Армейское рабство. Как офицеров не отпускают с военной службы В России около 20 военных вузов, где каждый год выпускается около двух тысяч офицеров. Поскольку учатся они на бюджетной основе, то после университета должны несколько лет прослужить в армии по контракту. При этом Минобороны России гарантирует обязательное трудоустройство выпускников, так как подготовка в высших военно-учебных заведениях сразу организуется под конкретные "рабочие места" – воинские должности

 

Курсанты высших военно-учебных заведений находятся на полном материальном и социальном обеспечении (проживание, питание, обмундирование, денежное довольствие и др.), в среднем их учеба обходится государству примерно в 50 тыс. рублей в год. Однако часть выпускников военных вузов пытается уволиться из армии в первые же месяцы службы. Все они говорят, что занимаются на службе совсем не тем, чему учились, а реальная жизнь в армии слишком отличается от парадной.

Михаил Кочет – действующий офицер, лейтенант медицинской службы. Окончил военный учебный центр при Ростовском государственном медицинском университете в июне 2021 года, врач общей практики. По распределению был направлен в воинскую часть поселка Персиановский Ростовской области на должность командира взвода – начальника отделения сортировочного взвода. В службе разочаровался практически сразу, говорит он Радио Свобода, поскольку медициной непосредственно занимался раз в неделю, а остальные дни бумажной работой, личным составом и техникой.

– Эта должность оказалась совсем не связана с медициной, собственно, то, ради чего я учился шесть лет в университете, тут не нужно. В основном я занимаюсь личным составом и техникой. То есть раз в неделю осматриваю срочников с температурой 37 градусов, которые пытаются от службы откосить, если что-то посерьезнее, то мы обязаны сразу в госпиталь направить бойца, если есть подозрение на ковид – тоже туда, но за контакты с ковидными никаких доплат нет. Зарплата низкая и не соответствует объему выполняемых работ: в итоге частые переработки и совсем нет личного времени, – рассказывает он.

– В общем, я решил уволиться из армии, хотя из общения с другими офицерами знаю, что сделать это сложно. Решил увольняться по нарушению условий контракта, это подразумевает, что я возвращаю федеральные средства, которые были затрачены на мое обучение, а это около 400 тысяч рублей. Так вот, я хочу их вернуть и проститься с армией. Казалось бы, нет ничего сложного: заплатил – и ты свободен. Но на практике прежде чем уволить, лейтенанта вызывают на ряд бесед разные должностные лица. И каждый пытается надавить, предлагают остаться, перевести куда-то. Документы при этом должны пройти ряд инстанций. И если просто сидеть и ждать, то это занимает больше полугода. Между тем пандемия не заканчивается, я мог бы, будучи врачом, на гражданке приносить больше пользы, ведь врачей почти во всех регионах не хватает, они истощены физически и морально, об этом постоянно говорят.

Через неделю после того, как Кочет подал рапорт на увольнение, его отправили в командировку в штаб Южного военного округа. Уже там ему сказали, что в часть действительно направили телеграмму, но не на его имя. Михаил вернулся обратно в часть, доложил, что приказ выполнил. В части сказали, что приказ был все же на его имя. Он обратился в штаб полка и лично увидел, что телеграмма на другого человека.

– Я тут же написал рапорт на командира полка об отмене незаконной командировки. Спустя сутки приказ был отменен. Для чего это делается? Чтобы отодвинуть сроки увольнения, – считает Кочет. – В среду, когда я выложил видеообращение у себя на странице, где рассказал, что хочу, но не могу уволиться, меня снова несколько раз вызывали на беседы, так я узнал, что меня опять хотят отправить в какую-то непонятную командировку. И мой случай не уникальный, такая проблема везде. Многие лейтенанты, десятки моих знакомых по всей стране, тоже столкнулись с такой ситуацией: хотят уволиться, готовы все возместить, но их не отпускают. Согласно Конституции Российской Федерации, труд свободен, каждый вправе выбирать род деятельности, профессию, принудительный труд в России запрещен.

Важно:  Вторжение России в Украину. В Киеве назвали причину

Кочет говорит, что купился на красивую картинку, которую везде транслируют о состоянии российской армии.

– Говорят же, что зарплаты в армии большие, квартиру можно от государства получить, учеба опять же бесплатная, работа в госпитале и на передовой, вот я и повелся. А как попал на службу, так на тебе оклад 30 тысяч (максимально со всеми выплатами было 49 тысяч) и возись с техникой без выходных, а я же лечить хочу, в ординатуру поступить, больными заниматься, – говорит он.

Кочет уже специально опаздывал на службу, но в части это не хотели фиксировать, подавал жалобы в прокуратуру, но все бесполезно. «Видеообращение сделал от бессилия, в надежде, что это хоть как-то сдвинет дело с мертвой точки», – объясняет он.

Офицер Игорь Колесник смог уволиться только после того, как предал свою историю огласке. Он окончил одно из военных училищ в Санкт-Петербурге и проходил службу в Майкопе, через год решил уволиться. Офицер написал рапорт еще в марте этого года, и ему назначили аттестационную комиссию, которая состоялась через две недели. По словам Колесника, начальство сразу было настроено против увольнения – его обещали отправить в неблагополучные войсковые части, где бы он «гнил в полях», и угрожали возбуждением уголовного дела.

Свое нежелание служить в армии он объяснил тем, что так называемая «медийная» армия, которую показывают в репортажах по госканалам, на деле очень сильно отличается от реальной. И искреннее желание служить родине постепенно превратилось в необходимость «оттарабанить» пять лет контракта. Потом и оно пропало. Колесник готов был сразу оплатить затраченные на его учебу госсредства, только бы его отпустили.

– За шесть лет (вместе с учебой в вузе. – РС) моего пребывания в Вооруженных силах армия поменялась очень сильно. По сути, сейчас это сплошная показуха. Главная проблема – это низкая заработная плата, – рассказывал он в интервью Север.Реалии. – Но не только. Даже после того, как я выпустился из вуза, я столкнулся с низким качеством подготовки личного состава. Боевая подготовка практически не проводится. Она проводится только для фотоотчетов. И вместо того, чтобы заниматься личным составом, заниматься боевой подготовкой, командиры, в том числе и я, должны заниматься бюрократической работой. Это постоянные бумажки, которые к боевой подготовке не имеют никакого отношения.

Важно:  Гибридный вирус. Кому нужны протесты антивакцинаторов в Европе

Когда молодой офицер приходит в войска (я не знаю, как в других частях, но в моей части это есть), поддержки со стороны старших офицеров он не получает абсолютно никакой. А только постоянные упреки в свой адрес. Его ругают, причем ругают некорректно. Я лично сам с этим сталкивался и видел, как в такую ситуацию попадают другие молодые офицеры, которые совсем недавно выпустились. Их ругают при личном составе. Бывает, что и матом. Конечно, я отдавал себе отчет, куда я иду, но я не думал, что все будет настолько анекдотично. И все стереотипы про армию не просто совпадают с реальной жизнью, они в армии даже больше, чем во всех этих анекдотах и стереотипах.

Колесника уволили из армии через три недели после публикации. Он уже выплатил все деньги за учебу, устроился на хорошую работу, живет рядом с семьей, рассказал он Радио Свобода.

– Чувствую себя сейчас отлично, нет ощущения, что занимаешься не пойми чем, какое было в армии. Работу нашел очень быстро, меня спросили, почему уволился, я ответил односложно, подробности никого не интересовали, зарабатываю сейчас больше, чем в армии. Грамотного специалиста, который хочет нормально работать, на гражданке оторвут с руками и ногами, – говорит бывший офицер. – Мне очень многие ребята звонили потом, которые тоже хотят уволиться, причины у них те же, что были у меня: надоело, не нравится, картинка для телевизора сильно отличается от того, что на самом деле. И я их понимаю.

Я им всем советовал и другим советую: если решили уволиться, то нельзя отчаиваться, какими бы карами небесными вам ни грозили. Надо идти до конца… Я хочу реализовать себя по своей специальности – инженер-дорожник, расти как профессионал, надеюсь, что мои старания будут оценены, в отличие от тех же Вооруженных сил. Очень обидно, что из престижной сферы деятельности, в которую стремились многие молодые люди, армия превратилась в организацию, из которой бегут.

Адвокат Александр Островский говорит, что государство тратит на обучение курсантов десятки миллионов рублей, а фактически эти деньги оказываются выброшены на ветер.

– После обучения бывшим курсантам не создают нормальных условий, чтобы они хотели нести службу, а на голом патриотизме уже давно никуда не уедешь. Люди получают хорошее образование и хотят адекватных условий труда и быта, не желая тратить свою жизнь на преодоление «тягот воинской службы», – рассуждает Островский. – Власти, впрочем, видимо, тоже уже поняли, что образованную молодежь надо в итоге серьезно заинтересовать, поскольку в ближайшие три года расходы по статьям «Национальная оборона» и «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» увеличатся совокупно почти на 1 трлн руб. и составят около четверти всех расходов государства.

Военный юрист Евгений Н. (попросил не указывать свою фамилию) говорит, что в коллегию поступает много обращений от желающих досрочно прекратить контракт, но этого, даже если выплатить затраты на обучение офицера, по закону сделать очень сложно.

Важно:  Третья эпоха путинизма

– Военная служба изначально предполагает как ряд социальных благ, так и свои ограничения, одно из которых – невозможность уволиться тогда, когда ты хочешь, как это позволяет сделать Трудовой кодекс, просто предупредив работодателя за две недели. И это, в общем-то, правильно: дело не только в деньгах, но и в том, что государство рассчитывает на офицера, строит на него планы, ротации и т. п., все это важно. Человек, когда связывает себя с армией, должен изначально понимать, чем это для него обернется. И что служба требует определенных жертв и надо быть к этому готовым, – поясняет он. – Мы в обязательном порядке все это разъясняем, кто-то передумывает, кто-то, наоборот, идет на обострение ситуации, лишь бы все равно уволиться, пусть даже и по компрометирующим признакам.

Адвокат Александр Передрук считает, что глупо и неэффективно прежде всего для самого государства и его обороноспособности удерживать офицеров, которые не хотят служить.

– Они и ИП открывают, что запрещено законом, и на службу не выходят, и чего только не придумывают, лишь бы их наконец уволили, везде жалуются, ибо, конечно, у них есть право не служить, а реализоваться в другом месте, – говорит он. – И мне непонятно, почему Минобороны не хочет упростить процедуру разрыва таких отношений, если офицер готов компенсировать все расходы, а не удерживать его в армейском рабстве любой ценой.

Никто из экспертов не берется оценить, сколько в итоге молодых офицеров в первые же годы службы увольняется из армии. Официальный запрос в Минобороны, в котором Радио Свобода просит предоставить информацию о том, сколько ежегодно происходит увольнений через один-три года по окончании высшего учебного заведения, с чем это связано и в чем причина того, что желающим досрочно уволиться чинят в этом препятствия, остался без ответа. Но жалобы на огромные сложности при желании разорвать контракт регулярно появляются в паблике. В августе этого года на невозможность уволиться жаловался офицер Кирилл Оленьев. После Военной академии материально-технического обеспечения в Санкт-Петербурге в мае 2020 года, он по распределению попал в Йошкар-Олу. И через год решил уволиться из-за низкой зарплаты и еще из-за того, что выполнение воинских обязанностей сводилось к земляным работам, уборке территории и покосу травы. Четыре месяца его документы путешествовали по воинским частям, дивизиям и армиям и возвращались обратно. В итоге офицер записал видеообращение после которого, как выяснило Радио Свобода, его наконец уволили. В октябре аналогичную историю рассказал выпускник воронежского военного учебно-научного центра ВВС им. Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина Максим Мелешкин. Его рапорт об увольнении военное начальство рассматривает уже полгода. По его словам, «документы просто волокитят, либо приходят отписки».

Елизавета Маетная, "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com