«Из меня делают предателя родины». Первые дела на иноагентов 12 октября российские "физлица-СМИ-иноагенты" узнали о первых административных делах по протоколам Роскомнадзора – за смену аватарок в соцсетях и репосты без дисклеймера "ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ…". Ведомство трактует это как "нарушения порядка деятельности иностранного агента". Первыми под прицел Роскомнадзора попали журналист Степан Петров из Якутии и правозащитник Лев Пономарев из Москвы.

 

Маркировать себя как иноагентов, создавать юрлица, отчитываться за каждое поступление на банковскую карту и каждую покупку кефира и батона на 86 листах в Минюст, а кроме этого оформлять еще около тридцати отчетов в год журналистов обязали в декабре 2019 года. Именно тогда в российский закон «О СМИ» власти внесли соответствующие поправки.

Теперь Минюст может признать иностранным агентом и внести в специальный реестр любого человека, если тот одновременно: публично распространяет сообщения и другие материалы (например, фото, видео, аудио), созданные иноагентами, и получает иностранное финансирование (деньги или имущество). При этом совершенно необязательно, чтобы одно было связано с другим.

Если человек отказывается или забывает указывать под каждым своим сообщением или комментарием в соцсетях, что он, по версии Минюста, иностранный агент, не создает юрлицо или допускает ошибку в одном из отчетов, его положено судить за «нарушение порядка деятельности иностранного агента» – это статья 19.34.1 административного кодекса. Если человека дважды обвинят в таком «нарушении», на третий раз ему грозит уже уголовное дело за «злостное уклонение от исполнения обязанностей иностранного агента» с тюремным сроком от двух до пяти лет – статья 330.1 УК РФ.

Первые «физлица-СМИ-иноагенты» в списке Минюста появились в декабре 2020 года, таковыми были названы журналисты Сергей Маркелов из Карелии и Людмила Савицкая и Денис Камалягин из Пскова, активистка и учительница Дарья Апахончич из Санкт-Петебурга, правозащитник Лев Пономарев из Москвы. Сейчас в реестре Минюста уже 56 человек. Все они оспаривают свой статус в судах, но пока безуспешно.

«Они стимулируют меня больше работать»

Первым о своем административном деле по статье 19.34.1 узнал восьмидесятилетний правозащитник, один из основателей «Мемориала» (общество находится в списке НКО-иноагентов с 2016 года), председатель Национальной общественной организации «За права человека» Лев Пономарев. Роскомнадзор нашел у него 20 репостов в «Фейсбуке», два поста в «Инстаграме» и 13 постов в «Твиттере», опубликованные без приписки 24 слов капслоком о том, что «ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО…»,

– У меня один протокол за пятьдесят замечаний – не пойму, пощадили что ли? – удивляется Лев Пономарев. – У других два замечания и два протокола сразу. У меня 5000 друзей в фейсбуке, еще 1000 в очереди на принятие и 12 тысяч подписчиков. Не маргинальный у меня фейсбук, как видите. Я знаю, что его читают. Теперь понимаю, что они хотят мне помешать быть активным в фейсбуке. Даже репосты нужно сопровождать плашкой – ну, это же полный бред. Перепосты я, видимо, теперь перестану делать. А сам буду только больше писать содержательных постов вместо репостов: они стимулируют меня работать. Я сознательно нарываться на уголовное дело не буду, но если возбудят, значит, такова судьба.

Вариант эмиграции из России правозащитник даже не рассматривает: «Я твердо решил, что нет».

Важно:  Прикопать по правилам. Зачем Кремлю понадобился новый ГОСТ массовых захоронений

– Не-не-не. У меня вся жизнь построена на борьбе. Я всю жизнь стараюсь сделать Россию европейским государством. Мне 80 лет, и я буду идти дальше, – обещает Лев Пономарев.

Его защитник, член команды интернет-издания Sota Олег Еланчик приходил знакомиться с протоколом Пономарева в Минюст. Еланчик рассказал, что дело Льва Пономарева началось с поручения бывшего сотрудника ВГТРК, а ныне заместителя руководителя Роскомнадзора Вадима Субботина. «Направляю список публикаций физических лиц в соцсетях, которые распространены в нарушение действующего законодательства об административных правонарушениях», – написал он коллегам из Северо-Западного и Центрального управлений Роскомнадзора и поручил им составить протоколы.

Обновления аватарок и немаркированные репосты сотрудники Роскомнадзора сняли на видео и записали для надежности на диск. У Льва Пономарева на его странице в «Фейсбуке» установлена обложка с надписью, что все сообщения здесь СОЗДАНЫ И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНЫ ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА. Но Роскомнадзор не считает это достаточным информированием других пользователей.

«Таким образом, страницы социальных сетей созданы для распространения сообщений и материалов Льва Пономарева. Все посты должны сопровождаться указанием на то, что распространены иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента», – написала в протоколе начальник отдела контроля и надзора в сфере массовых коммуникаций Асия Матюнина.

Защитник Пономарева Олег Еланчик в ответ написал, что с протоколом не согласен, потому что привлечение к ответственности за публикации в соцсетях без маркировки противоречит Конституции и Европейской конвенции о правах человека. «Действия Пономарева не представляют угрозы конституционным ценностям и не наносят окружающим вреда», – добавил Еланчик.

– Логика здесь совершенно убитая, как и у полиции. На странице Льва Александровича появляется публикация. Неважно – перепост, не перепост. Пономарев ведь размещает – все, значит, это он создал или распространил сообщение, считает Роскомнадзор. Сегодня ждать от власти можно всего. Это безумие совершенно натуральное. В законе речь идет о сообщениях и материалах, издаваемых СМИ – иностранным агентом, нельзя предположить, что какое-то автоматическое обновление, автоматический пост, который Facebook генерит, когда вы меняете себе фотографию, это нужно маркировать. Никому в здравом уме это не придет в голову. Но Роскомнадзор в данном случае может дойти до любого абсурда. Это мы увидели, – констатирует Олег Еланчик.

«Из меня делают предателя родины»

Еще один протокол 19 октября получит в якутском Роскомнадзоре руководитель общественной организации «Якутия – Наше Мнение» (которая имеет консультативный статус при Экономическом и Социальном Совете ООН), председатель якутского регионального отделения Национальной общественной организации «За права человека» Степан Петров. Письмо о протоколе пришло ему 12 октября.

– Я не согласен с решением, что я иноагент. Считаю это актом беспрецедентного волюнтаризма отдельных должностных лиц Министерства юстиции России в отношении меня, добропорядочного гражданина и гражданского активиста, стоящего на страже интересов государства и общества России. Выражаю протест правовому нигилизму, лежащему в основе данного решения, – говорит Петров.

Удостоверение Степана Петрова
Удостоверение Степана Петрова

Он в течение десяти лет как аккредитованный Министерством юстиции России антикоррупционный эксперт и руководитель организации-эксперта вносил свой посильный вклад в защиту прав человека – делал антикоррупционные экспертизы правовых актов.

Важно:  Предложение альянса. Зачем Шойгу продает Байдену китайского генерала

– Я посвятил всю сознательную жизнь служению народу, обществу и государству, – говорит Степан Петров. – И меня крайне возмущает, что сейчас из меня делают предателя родины, врага государства, хотя пытаюсь сделать что-то полезное для государства и общества в условиях недостатка всех видов ресурсов. Министерство юстиции России вынесло мне «благодарность» в виде включения меня в реестр иностранных агентов. Считаю это крайней несправедливостью, оскорбляющей мое достоинство гражданина России. Возмутительно, что этот произвол и беззаконие устроило ведомство, которое само должно охранять закон, а не нарушать его.

– Дело резонансное, первое в России. Если последует уголовное преследование – это будет показательный процесс. Возможно, готовятся к этому, – рассуждает адвокат Семен Петров, который будет защищать якутского правозащитника.

«Испортить жизнь независимым журналистам»

В поручении о составлении протокола на Пономарева есть и требование к управлению Роскомнадзора по Северо-Западному ФО составить протокол на признанного в декабре 2020 года иноагентом журналиста Сергея Маркелова. Ему вменяют смену аватарки без маркировки, пост о подарке на день рождения и репост фильма издания «7×7» «Чьи агенты».

Маркелов рассказал Север.Реалии, что сейчас имеет законное, документально подтвержденное право не исполнять требования, которые предъявляются к иноагентам. С марта 2021 года у него идет суд с Минюстом, где журналист пытается доказать властям, что никакой он не иноагент, а репортер, делающий свою работу. И суд на время всего процесса официально приостановил для Маркелова необходимость ставить маркировку и отправлять отчеты в Минюст.

– Все равно это нервирует, – признается журналист. – Мне вчера скинули информацию – вот, мол, на тебя хотят протокол составить. А у меня заказное письмо какое-то лежит на почте. Вчера полдня потратил на выяснение, оказалось, письмо не от Минюста. Но ненормально, что в XXI веке, когда изобретают лекарство от рака, когда люди в космос летят снимать в фильм, человека могут заставить называть себя иностранным агентом, писать какой-то дисклеймер, отправлять отчеты о том, какие прокладки, лекарства, презервативы он купил. Это просто абсурд и антиутопия, которая оживает на глазах. Это абсолютно антиконституционно и античеловечно! Это противоречит всем нормальным представлениям о нормах человеческого права и всего остального. Ни у кого ничего не щелкает, все такие: «Ну, ладно, окей, проживем так теперь». А этого не должно быть!

При этом Маркелов скептически относится к петиции «ОВД-Инфо» об отмене «Закона об иноагентах», которую уже подписали более 180 тысяч человек.

– Сейчас началась кампания по отмене закона. Это смешно. Честно. Мы хотим, чтобы отменили закон. Иначе что? Этот закон придумали не для того, чтобы его отменять. Его придумали, чтобы испортить жизнь независимым журналистам – таким, на которых сложно было повлиять. Я – какой-то Маркелов непонятный, даже не из Москвы, а из Петрозаводска – говорил о том, что государство не справляется со своими обязанностями. И в государстве, которое понятно, как работает, зачем такой Маркелов?! Конечно, он не нужен. И закон сделали этот для того, чтобы ухудшить жизнь, а не для того, чтобы его отменить, – говорит Маркелов.

Важно:  "Получите по полной!" Как будут штрафовать автомобилистов

Закон об иноагентах изначально принимался для того, чтобы иметь возможность преследовать несогласных, ссылаясь на некие действующие в России нормативные акты, объясняет медиаюрист Галина Арапова, сама признанная иноагентом – уже в личном качестве. Она возглавляет Центр защиты прав СМИ, который состоит в реестре НКО-иноагентов с 2015 года.

– Если приняли закон, то это как ружье – оно выстрелит. Его утвердили, чтобы применять. Для чего они его применяют – это уже вопрос не правовой, он скорее про политические их намерения. По моему убеждению, они это делают для того, чтобы люди не высказывались, для того, чтобы подавить свободу распространения информации, свободу слова, чтобы не было больше никаких критических высказываний о властях. Первые дела за «нарушения» – это тоже очень мощное давление на журналистов, на медиасообщество, на российских граждан. Все теперь вынуждены принимать для себя решение – либо они свободные люди мира, которые имеют право высказываться, могут быть международными экспертами, работать на иностранные средства массовой информации мирового уровня. Либо уезжать в деревню и никогда уже не говорить публично о политике, не высовываться, не высказываться, ни с кем не сотрудничать. Такой выбор, – говорит Арапова.

Она уверена, что всем, кто признан иноагентом и не согласен с этим статусом, стоит идти в суд и оспаривать это решение. А также напоминает, что иноагентский закон изначально нарушает фундаментальные, прописанные в Конституции и Европейской конвенции права человека.

– Дискриминация в букве закона прописана. От людей требуют исполнять обязанности, которые чрезмерны, это вторжение в личную жизнь и нарушение права на ее неприкосновенность. Особенно в части отчетов о доходах и расходах, которые далеко выходят за пределы налоговых обязательств любого гражданина любой страны. Нарушается и право на свободу распространения информации, потому что человек должен ставить эти пометки. Плюс еще очень несвойственная обычному человеку обязанность регистрировать юридическое лицо. У нас свобода предпринимательства: хочу – регистрирую юрлицо и открываю магазин, хочу – нет. Но у многих теперь нет возможности сказать «нет». Ты обязан регистрировать юридическое лицо, содержать его. А пометки ведут к самоцензуре, человек не может что-то даже прокомментировать без 24 слов капслоком. Этот закон не соответствует обязательствам России в рамках Европейской конвенции.

Людмила Савицкая, "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com