Мятежный остров покоряет ЕС, пока США и Китай дискутируют вокруг Тайваня Как технологические преимущества помогли Тайбэю выйти из изоляции

 

Тайваньский пролив за последние несколько месяцев стал местом концентрации напряжения. Устаревший конфликт вышел на поверхность и рискует перерасти в настоящее военное столкновение между Пекином и Вашингтоном. В мире заговорили о неизбежности захвата Тайваня Китаем в ближайшие годы, а в политических и дипломатических кругах рассуждают, готовы ли американцы защищать остров.

На этом фоне американский президент в который раз за последнее время подтвердил: США склонны защищать Тайвань. Белый дом поспешил заверить в неизменности политики страны по отношению к острову, намекнув: Соединенные Штаты и в дальнейшем намерены придерживаться «стратегической неопределенности». Обязательства США относительно Тайваня не включают жестких гарантий безопасности. И это не раз создавало определенные трудности американским президентам, когда нужно было подчеркнуть более глубокую поддержку острова.

После установления в 1979 году дипломатических отношений с КНР Соединенные Штаты, по ее требованию, согласились разорвать формальные отношения с Тайванем — островом, который контролировали побежденные коммунистами в гражданской войне беглецы-гоминьдановцы. С этого момента Вашингтон и Тайбэй связывают неформальные отношения, юридически закрепленные в Законе об отношениях с Тайванем. Этот закон способствует поддержанию экономических и «неофициальных» политических связей, а также предусматривает предоставление острову оборонительного оружия и «поддержание способности США противостоять любому применению силы или другим формам принуждения, ставящим под угрозу безопасность или экономическую и социальную систему народа Тайваня».

Гибкость формулировок закона дала возможность Соединенным Штатам на протяжении многих десятилетий придерживаться политики «стратегической неопределенности», которая не дает уверенности Тайбэю, что американские военные непосредственно вмешаются в конфликт в случае нападения Китая, а Пекину — что они этого не сделают. Такая политика помогала США удерживать стороны от необдуманных шагов, а заодно и гарантировать устойчивый статус-кво по обе стороны Тайваньского пролива.

Однако в последнее время в американском истеблишменте появляется все больше сторонников политики «стратегической определенности» для острова, учитывая усиление дипломатического, военного и экономического давления на него со стороны мощного Китая. И хотя администрация Джо Байдена заметно усилила поддержку Тайбэя, она все же предпочитает укреплять его оборонительные возможности и сдерживать КНР, а не сознательно вовлекаться в конфликт, который может иметь катастрофические последствия для региона, да и мира в целом. Как подчеркнул во время слушаний в Сенате кандидат на должность посла США в Китае Николас Бернс, «стратегическая неопределенность проверена временем и является наиболее разумным и эффективным способом предотвратить войну через Тайваньский пролив».

Важно:  Китайский шантаж. Зачем Пекин угрожает Украине

Действительно, эта формула проверена временем, но время изменилось. Экономически и военно мощный Китай все настойчивее говорит о воссоединении с мятежным островом, который считает своей территорией, не исключая и военного сценария. По этому поводу в американских военных кругах мнения расходятся. Одни уверяют, что военное вторжение с материка может произойти в ближайшие годы (по наиболее быстрому сценарию — в 2025-м), другие — что китайские власти не заинтересованы в уничтожении инфраструктуры острова и развертывании военного конфликта, поэтому своими агрессивными действиями лишь очерчивают красные линии для Тайваня. В первую очередь речь идет о недопущении его независимости. Особенно учитывая заметный рост официальной поддержки острова предыдущей и нынешней президентскими администрациями США.

Сейчас немногие могут спрогнозировать, по какой траектории будут развиваться события вокруг острова. Очевидно, именно поэтому госсекретарь США Энтони Блинкен в беседах с китайскими коллегами неоднократно подчеркивал важность поддержки открытых линий связи для ответственного управления конкуренцией между США и КНР. Это свидетельствует об осознании опасности случайного столкновения сторон, которое может возникнуть в процессе демонстрации силы и «поигрывания мышцами». А в условиях американо-китайского противостояния именно неустойчивый треугольник Китай—Тайвань—США рассматривается как наиболее вероятное место возникновения конфликта.

В преддверии саммита лидеров Большой двадцатки министр иностранных дел Китая Ван И предостерег США и их союзников от поддержки Тайваня, подчеркнув: «Если они (Соединенные Штаты. — Н.Б.) не смогли остановить принцип одного Китая 50 лет назад (тогда КНР заняла место гоминьдановской Китайской Республики в Совете Безопасности ООН), то сделать это еще более невозможно в нынешнем мире, в XXI веке». В этом — предостережение относительно судьбы Тайваня, который имеет глубокую историческую привязку к государственной политике страны и идеологии Коммунистической партии. Его утрата, помимо стратегического поражения Китая в регионе, может породить серьезный внутренний кризис и поставить под вопрос легитимность коммунистической власти.

Соединенные Штаты со своей стороны рассматривают отношения с Тайбэем не столько в контексте традиционной поддержки «ведущей демократии в Азии и важного партнера в сферах экономики и безопасности», сколько стремясь удержать мировое лидерство, которое Китай все настойчивее пытается поставить под сомнение. Помимо стратегического расположения острова, владение которым даст возможность Китаю получить контроль над важными морскими торговыми путями и создаст проблемы для Японии, Южной Кореи и стран Юго-Восточной Азии, Тайвань может стать важным козырем в американо-китайской технологической войне. Ведь сегодня он — ведущий глобальный технологический центр: тайваньские компании поставляют 63% полупроводников в мире, по сравнению с 12% США. Только компания Taiwan Semiconductor Manufacturing Co (TSMC) производит более половины мировых чипов под заказ и около 90% современных процессоров. Кроме того, в настоящее время только TSMC и южнокорейская Samsung Electronics владеют технологией производства передовых 5-нанометровых чипов.

Важно:  Ядерное соглашение с Ираном. Можно ли время повернуть вспять?

Сбой в цепях поставок полупроводников уже привел к проблемам в мировом автопроме, производстве компьютеров, мобильных телефонов и т.д. и указал на глубокую зависимость американских и европейских компаний от азиатских производителей. Это побудило Европейский Союз и Соединенные Штаты принять собственные стратегии по разработке и производству полупроводников на своих территориях, чтобы вернуть «стратегическую автономию», добровольно утраченную в 1990-е годы из-за перемещения производств. Однако ее реализация на практике требует больших инвестиций и времени. Так, например, несмотря на миллиардные вложения в полупроводниковую отрасль, Китай до сих пор далек от достижения технологического самообеспечения. Его производители пока могут удовлетворить лишь 10% собственного спроса, на который приходится более трети мирового производства полупроводников. Это порождает еще больше волнений по поводу китайских намерений в отношении Тайваня, особенно на фоне ограничения доступа к американским передовым технологиям и усиления технологического противоборства с США.

Власти острова воспользовались обеспокоенностью Европейского Союза угрожающей политикой Китая как шансом вновь напомнить о себе, предложив свои услуги в области технологического сотрудничества. ЕС долго оставался в стороне от тайваньской проблемы, пытаясь избежать напряжения в отношениях с Пекином. Поддержка политики «одного Китая» в последние годы требовала полного ограничения контактов с демократическим островом. Желание наладить экономическое и культурное сотрудничество с Тайбэем через открытие представительств обернулось для Литвы показательным наказанием: введением торговых ограничений и отзывом послов. Китайские угрозы не сработали, однако стало известно, что Тайвань согласился помочь Вильнюсу в обучении местных инженеров и строительстве завода по производству микрочипов.

Литовский кейс привнес определенное разочарование в сотрудничестве с Китаем в странах Южной и Восточной Европы, рассчитывавших на значительные инвестиции вследствие реализации проектов инициативы «Пояс и Путь». Тенденция положительного отношения к Тайваню среди стран-членов ЕС стала более четкой не только под влиянием политики Джо Байдена, которому удалось вывести тайваньский вопрос на международный уровень, но и вследствие рефлексии на неоправданные ожидания и усиление при этом агрессивного поведения Китая.

Важно:  Основным плацдармом России для "внешней экспансии хаоса" опять станет Украина?

Логично, что наступление на Литву было отрицательно воспринято не только официальным Брюсселем, но и государствами-членами ЕС. Это довольно скоро породило обратную реакцию. Одновременно с визитом министра иностранных дел КНР Ван И в Рим на саммит двадцатки, в Чехию, Словакию и Литву прибыла тайваньская делегация в составе официальных лиц и представителей бизнес-кругов. Главный же дипломат острова Джозеф Ву посетил Брюссель для «неофициальной» встречи с политиками ЕС, занимающимися вопросами АТР. 3 ноября Тайбэй посетила первая официальная делегация Европарламента. Перед этим европарламентарии призвали ЕС делать больше для защиты демократии на Тайване и выступили за усиление торгово-экономических отношений с ним.

Нынешние благоприятные условия для острова возникли благодаря стечению множества отдельных факторов и ограничиваются принципом «одного Китая», поэтому мало что изменят в статусе самого острова. Соединенные Штаты пытаются усилить оборонные возможности Тайваня, чтобы повысить цену в случае китайского вторжения. Эта цена может увеличиться еще и за счет поддержки других стран. И не только азиатских союзников США, но и ЕС, долгое время предпочитавшего прагматичный подход к отношениям с Китаем.

Наталия Бутырская, "Зеркало недели"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com