«Тел очень много». Залы переполнены, мест на кладбищах не хватает В России, по данным демографов, зафиксирована рекордная смертность с 1945 года

 

Число умерших в России за последние 12 месяцев превысило 2,4 млн человек, пишут «Ведомости». Естественная убыль населения без учета миграции за последний год перешагнула отметку в 990 тысяч человек. Избыточная смертность с прошлого декабря по ноябрь уже составляет не менее 620 тысяч человек, однако около трети из них формально не связаны с пандемий COVID-19. О том, с какими трудностями столкнулись родные погибших от коронавируса, как изменилась работа похоронного бизнеса, а также о причинах роста смертности и прогнозах на будущее читайте в материале корреспондентов Север.Реалии.

Виктория Соколова из Петрозаводска похоронила свою маму в начале 2021 года. В ее посмертном эпикризе указано три диагноза: инфаркт мозга, инсульт мозга, ковид. Маме было 85, но она, по словам Виктории, была «полна энергии». Тогда местные власти «деликатно молчали» про смертность в регионе, вспоминает она, поэтому для нее было полной неожиданностью, что ждать похорон пришлось больше недели.

– В больницу я звонила сама, узнавала про документы. Мне никто не звонил. Видимо, врачи сильно загружены были. Похоронили маму только на восьмой день. Везде были очереди. В морг пришла к 15.00, но заключение получила только в 19.00. На кладбище тоже была небольшая очередь. И это Сулажгора, где только возможно подзахоронение. Думаю, что в Вилге очередь больше. И это все зимой в морозы. В мэрии, на почте все то же самое. Много умерших. В похоронном агентстве я взяла последний гроб и два венка, – рассказывает Виктория. – Власти как-то деликатно молчали про смертность. Про прививки в то время совсем ничего не говорили.

В Карелии смертность за два неполных коронавирусных года выросла почти на 40%. Такие выводы можно сделать из статистики, опубликованной региональным Управлением ЗАГС. Так, в 2019 году в республике было зарегистрировано 8814 смертей – в среднем 735 в месяц. А за десять месяцев 2021 года в Карелии зарегистрировали 10 138 смертей, это уже более тысячи смертей в месяц. Таким образом, средняя месячная смертность в регионе выросла на 37%.

В столице республики Петрозаводске дела обстоят еще хуже. Если судить по тем же цифрам Управления ЗАГС, в городе средняя месячная смертность выросла на 48%. То есть в полтора раза за два года.

– Коронавирус делает большой вклад в общую картину смертности, – говорит врач-терапевт одной из поликлиники Петрозаводска. – Много ослабленных из-за коронавируса пациентов. И у многих обострились заболевания, рухнул иммунитет. Большая головная боль – отказы от госпитализации. Такое бывало и раньше, но сейчас почему-то чаще. Причем иногда родственники отказываются от госпитализации пожилого человека, фактически обрекая его на смерть.

Фельдшер скорой помощи Ольга Чайка подтверждает: коронавирус и его последствия – основная причина смертности.

– Процент умерших непосредственно от инфекции не так велик, но обостряются хронические заболевания. Сердечно-сосудистая система страдает, эндокринная система страдает. Увеличилось число инсультов, инфарктов, причем в молодом возрасте. Мы ведь на вызове каждый раз спрашиваем о перенесенных заболеваниях, и у этих людей в анамнезе перенесенный ковид, – говорит Чайка. – Много дебютов сахарного диабета – когда у человека не было этой болезни и вдруг она появилась. Так вот много случаев, когда сахарный диабет выявляется именно во время заболевания коронавирусом. А это заболевание много осложнений за собой влечет.

Но в основной массе это люди, которые перенесли коронавирус, встали на ноги, прошло несколько месяцев – и происходит сердечно-сосудистая катастрофа.

Гробы есть, но кончились места на кладбищах

Высокий скачок смертности в Петрозаводске подтверждают и руководители муниципальных похоронных контор. На запросы Север.Реалии в минздрав региона и администрацию Петрозаводска ответы не пришли. Как рассказал местному изданию «Петрозаводск говорит» директор предприятия «Ритуал» Сергей Гриненко, из-за роста смертности им пришлось изменить график работы агентства: похороны вынуждены начинать раньше, а заканчивать позже.

Важно:  "Пешки ФСБ в Украине". Почему санкции против Козака, Волошина, Сивковича и Олийныка глупо считать смешными

«У заведующих кладбищами раньше было время заняться бумагами, а сейчас они работают, как на конвейере. Недавно одна заведующая жаловалась, что у нее перегорела лампочка, а времени оформить заявку на ее замену нет», – говорит Гриненко.

По словам руководителя муниципального предприятия «Мемориал» Дмитрия Данильева, между ними и частными конторами почти исчезла конкуренция, которая раньше была весьма жесткой.

– И у них переполнен траурный зал, и у нас. Расписание очень плотное. Настолько, что погребения не успевают проводить на третий день, как положено по традиции. Некоторые похороны переносятся на выходные дни – так тоже раньше не делали, – говорит он. Коронавирус стал одной из главной причин смертности. МУП «Мемориал» хоронит по три-четыре человека в день, и в некоторые дни покойные – это только жертвы COVID-19.

Похожая ситуация с ростом смертей почти во всех регионах России. За 2020 в Калининградской области зарегистрировали 13 289 смертей. В 2019 году этот показатель составлял 12 011. По данным на ноябрь 2021 года, избыточная смертность в этом году с начала пандемии коронавируса составила 1889 случаев. В декабре 2020 года избыточная смертность составляла 775 человек, что являлось рекордом на то время.

По словам представителя похоронного бизнеса Алексея Татаренкова в Калининградской области, это, пожалуй, единственная отрасль в стране, которая в последние два года чувствует себя превосходно.

– Количество ритуальных агентств за год увеличилось на 20%. И ритуальные агенты покупают себе хорошие машины, так как никто без работы не сидит. Как умирало какое-то количество людей до пандемии: домашние трупы, суицид, ДТП, онкология, сердечники, – так они и умирают, но к ним прибавилось такое же количество людей, умерших от пандемии. Смертность, конечно, большая, и она стала повыше, по сравнению с декабрём прошлого года: у нас, как и прежде, в статистику идут только те, кто умер на ковидных койках, где вирус идентифицирован, и не идут люди, умершие на ковидных койках, но с неидентифицированным вирусом, – говорит Татаренков.

Однако, по его словам, в этом году к высокой смертности минздрав региона подготовился лучше, чем в прошлом.

– Если в том году мы даже не знали, куда складывать трупы, не было даже подготовлено помещение под такое количество умерших, то в этом году привезли и установили большой холодильник, бригады, которые перевозят тела, снабжены индивидуальными пакетами для трупов, чего в прошлом году не было. По вскрытиям нет таких больших задержек. Судмедэксперты работают в три смены. А ещё год назад – в одну, – рассказывает он.

Столкнулась область в прошлом году и с нехваткой гробов. Раньше их завозили из Москвы, Новосибирска и соседней Польши. Но в Польше сложилась такая же ситуация по смертности, и поляки перестали продавать гробы. В итоге родственникам умерших приходилось ожидать очередных поставок по несколько дней. Все эти факторы увеличивали сроки захоронения вплоть до двух недель. В этом году поляки увеличили мощности производства, поэтому перебоев с поставками гробов нет. Единственная проблема, которая ожидает Калининград, по словам Татаренкова, это нехватка мест на кладбищах.

– У нас есть устное распоряжение власти не продавать дополнительный участок земли под захоронение. По федеральному законодательству о похоронном деле, муниципальное кладбище (а они все в Калининграде муниципальные) обязано предоставить дополнительный метр земли под родственные захоронения. А в Калининграде кулуарно решили не продавать второй участок земли, что есть прямое нарушение закона о похоронном деле, идёт ущемление прав населения. Но народ у нас не возмущается, никуда не пишет, ни в прокуратуру, ни в органы власти, поэтому как-то так. Это все произошло именно во время пандемии. У нас просто не хватает земли под захоронения, – говорит он.

По словам исполнительного директора Союза похоронных организаций и крематориев (СПОК) России Елены Андреевой, все объекты инфраструктуры, связанные с ритуальными услугами и хранением тел, в том числе и медицинские объекты – морги, работают в напряженном режиме из-за увеличенной смертности.

Важно:  Другое вторжение Кремля

– Эта проблема по всей России существует, особенно когда идут волны. Мы понимаем, что у нас скачкообразная ситуация: когда-то меньше, когда-то больше. В период лета мы все наблюдали эту ситуацию, – рассказывает Андреева. – У нас есть необходимость расширять материально-техническую базу: строить хранилища и увеличивать количество моргов. В настоящий момент это проблема, потому что тел очень много. Даже в обычной ситуации есть необходимость в этом. Мы говорили и до пандемии о том, что нам надо развивать инфраструктуру, но сейчас это очевидно: у нас не хватает объектов, чтобы справляться с периодами нагрузки.

Андреева считает, что необходимо улучшать количество и качество работы моргов. Чтобы не было очередей в моргах, в Петербурге, например, заработала система электронной очереди. Так город пытается упростить процедуру похорон, чтобы людям было легче переживать эту ситуацию.

– В Петербурге в бюро судебно-медицинской экспертизы (морг №1) электронная очередь. Нет такого, чтобы ждали на улице. Конечно, время ожидания увеличилось, но город справляется. В некоторых регионах гораздо хуже ситуация. Где-то есть просто морги, а где-то бюро судебно-медицинской экспертизы. Населенные пункты могут и не иметь бюро, оно может быть областным. Отсюда и возникают вопросы с очередями, качеством и количеством хранения тел, – говорит Андреева. – По большому счету это все идет от отсутствия государственного регулирования. Мы неоднократно говорили, что у нас похоронная отрасль без министерства. На федеральном уровне, конечно, надо качественно менять контроль и регулирование этой отрасли, о чем неоднократно сообщалось.

Спад рождаемости, скачок смертности

Как пишут «Ведомости», число умерших в России за последние 12 месяцев, т. е. с декабря 2020 г. по ноябрь 2021 г., превысило 2,4 млн человек. Естественная убыль населения без учета миграции перешагнула отметку в 990 тыс. человек за последний год. Прежний антирекорд по числу умерших был в 2003 г., когда ушло из жизни 2,37 млн человек, а худшие показатели по убыли – в 2000 г., когда страна потеряла 958 532 человека. Более плачевная ситуация была только в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., когда смертность была на уровне 30–50 на 1000 человек, то есть в 2–3 раза больше, чем сейчас.

– На 1 декабря накопленная с начала пандемии избыточная смертность в России составила 950 тысяч. В Петербурге информация есть только по 1 октября – 32 тысячи человек. Львиная доля этих смертей от COVID. Если бы человек не заразился, он бы в этот период не умер, – говорит демограф Алексей Ракша. – В избыточную смертность можно включить превышение смертности от любой причины в сравнении с трендом и базовым прогнозом. В пандемию официальное число смертей от алкоголя выросло на 3 тысячи, от наркотиков на 3 тысячи. По официальной статистике, у нас выросла смертность от пневмоний в 2,5 раза. Но мы все понимаем, что это, конечно, коронавирус, а не просто пневмония.

В России нельзя быть уверенными в достоверности статистики по причинам смерти, считает демограф. По словам Ракши, определение главной причины смерти зависит от того, что запишет врач или что ему скажут записать.

– Но общую смертность не скроешь. По причинам смерти врут сильно, а общее число смертей – там врать практически невозможно. – С самого начала пандемии у нас традиционные чемпионы по избыточной смертности это республики «ДИЧ»: Дагестан, Ингушетия, Чечня. Потому что там, видимо, распространены мусульманские обряды и обычаи, и на похороны, свадьбы и дни рождения собирается очень большое число людей. Наверное, поэтому такая избыточная смертность, – говорит Ракша. – А следом уже идут Москва и Санкт-Петербург.

Важно:  Сертификация Северного потока. Германия отказалась платить России компенсацию

По данным «Ведомостей», вместе с возросшей смертностью в 2021 году в России можно посчитать потери от снижения рождаемости. И они тоже значительны – около 43 тыс. человек. Это те люди, которые отложили бракосочетание или побоялись пока заводить детей из-за пандемии, отмечает профессор кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ Александр Синельников.

Жительница Карелии Мария Александрова рассказала Север.Реалии, что именно пандемия и начавшаяся вакцинация повлияли на ее решение отложить беременность на неопределенный срок. Причем сделать это пришлось в экстренной ситуации – прямо в процедурном кабинете перед первым уколом.

– У меня не было сомнений, делать прививку или нет. Я доверяю разработке медиков и ученых, ежегодно вакцинируюсь от гриппа и регулярно – от клещевого энцефалита. Записалась в поликлинику по месту жительства без проблем, – вспоминает Мария. – Когда я стала заполнять анкету, в одном из пунктов прочитала: «Беременна/планируете беременность». Я в том возрасте и семейном положении, когда очень даже вероятно это событие в ближайший год. Обратилась к врачу, мол, в затруднении. Она замешкалась и спросила в свою очередь: «Ну вы же не собираетесь беременеть в ближайшие полгода?» Но ведь этот вопрос решается не единолично за пять минут в кабинете врача перед прививкой. Потом она добавила, что лучше все-таки не планировать. Я подумала, что перспектива забеременеть и заболеть ковидом хуже, чем не заболеть и отложить вопрос еще на полгода – до новых результатов исследований или доработанной вакцины. Муж потом согласился. Но для меня стало неприятной неожиданностью то, что никто не говорил о том, что этот вопрос надо заранее решить, прежде чем идти вакцинироваться.

Алексей Ракша, однако, отмечает, что уровень рождаемости почти не изменился, а в 2021-м даже немного вырос. На это повлияли выплаты государства при рождении детей.

– Прирост населения в России сменился на убыль с 2015 года, а с 2018-го началось общее сокращение населения. Во-первых, потому что подошла демографическая волна эха 90-х, когда была очень низкая рождаемость. Молодые люди, которые тогда родились, начали сами обзаводиться детьми, а их мало, поэтому число родившихся падает сейчас на 3% в год только из-за этого фактора. Во-вторых, начался экономический спад. Спад доходов достиг 10% с 2014 года – поэтому упала рождаемость на одну женщину. Третье: материнский капитал неожиданно продлили в самый последний момент. Это вызвало падение рождаемости вторых детей, – комментирует Ракша.

По его мнению, в России пока сложно оценить эффект вакцинации: нет четкой связи доли вакцинированных и избыточной смертности.

– Видимо, уровень вакцинации попросту недостаточен, чтобы эта связь появилась. В других странах эффект очень заметен: в хорошо вакцинированных странах смертность ниже во много раз, – считает демограф. – К концу ноября у нас заболеваемость снизилась вдвое по сравнению с концом октября. Эти каникулы помогли. Но сейчас спад заболеваемости прекратился и, возможно, мы находимся у подножия новой волны. Медленный рост уже пошел в Москве и Санкт-Петербурге и в некоторых северных и восточных областях: Мурманской, Магаданской, Амурской, на Камчатке, Сахалине, в Хабаровском крае. Пока непонятно, насколько устойчивый будет рост, и вообще: это уже вариант вируса COVID-19 «омикрон» или еще «дельта»? Факт в том, что заболеваемость за месяц снизилась вдвое, смертность тоже начала снижаться. Сейчас, видимо, у нас следующий коридор прогноза: либо мы на этом плато будем находиться до Нового года, и за это время «омикрон» будет вытеснять «дельту», а потом будут новогодние каникулы и заболеваемость сильно упадет – либо все будет происходить быстрее и хуже и заболеваемость начнет расти все быстрее и быстрее к Новому году. И тогда новогодние каникулы просто должны будут остановить это.

Виктор Фёдоров, Юлия Куликова и Евгения Иванова, "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com