«Вышла замуж – там и умри». Похищение дагестанок из шелтера в Казани

 

В середине ноября из убежища в Казани были похищены две девушки – Айшат Сайгидгусейнова и Патимат Сайгитова. Одна из них была с малолетним ребенком на руках. Девушки утверждали, что вынуждены были бежать из семей из-за постоянного давления со стороны родственников: их избивали, не разрешали работать и не позволяли уйти от мужей-агрессоров.

Правозащитники, которые помогали жертвам домашнего насилия, рассказали, что девушек из шелтера похитили полицейские. Правоохранители же утверждают, что действовали в рамках закона. Директор кризисного центра в Татарстане Алия Байназарова заявляет о давлении силовиков: вместо того, чтобы сообщить о судьбе Айшат и Патимат, полиция проводит допросы сотрудников кризисного центра и проверяет деятельность фонда.

Айшат Сайгидгусейнова и Патимат Сайгитова обратились в кризисную группу помощи женщинам на Северном Кавказе «Марем» больше года назад. Одна из них жила в дагестанском селе Кикуни, вторая – в Хасавюрте, девушки дружили между собой. У обеих был запрос на эвакуацию: они хотели уйти от мужей, но им не позволяли родственники. Ответом было: «Вышла замуж – там и умри».

В семьях девушки подвергались насилию: все их действия контролировались, они были лишены доступа к образованию, не могли выходить из дома без позволения родни, их выдали замуж против их воли. Мужья регулярно избивали их, а одна из девушек фактически познакомилась с супругом в первую брачную ночь. Обе были лишены возможности работать. Одна из них училась в школе всего два года – она рассказывала правозащитникам, что справку об образовании в девять классов ей подделали.

Жизни Айшат и Патимат полностью контролировались сначала родителями, а потом мужьями. Им не разрешалось даже пользоваться смартфонами и соцсетями – по словам самих девушек, родители говорили, что «женщине достаточно телефона с фонариком».

Спустя год после первого обращения Айшат (вместе с малолетней дочерью) и Патимат наконец смогли покинуть дом. Обе девушки записали видео для МВД с требованием не объявлять их в розыск. Они сообщили, что покинули семьи добровольно и возвращаться не намерены (оригиналы всех записей есть в распоряжении редакции. – Прим. ред.).

В переписке с активисткой «Марем» Светланой Анохиной Айшат и Патимат не раз просили не верить словам их родных. 16 октября они выехали из Дагестана в направлении Казани, где их ждали в шелтере «Мамин дом», которым руководит Алия Байназарова. Вечером они перестали выходить на связь с волонтерами, а через несколько часов выяснилось, что девушки пропали из дома-убежища. По мнению правозащитников, которые помогали Айшат и Патимат, их оттуда похитили.

За несколько часов до пропажи отец одной из девушек звонил Светлане Анохиной и говорил, что он был неправ и зря не давал дочери уйти от мужа. Таким образом, родственники не отрицали, что с их стороны действительно оказывалось давление. Также дагестанские полицейские связывались с Анохиной и интересовались, могли ли Айшат и Патимат планировать побег в Сирию.

Мы имеем дело с государством – жутко давящей всех машиной

«Полицейские были доброжелательны и вежливо спрашивали – а почему же девочки убежали, а не обратились в правоохранительные органы? Если обращались, то мы поднимем дело и увидим, кто же такой нехороший – отказал им в помощи! Звонил и отец Айшат. Он говорил очень вменяемо. Что он сильно виноват, что уговаривал дочь терпеть и не понимал, чего это ей стоит. Сказал, что все осознал и принимает меры по ее разводу с мужем – что родственники уже пошли за ее вещами», – рассказывает Анохина.

Важно:  Семен Глузман о Голодоморе: Сталин боялся Украину и, вероятно, у него были на то основания

По ее словам, ей также звонил и другой полицейский, который говорил, что девушкам нужно пойти в отдел и там написать заявление о снятии с розыска.

«С другой стороны, оперативник Далгат, который приходил в нашу кризисную квартиру в день похищения Халимат Тарамовой, тоже говорил очень вменяемо – что не возымело никакого результата. Так что на эти вещи я уже не ведусь. Ведь мы имеем дело с государством – жутко давящей всех машиной», – говорит правозащитница.

Руководитель благотворительного фонда «Благие дела» в Казани Алия Байназарова, в чей шелтер приехали девушки и откуда они пропали, требует от правоохранительных органов предоставить информацию об их судьбе. Пока вместо внятных ответов Байназарова получила лишь повышенное внимание следственных органов.

О том, почему похищение дагестанок из шелтера в Казани угрожает всей правозащитной деятельности, Байназарова рассказала в интервью Кавказ.Реалии.

– Алия, что происходит сейчас с шелтером?

– Мы обратились в СК с заявлением о похищении – но вместо результата столкнулись с давлением. Больше недели они звонят мне постоянно, весь день. Видимо, потому что я должна была получить справку из полиции. Эта справка – ответ на мой запрос. Я требовала разъяснений по поводу пропажи девушек.

Мне уже приходил ответ от уполномоченного по правам человека в Татарстане, куда мы обратились сразу. Там написано, что мое заявление передано и Москальковой, и уполномоченному по правам человека в Дагестане Алиеву, и в СК по Татарстану. От Алиева я требовала, чтобы нам сообщили, где находятся девушки и все ли с ними в порядке. Пока что никаких сведений не дали. Только начались регулярные звонки от правоохранителей.

– Что сейчас говорят силовики, чем объясняют внимание к вашему центру?

Важно:  Арифметика морозной битвы. Мог ли вермахт взять Москву?

– Нам сказали, что «кто-то там наверху» заинтересовался нами. Задают разные вопросы, например: а кто стоит за фондом? Я отвечаю им, что стою за фондом я. Они не понимают этого. Спрашивают: а откуда у вас дом? Я отвечаю, что нам его дал в пользование благотворитель. Меня спрашивают: а кто он? На такие вопросы мы не обязаны и не будем отвечать.

– Что говорит полиция о моменте похищения?

– Я говорила с представителями Следственного комитета. И ответ был такой – якобы девушки сами позвонили родственникам и попросили их забрать. И после этого в полицию пришло обращение, что по такому-то адресу в Казани девушки находятся.

Полиция Татарстана быстро приезжает к дому. Они не заходят внутрь, девушки сами аккуратно кладут под камушек ключи, потом садятся в машину и уезжают. Дают объяснение в полиции, мол, мы приехали в Казань, посмотреть мечеть Кул-Шариф, попутешествовать. Мы думали, что это гостиница, но оказалось не так, заберите нас домой.

Они бежали от насилия, и им нужно было укрытие в шелтере

Вот такие объяснения они якобы написали. Потом пришел представитель дагестанской диаспоры, якобы чтобы доставить девушек домой. Они сейчас говорят одно и то же – мол, девушки сами написали заявление, что хотели путешествовать, а тут гостиница плохая оказалась.

У нас масса сообщений от Айшат и Патимат, у меня хранятся бумаги, которые они подписали. Разумеется, они знали, что едут не в гостиницу. Они бежали от насилия, и им нужно было укрытие в шелтере. Рассказы про гостиницу выглядят, мягко говоря, неубедительно.

– Вы видели эти заявления, написанные Айшат и Патимат?

– Нет, только слышала все на словах. Правоохранители говорят, что я увижу телефонограмму, что увижу другие подтверждающие вещи. Но пока что нам ничего не предоставили.

– А что им мешает взять и показать вам бумаги?

– Вот именно. Это первое. Есть и другие вопросы. В день их пропажи журналист ездила в отделение и спрашивала: поступали ли такие-то? Ей отвечали, что нет. Зато говорили про переодетых в форму полиции. Когда они успели передумать, нам непонятно. У нас что, полиция работает таксистами?

После того, как полиция Татарстана не дала внятных объяснений о том, где находятся пропавшие девушки, Алия Байназарова и Светлана Анохина записали видеообращения с требованием предоставить свидетельства о том, что Айшат и Патимат в порядке. У правозащитниц есть основания опасаться за жизнь и здоровье девушек – с 18 октября они ни разу не вышли ни с кем на связь.

– Что угрожает центру сейчас?

Важно:  "Вы чьи патриоты, Путина?" Жизнь в колонии-поселении после митинга

– Я пока не знаю. Я отвечаю полиции, что ответы на все их вопросы есть на сайте нашей организации. И они реально есть! Я по десять раз отвечаю на них. Но с тех пор, как пропали девочки, от меня ежедневно что-то хотят. Берут с сотрудников объяснения.

Покажите нам девочек, и мы успокоимся. Нам надо знать, что они живы

Например, недавно был поквартирный обход – точнее, это мне так сказали. Пришли в наш дом, где находится шелтер. Там никого не было, и они пошли ко мне домой и начали расспрашивать, кто содержит убежище. Были и другие вопросы – сколько человек прошло через нас за 2021 год, какова структура центра, есть ли охрана, сколько по времени у нас находятся женщины, что происходит после того, как они покидают шелтер.

– Это не похоже на простой опрос.

– Да, это точно. Но самое интересное – это устный вопрос «зачем вам это». Я говорю им: «Мне нравится, что я помогаю людям». А они: «Ну а по деньгам-то какая вам выгода?» У нас все деньги целевые. Все наши данные официальны, если надо – заходите и считайте.

– Алия, а надо ли дальше заниматься той помощью?

– У меня такой вопрос – мне жить или бояться? Я выбираю жить. И работаю дальше. Недавно нам написали в комментариях под видео – «вы больше девочек никогда не увидите». У меня по этому поводу больше всего страха. Покажите нам девочек, и мы успокоимся. Нам надо знать, что они живы.

***

Правозащитники продолжают добиваться от правоохранительных органов подтверждения тому, что Айшат Сайгидгусейнова и Патимат Сайгитова живы и находятся в безопасности. На данный момент никто из правозащитников с ними не контактировал. Планируется подача дополнительных заявлений в СК, аппарат уполномоченного по правам человека и другие ответственные инстанции.

В июне из кризисной квартиры группы «Марем» в Махачкале похожим образом была похищена чеченка Халимат Тарамова. Ее забрали дагестанские и чеченские силовики, вместе с которыми приехал ее отец Аюб Тарамов, приближенный главы Чечни Рамзана Кадырова. Тарамову вместе с волонтерами насильно вывели из квартиры и увезли в Чечню, а активисток «Марем» избили и отправили в отделение полиции. Правозащитники подали два заявления – о незаконном проникновении в квартиру и о превышении должностных полномочий полицейскими. По обоим было отказано в возбуждении уголовного дела.

В управлении СКР по Татарстану по телефону отказались дать комментарии, предложив корреспонденту Кавказ.Реалии направить официальный запрос. На момент публикации этого материала ответ на него получен не был.

 

Екатерина Нерозникова, "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com