Что будет делать “Талибан” без врагов, с которыми нужно воевать? После ухода войск НАТО из Афганистана и свержения правительства "Талибан" пытается определить свои новые задачи: от боевых действий радикальные исламисты переходят к управлению страной

 

После того как радикальное исламистское движение “Талибан” в результате молниеносного наступления в середине августа свергло правительство Афганистана, поддерживаемое международным сообществом, талибы заняли города, поселки и военные базы, оставленные правительственными войсками. Объявив об окончательном захвате власти и сформировав временное правительство “Талибана”, боевики назвали одной из своих задач установление дипломатических отношений со всеми государствами.

Новые задачи “Талибана”

В октябре высокопоставленные представители “Талибана” провели переговоры в Катаре с делегацией ФРГ и с уполномоченными представителями Госдепа США, а также обсудили с Россией возможность признания правительства талибов и открытия в Москве посольства, представляющего новый режим.

Еще одной задачей талибов, как заявил представитель группировки в беседе с DW, является создание “надежных сил безопасности”. Однако у наблюдателей создается впечатление, что лидерам группировки сложно сформулировать, в чем будет состоять цель новообразованных военных подразделений, поскольку основные враги “Талибана” покинули поле боя.

“Отряды спецназа “Талибана” были созданы не только для борьбы с бывшим правительством, но и с любой группой, представляющей опасность, такой, как “Исламское государство”, – поясняет DW Усман Джохари, долгое время командовавший подразделением талибов в отдаленной восточной афганской провинции Нуристан.

С кем продолжают воевать талибы в Афганистане?

Террористическая группировка “Исламское государство” (ИГ) действует в Афганистане с 2015 года, но свое присутствие она ограничивает, в основном, тремя провинциями: Кабул, Нангархар и Кунар. Именно там талибы проводили операции против ИГ в прошлом и продолжают делать это и после прихода к власти.

Но эти операции не настолько широкомасштабны, чтобы задействовать в них все боевые силы “Талибана”. К примеру, в том же Нуристане “Исламское государство” пока что ни разу не заявляло о себе и не совершало никаких нападений. “В Нуристане нет ИГ – сейчас там вообще нет никаких врагов”, – говорит Джанат, один из бойцов спецподразделения “Талибана” в этой провинции.

Важно:  Битвы забытой войны. Зачем Китаю понадобилось вспоминать о победах 70-летней давности

Усман Джохари, в свою очередь, также признает, что сейчас талибам практически никто не угрожает: “По сравнению с прошлым потенциальные угрозы составляют менее одного процента”. Но это, по его словам, не означает, что в будущем на Афганистан никто не захочет напасть – и поэтому стране нужна сильная армия.

На вопрос, кто может угрожать самопровозглашенному “Исламскому эмирату Афганистан”, Джохари отвечает так: “Время покажет”. И тут же добавляет, что с выводом из страны американских войск “Талибан” избавился от своего основного иностранного противника и что группировка не представляет угрозы для других стран, так как не намерена распространять свое влияние за пределы Афганистана.

В отсутствие конкретного врага и четко поставленных задач боевики спецподразделения талибов в Нуристане проводят время за военной подготовкой, изучают Коран, учатся водить тяжелую технику и обслуживают административные здания в провинции. Патрулирование территории ограничивается окрестностями военного лагеря, рассказывает Джохари.

От военных действий – к реорганизации подразделений

Имена командиров своего нового военного подразделения талибы объявили еще 4 октября, но точная структура его до сих пор не ясна. По словам Джохари, до свержения афганского правительства бойцы “Талибана” подчинялись военной комиссии, отвечавшей за действия всех вооруженных формирований группировки.

Решение о том, какому из министерств – Минобороны или МВД – будут подчиняться новые боевые подразделения “Талибана”, до сих пор не принято. В свергнутом правительстве Афганистана МВД отвечало за работу полиции по всему Афганистану. У Минобороны в целом не было монополии на действия вооруженных сил. Сохранит ли “Талибан” эту структуру, пока неизвестно.

“Военные формирования “Талибана” рассредоточены по всей стране. Неясно не только то, кому они подчиняются, но и их задачи, – рассказывает DW на условиях анонимности афганский эксперт по вопросам безопасности. – Наиболее заметно их присутствие в столице. Как минимум несколько полевых командиров в Кабуле утверждают, что их подразделения отвечают за безопасность в одном и том же районе или выполняют одни и те же задания”. Если командиры подразделений родом из разных регионов страны, что случается нередко, между их отрядами может вспыхнуть конфликт, порой переходящий в вооруженные стычки, отмечает собеседник DW.

Важно:  Лавров в Москве встречался с террористами

“Таким военизированным формированиям, как в “Талибане”, очень сложно дается переход от боевых действий к управлению”, – констатирует в интервью DW директор программы по Южной Азии в Центре Стимсона в Вашингтоне Элизабет Трелкелд. – Они обеспечивали безопасность военных объектов “Талибана”, но сейчас, когда талибы выиграли войну, их будущие задачи неясны. И хотя члены группировки доказали, что способны оставаться сплоченными, для того чтобы внутри военных подразделений организации сохранялась дисциплина, необходимо четкое понимание ими своей роли”.

Франц Марти и Марина Барановская, Deutsche Welle
Поделитесь.

Оставьте комментарий