Хватит об Украине. Когда RT покажет фильм «Москва-2042» Кадры для информационных операций россиянам приходится искать в ненавистной Америке, поскольку в самой России царит продукция со знаком "аналоговнет". И, поскольку большую часть денег, выделенных на такую закупку, крадут еще в Москве, брать приходится секонд-хенд либо реэкспорт. В общем, что-нибудь подешевле

 

На выходные, к первому ноября, а, затем, еще раз, к седьмому, российский госканал RT показал очередной антиукраинский фильм. Фильм, надо сказать, был уже сильно второй свежести: запустить его на YouTube для США, для которых он, собственно, и снимался, россияне пытались аж с 24 августа. Но, увы, фильм форменным образом не пошел. Так не пошел, как не пошла когда-то герою Войновича вегетарианская свинина «Прогресс», из прессованной брюквы в московской столовой в 2042 году. И тогда, чтобы добро не пропадало, русскоязычную версию фильма решили скормить российской аудитории – в выходные, да под боярышник, она вполне могла прокатить. Россияне люди не гордые и не особо разборчивые, они распятых мальчиков запросто глотают. Тем более, если в анонсе обещают «развенчание наиболее устоявшихся мифов, которые постоянно использовались политической элитой Украины для манипулирования сознанием избирателей, в частности, о необоснованных планах членства в НАТО и ЕС, а также о необходимости продажи земли и в других вопросах». В России, вступившей ныне в пору зрелого стабильноскрепия, средний телезритель очень живо интересуется тем, а что там у хохлов. Других-то новостей, кроме криминальной сводки, потрясающих успехов и очередной речи Путина, для него давно уже нет.

Этот показ заметил «Детектор медиа» и написал о нем. Не напиши он, никто бы фильма в Украине просто не заметил — и зря. Фильм под названием «Украина — вечное настоящее», который в описании ютуб-канала RT, а также в одинаковых рекламных статьях, опубликованных в третьестепенных американских СМИ, обещал «рассказ о трех десятилетия независимости Украины, историю которых рассказали американскому режиссеру бывшие украинские чиновники» способен и порадовать, и заставить задуматься.

Начнем, пожалуй, с радостей: фильм скучен, и смотреть его можно только по необходимости, к примеру, изучая российскую пропаганду. Снят он был с очевидной и единственной целью: оправдать, хотя бы формально, выделенные и потраченные на него деньги. Ничто другое его создателей не интересовало. Легко прослеживается и происхождение этого шедевра, прямо от фильма «Стенька Разин и княжна», снятого в городе Арбатове филиалом областной киноорганизации. Весь филиал, как мы помним, упрятали на шесть лет, а фильм, представлявший узкосудебный интерес, передали в музей вещественных доказательств.

«Американский режиссер» – ясно, что Оливер Стоун. Но нет, не угадали. Американского режиссера зовут Игорь Лопатенок, он глава и основатель студии Global 3 Pictures, которая специализируется на антиукраинских фильмах. Этот – уже четвертый, до него были «Бойня на Майдане», «Украина в огне» и «Нерассказанная история Украины».

Радует, что каждый следующий фильм Лопатенка заметно хуже и скучнее предыдущего. Его усталая муза, похожая на сдувшуюся Машу Захарову в момент перебоев с поставками в МИД РФ белого порошка, определенно выдыхается.

А что же Оливер Стоун? Как же без него? Здоров ли он, не помер ли от зловредного вируса? Увы, это пока неизвестно. Впрочем, тень Стоуна все равно стоит за спиной Лопатенка: она, в смысле, тень, продюссировала три предыдущих фильма Global 3 Pictures, а Лопатенок, в свою очередь, был продюсером фильма «Интервью с Путиным» в четырех частях, где тень Стоуна была одновременно интервьюером и режиссером.

Важно:  Украинский стартап Senstone собрал $110 000 на Kickstarter на второй гаджет

А где же сам Стоун? Его давно нет с нами: сняв когда-то талантливый «Взвод», он пошел по легкому пути дежурного разоблачателя американской военщины, империализма, бюрократии – и так далее, — словом, нужное вписать. Начал есть из рук у всяческих диктаторов, но остался при этом жить в США, рассаднике Мирового зла, отчего-то не переезжая ни в одну из воспетых им прекрасных стран, включая Россию. Эта двойственность мало-помалу его и сгубила, и он стал собственной тенью, ныне покойным талантом и скучной информационной проституткой по вызову. Так что даже если со Стоуном что-то и стряслось, это ничего не изменит в принципе, ни для кого, кроме его близких. Как режиссер и честный художник, Стоун давно уже даже не труп, а древняя окаменелость из позапрошлой геологической эпохи.

Что же касается фильма, то… Ну, во-первых, все в нем довольно стандартно: Украина не хотела уходить из СССР, но злые националисты, поддержанные американским империализмом, и не представлявшие сколь-нибудь значительной части населения ее из СССР насилием и обманом увели. При этом экономически Украина была связана с Россией очень тесно, общими технологическими цепочками. И вообще, большинство населения голосовало на референдуме за сохранение СССР.

Правда, в поддержку Акта провозглашения независимости Украины голосовало 90,32% опрошенных, а за то, чтобы Украина была в составе некоего «Союза Советских Суверенных Государств», несостоявшегося СССГ, но при этом, была там на основе Декларации о государственном суверенитете Украины, высказались 70,2 %. Но об этом фильм, ясное дело, молчит. Более того, его создатели идут на прямую ложь, утверждая, что «провозглашение независимости Украины произошло против воли народа».

Зато хорошо – хорошо в плане отработки московского заказа — раскрыта тема «второго провозглашения независимости Украины». Первой попыткой по версии создателей фильма была УНР, рухнувшая по причине «полного равнодушия Запада к украинской независимости», а вторая случилась во Львове, в июне 1941, когда «один из руководителей прогитлеровской организации…» — ну и так далее. Но и тут присутствуют фигуры умолчания: о том, что украинская независимость была немедленно прихлопнута немцами, равно как когда-то Советами, и что выбор в 1941 году в Украине был трагически невелик: сотрудничать с Гитлером или со Сталиным. Оба варианта, и это давно пора признать на уровне официальной украинской историографии, были одинаково скверными, а ОУН-УПА была организацией, которая, по крайней мере, пыталась хоть как-то лавировать между двумя одинаково преступными режимами. До тех пор, пока эта довольно очевидная мысль не станет частью украинского официального взгляда на историю и не будет официально, с предельной ясностью, транслироваться на всех уровнях, наши враги будут снова и снова трубить об украинском нацизме. И их будут слушать, потому что вот же, действительно гитлеровцы, вот лидеры ОУН, сотрудничавшие с ними по советской версии событий, а вот современный пантеон героев Украины. И что со всем этим делать? Как это примирить, притом, в пользу Украины, с неприятием нацизма и с выводами Нюрнбергского процесса?

Важно:  Прощальный привет из Москвы Ангеле Меркель

Трансляция такого видения истории возможна и, более того, необходима. Но это не может случиться само собой. В этом направлении нужно работать, упорно и долго, годами, поскольку вопрос сложен и намеренно запутан, а проблема заскорузла, как старая повязка, под которой скрывается гноящаяся рана. И, пока мы не работаем над этим, российская пропаганда снова и снова будет бить Украину в эту точку, нащупав ее уязвимость.

Не стала исключением и разбираемая российская агитка, которая, при всей ее бездарности, успешно эксплуатирует «нацистскую» тему. Создатели фильма вовсю трубят об «играх с правыми националистами», легко перескакивая на «оправдание нацизма». Тут же вбрасывается в оборот термин «социал-национализм» и следует длинный кусок, обличающий сотрудничество с нацистами – с умолчанием о том, что реальной альтернативой в существовавшей тогда обстановке было только сотрудничество с Советами.

Отдельные проблески правды в фильме ничего не меняют по общей его сути. Да, то, что украинская независимость проросла на руинах СССР и без его распада едва ли была бы реализована – правда. То, что США не желали распада СССР – тоже правда. То, что население Украины неоднородно и ориентируется частью на Запад, а, частью, на Россию – тоже правда. Но тут уже есть и замалчиваемая часть правды, которая состоит в том, что окончательный разворот в сторону от Москвы все же постепенно совершается. Не без помощи самой Москвы, кстати. Но то, что при этом наши элиты и наше общество, как, впрочем, и во всем бывшем СССР, архаичны и коррумпированы – тоже правда, и это существенно замедляет и усложняет этот разворот.

Но все эти крупицы правды, говорящие об объективных трудностях нашего роста, о нашем постепенном, медленном, растянутом на годы врастании в независимость, которую невозможно ввести никаким декретом с ноля часов объявленной даты, тщательно разбавлены в фильме прямой ложью и манипулятивной подачей. Цель же у авторов фильма одна: из тенденциозно подобранных и недобросовестно интерпретируемых фактов они собирают заказанную им конструкцию с неизбежным выводом: «Независимая Украина не имеет перспектив. Она – искусственный проект, навязанный извне, из США. Проект исчерпал себя, он нежизнеспособен, он мешает сближению Москвы и Вашингтона, создавая ненужный и искусственный повод для конфликта, и США пора отказаться от него».

Важно:  Путин, Сурков и другие каннибалы. Как Россия оправдывает свою агрессивность

Мы же слишком долго молчим, никак не реагируя на такие вбросы. Мы, к примеру, отчего-то до сих пор стесняемся последовательно сопоставлять два явления, два преступных государства, СССР и нацистскую Германию, между которым оказалась зажата Украина. Мы избегаем сравнивать их действия и масштабы этих действий, предметно и честно. К примеру, открыто говорить о том, что, при всей трагичности Бабьего яра, число его жертв было, как минимум, на три порядка меньшим, чем число жертв одного только Голодомора 30-х годов. И это еще без голода 20-х и послевоенного голода. Без репрессий между ними и вместе с ними. Без «черных батальонов» Жукова. Эти два явления, преступления нацизма и преступления Москвы отчего-то существуют в совершено разных, никак не пересекающихся, независимых друг от друга и не сравниваемых друг с другом мирах.

Так вот, пока этот разрыв не будет преодолен, вбросы, подобные очередному пасквилю Лопатенка, будут совершаться снова и снова. Честный разговор о том, за что мы не любим Россию и русских сейчас, за что не любили их в СССР, и сразу после распада СССР, и, наконец, почему немецкая оккупация, сменившая советский «рай», стала для множества украинцев — при этом отнюдь не нацистов — освобождением от гораздо худшей тирании, и воспринималась ими, по контрасту, как глоток свежего воздуха, давно назрел. Это будет тяжелый и неприятный разговор, но начать нам его неизбежно придется.

Кстати, тот факт, что сейчас в Украине президент, а в недавнем прошлом премьер – этнические евреи, и что при многих претензиях к их работе их национальность не стала предметом обсуждения – вот, вообще не интересен большинству украинцев этот вопрос, — хороший повод начать разговор и о российском мифе об «украинском нацизме». Грех не воспользоваться этим поводом сейчас, в благоприятный момент – все ведь может измениться на следующих выборах. Конечно, если новым президентом Украины окажется, к примеру, крымский татарин, — отчего бы и нет? — у нас появится повод поговорить об украинском Крыме. Но начинать разговор о том, чем всегда была для Украины Россия: до СССР, во время и после него; чем она стала для нас сегодня и почему ее финал, в виде «Москвы-2042», описанной Войновичем, неизбежен, надо сейчас. Ведь фильм с таким сюжетом RT точно не покажет. В то же время, наше молчание в ответ на российскую брехню непозволительно и неприлично затянулось — а разделять с москвичами «Прогресс» из прессованной брюквы нам определенно ни к чему.

Сергей Ильченко, "Деловая столица"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com