько нелепые заявления от одиозных политических фигур, то они никак не прибавляют респектабельности стремящемуся к международному признанию Путину, как-никак, добившемуся немалого личного успеха если ориентироваться на социальные нормы примерно столетней давности. Поэтому в уходящем году Путин повадился «вызывать на район» американского президента Джозефа Байдена путем запугивания Украины, Польши и стран Балтии концентрацией у границ этих стран своих армад, как будто сошедших со страниц повести советского фантаста Кира Булычева «Остров ржавого лейтенанта».

Впрочем, нельзя не отметить и некоторые инновации в подходе Путина к внешней политике. Так, вместе со своим белорусским наместником Александром Лукашенко он попытался шантажировать уже и Западную Европу набегом мигрантов из условно мусульманских стран, с одной стороны разочаровывающе повторяясь, а с другой пытаясь копировать вышестоящего в глобальной иерархии политика – турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Впрочем, благодаря мужеству польского руководства и военных – этот план «не выгорел».

Наконец, российская газовая монополия сделала все для того, чтобы усугубить вызванный логистическими диспропорциями и переходом к новой энергетической политике кризис на европейском газовом рынке – и любым путем сертифицировать путинский «проект века» – воткнутый в рыхлое тело Германии штырь «Северного газопровода-2». Все это должно было не только развеять скуку достигшего абсолютной власти над населением бывшей РСФСР оперуполномоченного ленинградской политической полиции, но и привлечь внимание Соединенных Штатов и их союзников к амбициям РФ на международной арене. Где РФ, как известно, продолжает попытки заявить о себе как о региональном лидере, а временами – даже как о великой державе, тщась как-либо доказать свою преемственность от глобальной теократической империи Советов или петербургской империи дома Романовых. Результаты подобной тактики выглядят довольно противоречиво – но вернемся к ним несколько ниже.

В свою очередь, Джозеф Байден – ветеран американской публичной политики и хотя бы в силу этого, оставляя за скобками такие черты его характера как дружелюбие и открытость – тоже охоч до всякого рода разговоров и обсуждений. В том числе – а, несмотря на те или иные нюансы отношений с политизированным клиром, Байден является верующим католиком – и с наименее приятными персонажами глобального underworld. Такими как лидеры Талибан, дестабилизированного Судана, главы закрытых от мира теократий, или тот же Владимир Путин. Ведь, как известно, в былые годы российский правитель не только принял живейшее участие в дестабилизации Восточной Европы, Южного Кавказа, Западных Балкан и Малой Азии, но и пытался подорвать конституционное устройство Соединенных Штатов. Обладая несколько более скромной внешностью, нежели доктор Нимнул из мультфильма «Чип и Дейл спешат на помощь», Путин, тем не менее, за последние пять лет вошел в каждый американский дом от прерий Дакоты до пляжей Флориды. Вошел в роли мрачного покровителя трикстеров и другой святочной нечисти, прощупывающей американцев на предмет их лояльности тем или иным конституционным ценностям. В этом качестве он не может не представлять для президента США как минимум зоологического интереса.

Важно:  Что даст формат "НАТО Плюс" Украине — интервью с Николаем Сунгуровским

В то же время, подобный контекст – не говоря уже о том, что позиции двух стран как по «украинскому» вопросу, так и по иным злободневным темам являются перпендикулярными – никак не квалифицирует состоявшийся видеозвонок как «переговоры». Об этом свидетельствует как несвойственный машине российской пропаганды предельный лаконизм пресс-релиза в отношении проведенного разговора, так и ничем не выбивающийся из колеи аналогичный документ Белого Дома. Из коего документа можно заключить разве что то, что кроме Украины собеседники обсуждали еще Иран.

Иран, как недавно признал Белый Дом — вопрос сложный, но в Тегеране не должны жить иллюзиями по поводу того, что эта страна сможет спокойно развивать свою ядерную программу, пока продолжаются попытки вернуться к переговорам в отношении ее торможения или прекращения. Что, отметим, является срединной позицией между подходами администраций Барака Обамы и Дональда Трампа к этой проблеме. Очевидно, впрочем, что об Иране американцам сегодня более уместно и практично говорить с Китаем, нежели с Россией. При этом, несмотря на те, или иные трения, возникшие в последнее время между Киевом и Пекином, КНР на днях озвучила свою поддержку территориальной целостности Украины – хотя, казалось бы, Поднебесная могла бы сыграть на поле обострения существующих противоречий между своим младшим партнером в Москве и нашей страной.

Что же касается Украины, то из официальных сообщений следует, что Джо Байден не сказал Путину ничего «нового», чего бы он не говорил ранее и публично по «украинскому» вопросу. Более того, в неполных 12 строках американского релиза даже не упомянуты навязшие на зубах «минские договоренности», об которые совсем недавно в Стокгольме разбивал лоб внешнеполитический представитель Путина Сергей Лавров. Президент США «дал понять», что Америка намерена ответить на эскалацию решительными «экономическими и иными» средствами, а что касается «диалога о стратегической стабильности» (это примерно тот же формат, который существовал и в рамках «холодной войны», причем ее пиковых периодов), то он будет продолжен. Как, собственно, и со всеми странами, обладающими ядерными арсеналами – термин «стратегический», он здесь был и есть об этом, а не о каком-либо «партнерстве». Отдал Байден необходимую дань и НАТО, сказав, что сообщит о содержании разговора европейским союзникам.

Важно:  Уголь боком вылез. Как Польша пытается сломить сопротивление Чехии и ЕС

В последующем разъяснении от пресс-службы Белого Дома говорится, что президент США, в частности, пообщается по этому поводу с французским президентом Макроном, уходящим канцлером Германии Ангелой Меркель (по мнению вступающего в должность канцлера Олафа Шольца сторонам необходимо как можно быстрее вернуться в «нормандский формат»), итальянским премьером Марио Драги (по-видимому, по старой памяти — Марио Драги 8 лет возглавлял Европейский центральный банк, так что это частично и прощупывание на предмет новых солидарных санкций), а также премьером Великобритании Борисом Джонсоном, который все чаще заявляет и реализует активную политику поддержки Украины в ее противостоянии российской агрессии.

Это, собственно, и все.

Тем не менее, в связи с вышесказанным, следует также обратить внимание на непосредственно предшествовавшие видеозвонку истерики Кремля по поводу прямой военной поддержки Украины со стороны США, хотя в подобном узком смысле Вашингтон даже на гребне соответствующих настроений высказывается предельно осторожно. А также – на ротацию российских вбросов о «принуждении Украины к выполнению минских договоренностей», которые никогда не выполнялись самой РФ. В какой-то степени вызывают интерес и агрессивные заявления российских наместников в бывшей БССР, а также ОРДЛО. Или – в этой же связи – откровений уходящего главы Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганга Ишингера, и даже внезапно столкнувшейся на собственном поле с беспощадной конкуренцией за теневое российское финансирование французской депутаткой Марин Ле Пен. Другое дело, что это перемотанное изолентой колесо пропаганды в американском, британском, канадском, турецком и «скандинавском» случаях стало упираться в пока невысокую, но ощутимую стену и теперь нелепо подпрыгивает на одном месте.

 В любом случае, Байден и его администрация заслуживают уважения за выдержку и, по-видимому, извлеченные ими имиджевые и иные уроки из противоречивой кабульской эпопеи. Нарастает вероятность перехода «отношений» с РФ на следующий виток спирали – крупных секторальных и отраслевых санкций, тем более, что единственной более или менее корректно функционирующей вертикалью путинского режима является с любовью выстроенная так называемыми «системными либералами» (во многом создавшими сам по себе «феномен Путина») система Банка России и практически огосударствленной финансовой системы. Ведь мечты о «рублевой зоне» или возвращении к относительной советской автаркии давно развеяны, а полмиллиона «калашниковых», которые Путин смог на днях продать индийцам, будут оплачены рупиями – причем индийским же инженерам и рабочим. То, что о финансовых санкциях в принципе зашел разговор до, во время и после общения американского президента и российского правителя – само по себе свидетельствует о немалом накале «диалога».

Важно:  Угроза вторжения России. Какое оружие Балтия передала Украине

Наконец, «продолжительная беседа» длиной в одну строчку кремлевского релиза из города Сочи и с заметной задержкой последовавших (совершенно банальных) разъяснений со стороны аппарата на дюжину абзацев свидетельствует о том, что администрацией Байдена был учтен и «опыт Женевы», а именно необходимость окорачивать любые поползновения Путина задавать повестку дня. Явно не достигнув ничего в ходе беседы, то ли Сочи, то ли Москва сверзились на свой обычный речитатив об «освоении Украины НАТО» и «деструктивной позиции Киева», что, кроме формальностей особого интереса не представляет в силу неизменности этого речитатива на протяжении уже многих лет.

Так или иначе, Джо Байден зафиксировал общую линию «коллективного Запада», с теми исключенными из компромиссов нюансами усиления этой позиции, которые появились в американском подходе к вопросу уже после каденции его хаотического предшественника. В то же время российская сторона продемонстрировала кризис жанра. Для Америки это минимальная победа на чужом поле. Для Украины, на которую не распространяются гарантии коллективной безопасности НАТО или алгоритмы стран, являющихся суверенными союзниками США (хотя с этим не так все просто – притом, что действующее соглашение в сфере обороны между Украиной и США местами выглядит более выигрышным) это тяжелая ничья.

Очевидно, что навязчивое стремление Владимира Путина к диалогу с Западом «на всех уровнях» отнюдь не утихнет после этого разговора. Равно как и не ослабнет в ближайшие годы потенциал «пакостей», направленных на соседей и «партнеров». Но чего точно не произошло – так это какой-либо «зрады», а для того, чтобы постепенно перестать на «зраде» концентрироваться, Украине необходимо ежечасно усиливать свою обороноспособность, защищать свои экономические и конституционные свободы, ускорять модернизацию страны и скреплять новые модели региональных альянсов.

Тогда и подобные – условно, через голову, хотя это и не совсем так – разговоры американских психотерапевтов с их российскими пациентами, начнут становиться менее болезненными для нашего коллективного сознания.

Максим Михайленко, "Деловая столица"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com