“Я могла проголосовать 14 раз”. Дыра на выборах в Госдуму Пока в России обсуждают, были ли подтасованы итоги электронного голосования на выборах в Госдуму, на участках за рубежом на этих выборах по-прежнему можно было воспользоваться хорошо известной "дырой", позволяющей людям голосовать по несколько раз

 

Гражданка Израиля и России Яэль Илински в 2020 году трижды проголосовала на референдуме по поправкам в Конституцию. Несмотря на то что ее случай получил широкую огласку, на выборах в Госдуму она снова смогла проголосовать несколько раз.

Голоса россиян за рубежом составляют лишь малую часть от общего числа, и хотя традиционно результаты выборов на участках в других странах хуже для правящих властей, их влияние на итоговый результат крайне ограниченно, хотя на прошедших выборах благодаря голосам из Лондона и Парижа в Томске, например, прошел в Госдуму поддержанный “умным голосованием” кандидат от ЛДПР.

Иногда из результатов голосования за рубежом можно просто почерпнуть любопытную информацию. Так, аналитик расследовательской группы Conflict Intelligence Team Руслан Левиев обратил внимание на то, что в Сирии на российской авиабазе Хмеймим проголосовало на 2608 человек больше, чем на прошлых выборах, – это плохо сочетается с неоднократными заявлениями российских властей о сокращении воинского контингента в этой стране в связи с одержанной “победой над ИГИЛ”.

На избирательном участке в Праге журналисты обнаружили листок со списком из десяти фамилий. Большинство из них – оппозиционные политики, вынужденные в разное время покинуть Россию. Вряд ли речь шла об угрозе ареста для них на территории посольства – участок для голосования располагался в российском культурном центре, который не обладает экстерриториальностью, а практика задержаний неугодных эмигрантов на территории дипломатических миссий противоречит самим российским законам и пока остается уделом стран вроде Саудовской Аравии, печально известной убийством в стамбульском посольстве этой страны оппозиционного журналиста Джамаля Хашогги.

Если верить объяснениям сотрудников российского консульства в Праге, попавший на фото список – это как раз попытка закрыть “дыру”, позволяющую живущим за границей россиянам голосовать несколько раз. Вероятно, в МИДе решили, что именно от российских оппозиционеров стоит ждать провокаций в виде двойного голосования – лично на участке и через “Госуслуги”.

Впрочем, “дыра” заключается не только и не столько в том, что за пределами России российские власти не могут отследить повторное голосование в интернете. Яэль Илински рассказывает, что МИД и ЦИК по-прежнему не сделали ничего, чтобы предотвратить голосование по одному и тому же паспорту на нескольких участках. Ее попытки достучаться до чиновников уже стоили израильтянке свободы передвижения: в России после тройного голосования по поправкам в Конституцию в отношении нее было возбуждено уголовное дело, она заочно арестована и объявлена в международный розыск.

Радио Свобода поговорило с Илински, чтобы узнать: что изменилось со времени прошлой ее попытки “взломать систему” голосования россиян за границей и как попытка привлечь внимание к несовершенству избирательных механизмов повлияла на ее жизнь.

“Система меня не опознаёт”

– На голосовании по поправкам в Конституцию вам удалось проголосовать три раза, и за счет этого рекорда вы вошли в историю. В этот раз – только два. Почему? Были ли внесены какие-то изменения в процесс, которые не позволили вам это сделать?

– В этом не было смысла. Дело в том, что та проблема, которую я вскрыла в прошлый раз, – отсутствие контроля на избирательных участках за рубежом – никак решена не была, и мы об этом знаем. Проверять это просто нет никакого смысла. В этот раз я хотела проверить систему, которую они внедрили для предотвращения дублирующего голосования онлайн и офлайн.

– Как эта система работает? И почему она не сработала?

– Я думаю, проблема кроется в том, что там формируется некий индивидуальный код избирателя на основе паспорта, привязанного к “Госуслугам”, это внутренний российский паспорт, а голосуем мы за рубежом по загранпаспорту. И получается, что для избирательной системы в таком случае я – два разных человека, поэтому эта система меня не опознает.

– То есть вы проголосовали один раз на “Госуслугах” по российскому паспорту, а второй раз в консульстве по заграничному. А могли бы еще и третий? Или не могли?

– Я не могу утверждать, что я проголосовала по российскому паспорту, у нас не очень открыто эта система устроена, я только могу предполагать, что онлайн-голосование формируется на основе российского паспорта, это логично. И то, что мы все за рубежом голосуем по загранпаспортам, это тоже все как бы знают, это тоже логично. Получается два разных паспорта – два разных номера. Почему они не смогли объединить эту базу? Ведь им должны быть известны номера и наших заграничных, и внутренних паспортов. Я предполагаю также, что я могла бы проголосовать несколько раз, имея несколько разных заграничных паспортов, и быть при этом несколькими разными избирателями. Вы знаете, что россияне могут иметь не один загранпаспорт, это допускает закон, кто часто летает, тот понимает, о чем идет речь. Это будут паспорта с разными номерами, и для избирательной системы это будут разные избиратели.

Загранпаспорт Яэль Илински и бюллетень, который она получила на участке для голосования в Ашдоде

В принципе, я думаю, что я могла бы проголосовать примерно в Израиле 14 раз, потому что избирательных участков на территории Израиля было 13, а контроля как такового – голосовал ли избиратель на каком-то другом участке, ЦИК вместе с МИДом так и не придумали. То есть гипотетически есть возможность проголосовать на 13 офлайновых участках и один раз дистанционно. Другое дело, я предполагаю, что такая система контроля персонально для меня в Израиле все-таки была как-то введена – по тому, как меня встретили на избирательном участке, я поняла, что меня, можно сказать, ждали, по крайней мере, они меня знают.

Важно:  Не сослали, а отрядили. За что Поклонская получила повышение

“Если систему не хотят проверять изнутри, надо тестировать ее снаружи”

– Как именно вас встретили? На каком участке вы голосовали офлайн? На одном из тех же, что и в прошлый раз – в Хайфе или в Тель-Авиве?

– Нет. Вообще, я планировала быть наблюдателем, и у меня было направление на участок в городе Ашдоде от партии “Яблоко”. К сожалению, меня не допустили наблюдать на избирательном участке, мотивировав это тем, что партия “Яблоко” слишком поздно представила своих наблюдателей в избирательную комиссию Ростова-на-Дону, к которому относятся некоторые из избирательных участков Израиля. Таким образом, меня до наблюдения не допустили. Я, конечно, написала по этому поводу жалобу и после этого проголосовала. Сам председатель участковой комиссии был очень мил, и мне кажется, что он, может быть, даже сам или был не в курсе того, кто я такая, или просто старался быть максимально корректным. У меня к нему нет никаких претензий, но есть некая охранная фирма, которая работает с нашим посольством, и один из ее сотрудников пытался меня немножко спровоцировать. У меня за спиной он кому-то говорил: “Вот тут есть у нас такая гражданка, с ней надо осторожно. Якобы она ходит в посольство и пишет жалобы. Некая Ильинская”. Это было, когда я уже подала свое направление на наблюдение, там как раз были указаны мои фамилия, имя и отчество. Я думаю, что это была какая-то провокация, которую я предпочла проигнорировать, но это человек, который, так или иначе, связан с нашим посольством, поэтому я сделала вывод, что меня там как минимум знают.

– Когда вы получали бюллетень, вас никто не спросил: “А вы случайно не голосовали сегодня уже в электронном виде или на другом участке?”

– Дело в том, что они теперь дают бумажку, которую ты заполняешь и подписываешься, что ты больше нигде не голосовала и не собираешься. Статус этой бумажки мне не очень понятен, каким нормативным актом она регулируется, по-моему, это история про честное слово и добросовестность избирателя, на что у нас все время напирает ЦИК. Они настаивают на том, что избирательная система должна опираться на добросовестность избирателя, а не на надежность механизма.

Важно:  Саммит Украина-ЕС. Что привезли в Киев брюссельские гости

– И вы в этой бумажке отметили, что не голосовали, обманув таким образом избирательную комиссию?

– Я действительно на этот момент не голосовала, я после этого уже вышла и проверила, получится ли у меня проголосовать через Госуслуги. На тот момент я действительно этого не делала.

Твит о выборах депутатов Госдумы, опубликованный посольством России в Израиле, как и подобные твиты других российских дипмиссий, был сопровожден тегом сторонников проекта Алексея Навального “умное голосование”:

– Как и на голосовании по поправкам в Конституцию, в этот раз вас не смущает морально-этический аспект ваших действий? Вы думаете, что такой эксперимент – показать, что эта система уязвима, – важнее, чем де-факто ее обмануть?

– Конечно, потому что надежность системы гарантируется при отсутствии дыр. Если ее не хотят проверять разработчики изнутри, значит, надо ее тестировать снаружи. Здесь я не вижу какого-то нарушения этических норм. Я понимаю, что я нарушаю законодательство, это административное правонарушение – и, скорее всего, мне прилетит за это дело штраф. Я готова на эти риски, но кто будет проверять, кто будет тестировать? Они внедряют одно, другое, третье, а у них выборы за границей похожи на решето. И они в этом решете выборы несут, куда это годится? Нужно что-то делать.

“Люди автобусами катаются от участка к участку”

– Вы говорите, что вам грозит наказание по административной статье. Почему тогда в прошлый раз в отношении вас было возбуждено уголовное дело?

– Разница в количестве полученных бюллетеней. До трех бюллетеней – это административное правонарушение, более двух – это уже уголовное.

– Возможно, в этом и кроется ответ на вопрос, почему в этот раз вы проголосовали лишь два раза?

– Ну, может быть, и в этом. Но я хочу подчеркнуть, что снова голосовать три раза не было просто никакого смысла, потому что никакой механизм так и не придумали для того, чтобы контролировать, проголосовал ли избиратель на других участках – кроме того, что они вывесили на каждом участке распечатку вот этой самой уголовной статьи 142.2 и стали выдавать эти вот бумажки, где нужно расписаться, что я добросовестный избиратель. Это не решение. Совершенно очевидно, что система так и остается незащищенной. Можно голосовать столько, сколько ты успеешь. У нас, говорят, в Израиле на российских выборах очень распространены карусели, целыми автобусами люди катаются от участка к участку, на них уголовные дела не заводят.

– Эта незащищенная система, на ваш взгляд, свидетельствует ли она о подобных “дырах” при голосовании в России, а не за границей?

– В России немножечко другие проблемы. Дело в том, что там есть списки избирателей. Почему здесь так получается, что ты можешь проголосовать на любом участке и, соответственно, на каждом участке? Потому что здесь отсутствует список избирателей, и голосование происходит в явочном порядке. Вы можете находиться здесь как турист, вы можете здесь постоянно жить, и совершенно не важно, где именно, вы не прикреплены ни к какому участку, вас заранее не вписывают в какой-то список избирателей. Вы приходите, даете паспорт, и вас записывают. В России вы должны голосовать по адресу вашей регистрации, именно там вы внесены в список избирателей, вы приходите, даете паспорт, и вас находят там. Если вы не можете голосовать по месту регистрации, вы можете получить открепительное удостоверение. За границей просто изначально не продумана организация этого процесса таким образом, чтобы предотвратить возможность повторного голосования.

“Обвиняя меня, они отводят внимание от главного”

– Была ли какая-то реакция на ваш эксперимент не со стороны Центризбиркома или правоохранительных органов, а со стороны МИДа, который отвечает за голосование за рубежом?

– Посол России в Израиле высказывался по этому поводу и предостерегал в эфире русскоязычного израильского телеканала избирателей за несколько дней до выборов от повторения моих так называемых подвигов. Да, конечно, какая-то реакция существует, но, мне кажется, то, как реагирует МИД и как реагирует ЦИК, в корне неверно. Они обвиняют меня в провокациях, и таким образом они отводят внимание от главного, а главное в этой ситуации – это не то, что я сделала, а то, какую проблему я вскрыла и что с этой проблемой делать дальше. Вот именно об этом и нужно говорить, а они говорят о том, какая я нехорошая.

Важно:  "Очень нездоровая ситуация". В центре Минска и на границе – десятки беженцев

– Ваше имя вчера несколько раз упоминалось чиновниками Центризбиркома, а Элла Памфилова, глава ЦИК, сказала, что за вами следили и в итоге вы “попали в ловушку”. У вас есть понимание, что она имела в виду, в какую ловушку вы попали?

– Она очень сложно говорит, и не всегда ее мысль можно понять с первого раза. С одной стороны, она, действительно, сказала про ловушку, и может быть, они хотели, чтобы я проголосовала три, четыре, пять раз, я не знаю. Это надо, наверное, у Эллы Александровны спросить. Другое дело, она сказала, что они за мной следили и дали мне возможность проголосовать несколько раз. То есть они сами дали мне такую возможность. Вот тут я как раз очень, действительно, хотела бы узнать – зачем. Если у вас будет такая возможность, спросите, пожалуйста, Эллу Александровну. Со мной она, к сожалению, не общается, я бы спросила (Радио Свобода направило в ЦИК вопросы о том, что имелось в виду под “ловушкой” в словах Памфиловой и были ли в итоге учтены оба голоса, поданных Илински, но не получило ответа).

“По количеству грязи эти выборы похожи на 2011 год”

– Какое впечатление на вас произвела организация голосования в самой России? В том числе электронное голосование, которое сейчас много обсуждают как возможный инструмент фальсификаций?

– Меня поразило, что результаты электронного голосования так долго публиковались, точнее, так долго не публиковались, и что они так сильно повлияли на те цифры, которые мы сейчас видим. Это добавляет непрозрачности всему происходящему. Мне кажется, было бы неплохо разобраться, почему так происходит. Я, честно говоря, совершенно не верю, что одни и те же избиратели, которые живут в одном и том же месте, дистанционно голосуют одним образом, а на участках другим. Даже учитывая демографическую разницу и другие факторы. К электронному голосованию очень много вопросов, и вообще выборы были очень грязные. Я следила за тем, что происходит, видела репортажи, как в Россию приезжали жители непризнанных республик Донбасса, получая по дороге на избирательный участок российские паспорта, очень много было интересных историй, на которые надо обращать внимание в эти выборы. Мне кажется, по грязи, по количеству каких-то “черных технологий” и по скандальности они похожи на выборы 2011 года.

– После того голосования по поправкам в Конституцию вас заочно арестовали в России и объявили в международный розыск. Осложнило ли это вашу жизнь?

– В Израиле я чувствую себя в безопасности. Израиль не выдает по политическим делам. А дело, безусловно, политическое. Конечно, это в какой-то степени осложнило мою жизнь. То, что я нахожусь в международном розыске, и даже в Интерпол отправили мое дело, это все для меня определенные ограничения, неудобства и проблемы, которые приходится решать.

– Путешествовать по миру вы можете?

– На сегодняшний день я пока не могу выезжать из Израиля. Но я, честно говоря, и не стремлюсь. Может быть, сейчас так удачно совпало, что время коронавируса, не самое удачное для путешествий, поэтому я пока решаю эту проблему. Думаю, что пандемия закончится, и у меня как раз появится возможность уезжать из Израиля. Передо мною откроется весь мир, кроме России, конечно.

Марк Крутов, "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий