Владимир Омельченко: Лукашенко действительно может прекратить транзит газа по газопроводу «Ямал — Европа» Как миграционный кризис получил газовое измерение и в чем состоит игра Путина, "ДС" поговорила с директором энергетических программ Центра Разумкова Владимиром Омельченко

 

«ДС» Миграционный кризис на белорусско-польской границе усугубляется, и Александр Лукашенко в ответ на возможное закрытие границы с Польшей заявил, что перекроет поставки газа по газопроводу «Ямал — Европа». Его проектная мощность — ни много, ни мало 32,9 млрд куб. м в год. Способен ли Лукашенко выполнить эту угрозу?

В.О. Думаю, сам он не способен, только с помощью своих восточных партнеров. По сути, через него Владимир Путин доносит месседж своим европейским партнерам, чтобы они поскорее сертифицировали Nord Stream 2, пока не поздно. В противном случае Европа может остаться без газа, и Лукашенко настроен решительно.

То есть, это такой тонкий шантаж Владимира Путина, который он осуществляет через Лукашенко. Конечно, в Кремле сидят интересные люди, они действительно могут дать команду Лукашенко прекратить транзит газа, сделать это его руками. Проводится спецоперация, а как она задумана — плана, сценария, цели и всех тонкостей мы не знаем, можем только догадываться.

«ДС» Если газопровод таки остановят, сможет ли ЕС перекрыть недостаток газа с других направлений — североафриканского, норвежского? Или резко нарастить поставки СПГ?

В.О. Нет, через упомянутые направления не сможет. Это можно будет сделать только посредством использования украинского маршрута. Тут вопрос даже не в мощностях этих направлений, а в ресурсах. Есть газопроводы, есть LNG-терминалы, а ресурсов нет.

«ДС» Почему нет ресурсов?

В.О. Часть из них уже законтрактована европейскими компаниями, но далеко не все. Оставшиеся ресурсы поделены между Китаем, Индией, Вьетнамом, Южной Кореей и другими азиатскими странами из Тихоокеанского региона, а также Латинской Америки, где сейчас растет потребление газа.

«ДС» Может ли эта угроза Лукашенко действительно подтолкнуть Брюссель не расширять санкции? Или, напротив, следует ожидать более резкой реакции — в ответ на шантаж?

В.О. Это, конечно, уже не энергетика, а чистая политика. Думаю, Европе следовало бы довольно жестко ответить. Потому что если не введут санкции, в том числе, возможно, против «Белавиа» — Лукашенко почувствует вкус крови и пойдет дальше. То есть сейчас он вместе с Путиным тестирует Запад на прочность: как далеко можно зайти, устраивая провокации и угрожая. В зависимости от ответа ЕС они будут дальше рассматривать разные сценарии.

Важно:  Между голодом и террористами: что происходит в Афганистане при талибах

Как решат в ЕС — пока непонятно. Но, судя по тональности последних заявлений европейцев, уступать Лукашенко пока не намерены. ЕС лишь рассматривает возможность проведения переговоров с ООН и Беларусью по вопросу о репатриации мигрантов, скопившихся на польско-белорусской границе, через аэропорт Гродно.

«ДС» Итак, возможное перекрытие белорусского газового транзита может добавить в нашу трубу газа — вместо газопровода «Ямал — Европа»?

В.О. Теоретически может, и это единственный маршрут, по которому Кремль может пустить газ. Но это возможность, а не вероятность. Сомневаюсь, что это входит в планы Москвы.

Кроме транзита через Украину, последствием перекрытия белорусского транзита, конечно, станет еще больший рост цен на газ в Европе. Это, безусловно, отразится и на Украине: нам очень сложно будет купить этот газ, ведь налицо нехватка ресурса, и по законам рынка она будет подталкивать цены к увеличению.

Денис Сарбей, "Деловая столица"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com