Андрей Рыженко: Мы покончили с непонятной осторожностью, применив «Байрактар» в ООС О последствиях применения ВСУ "Байрактаров" в зоне ООС "ДС" поговорила с экспертом Центра оборонных стратегий, капитаном 1-го ранга запаса Андреем Рыженко

 

«ДС» 26 октября ВСУ впервые применили в зоне ООС беспилотник «Байрактар». Что побудило главнокомандующего Валерия Залужного отдать такой приказ сейчас?

А.Р. Я сейчас не вижу привязки этого события к какому-нибудь чрезвычайному мероприятию. Есть тенденция обострения событий на фронте и думаю, что в прошлом была с нашей стороны непонятная осторожность. Не знаю, чем конкретно она была обусловлена, но здесь главнокомандующий отдал приказ абсолютно законный, потому что уничтоженная гаубица находилась на оккупированной территории Украины, предпринимала попытки огневого поражения подразделений ВСУ. Здесь просто по закону нужно правильно реагировать. Мы применили оружие в соответствии с Законом Украины «О Вооруженных Силах», там есть отдельная статья о его применении. В 2014 году этой статьи не было и не было понятно, как применять оружие на нашей территории, что, конечно, усложняло ситуацию.

В данном случае оружие было применено точечно – непосредственно по наносившему удар объекту. В распространенном в СМИ видео можно было увидеть, что гаубица стреляет, а после этого уже по ней наносятся удары. Думаю, что это нормальная профилактика, и такая практика только должна наращиваться. Этой гаубицы там не должно быть, потому что это запрещенное в той зоне оружие. К тому же, это наша территория, а они наносят из нее провокативные выстрелы. Поэтому абсолютно верное решение, и я его абсолютно поддерживаю.

«ДС» Регламентируется ли применение в ООС беспилотников «Байрактар» документами, подписанными Украиной? Например, представитель ОРЛО в ТКГ Родион Мирошник считает, что, применяя БПЛА на Донбассе, командование ВСУ «нарушает пункт минского меморандума о запрете полетов боевой авиации и иностранных БПЛА вдоль линии столкновения»…

А.Р. Эта позиция абсолютно не аргументирована, потому что задокументировано ведение огня с этих территорий, на которое мы должны реагировать. Если бы «Байрактар» нашел во время свободного поиска какую-нибудь гаубицу, которая была не задействована, тогда было бы другое дело. В данной же ситуации беспилотник подняли, чтобы обезвредить эту пушку, когда она уже наделала дела. В этом случае мы однозначно ничего не нарушили, потому что был прецедент применения со стороны боевиков запрещенного оружия по нашим позициям.

Важно:  В чем сила? Как российское кино дегуманизировало украинцев

«ДС» Мы показали, что готовы отвечать на их обстрелы «Байрактарами». Что российские оккупанты могут противопоставить этому?

А.Р. Этому с их стороны может противодействовать РЭБ или какая-либо система ПВО. Тот же ракетно-зенитный комплекс «Панцирь-С», если они его подтянут, или система «Тунгуска».

«ДС» Вспоминая историю использования «Байрактаров»: средства РЭБ в Карабахе, Ливии или Сирии были против них эффективны?

А.Р. Все самые современные российские средства РЭБ находятся сейчас на Донбассе и не уверен, что они сегодня есть в Сирии, Ливии, Карабахе. Это такая вещь, что везти их далеко россиянам нет смысла, перетащили через границу, активировали и все. То есть там их не было, а здесь они есть, и они их массово тестируют. Эти системы нужно выставить на точку, настроить… Как было в Сирии, они ПВО С-400 завезли, но «Томагавки» сбить не смогли. У С-400 тоже есть ограничения, потому что по ракетам она действует на дистанции всего 25-30 км.

«ДС» Можно ли считать удар «Байрактара» по 122-мм гаубице Д-30 окончательным завершением перемирия де-факто?

А.Р. Окончание перемирия – это дело политиков, политическое соглашение. А здесь было исключительно военно-тактическое действие. Думаю, что непосредственной причинно-следственной связи здесь нет.

Денис Сарбей, "Деловая столица"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com