Вызов Нормандии. Во что выльется конфликт между США и Францией В ответ на действия Вашингтона, Лондона и Канберры Париж может занять антиевроатлантическую позицию

 

Администрация Джо Байдена одной рукой чинит партнерство с ключевым государством Евросоюза — Германией, а другой при этом ломает его с другим фронтменом ЕС — Францией.

Между странами вспыхнул серьезнейший конфликт, вызывающий в памяти демарш Шарля де Голля 1966 г., когда в знак протеста против расширения влияния США в Европе Париж объявил о выходе из военных структур НАТО.

Только в этот раз речь идет о влиянии американцев не в Европе, а в совершенно другом регионе — в Тихом океане.

Началось все с того, что 15 сентября в СМИ просочилась информация о намерении Байдена объявить о создании совместной с Великобританией и Австралией рабочей группы по обмену технологиями.

Politico тогда писало, что эти три государства упростят обмен информации в сферах ИИ, кибернетических и подводных систем, и т.п.

И Байден действительно сделал объявление касательно интенсификации сотрудничества с Канберрой и Лондоном. Только вот рабочая группа, о которой сообщило Politico, оказалась просто цветочками.

В тот же день, 15 сентября, президент США в компании британского и австралийского премьеров Бориса Джонсона и Скотта Моррисона, присоединившихся к брифингу онлайн, заявил, что страны формируют в пику Китаю новый альянс — Aukus (акроним: Australia United Kingdom, United States).

При этом намерения трех англоязычных стран держались в тайне и стали сюрпризом для союзников.

Спикер главы европейской дипломатии Жозепа Борреля Петер Стано признался, что ЕС об этом проекте никто не информировал и сейчас Брюссель плотно общается с его создателями, чтобы, собственно, понять, что такое Aukus и какие конкретные задачи он будет выполнять.

Франция была куда менее сдержанной в оценках альянса, уже заявив о том, что Aukus непосредственно повлияет на будущее всей Организации Североатлантического договора.

Многомиллиардные потери

На самом деле Париж взъелся на союзников не из-за их оборонной инициативы, а по той причине, что она открыла Австралии доступ к американским технологиям и атомным подводным лодкам. Австралия будет строить АПЛ в сотрудничестве с США и Британией.

Для Франции это удар под дых, поскольку Канберра разорвала контракт на поставку к 2030 г. 12 дизельных субмарин класса Attack производства французской Naval Group, заключенный в 2016 г. Они должны были заменить австралийские Collins.

И, что немаловажно, буквально несколько недель назад министры обороны Франции и Австралии подтвердили соглашение.

Но вот Байден, Джонсон и Моррисон появляются перед камерами и, по сути, говорят, что Париж лишился колоссальных $65 млрд (90 млрд австралийских долларов).

Министр иностранных дел Франции Жан-Ив ле Дриан называет сделку «ножом в спину» и не скрывает того, что он «зол и расстроен» действиями Австралии.

Важно:  Большие маневры и дерзкий Рамзан. Зачем Кадырову пограничный конфликт с Ингушетией

В ответ на обвинения своего Парижа Канберра говорит, что понимает «раздражение Франции», но о своих опасениях насчет Attack уведомляла Париж заранее. Какие опасения были у австралийцев, правда, не уточняется.

Что, отнюдь, не может стать утешением для Парижа. Тем более, что не только Австралия преподнесла французам такой «сюрприз».

Подозрительно синхронно стало известно о разрыве оборонного сотрудничества между Францией и Швейцарией в рамках контракта на поставку истребителей Rafale. Берн предпочел потратить $6,5 млрд на 36 американских F-35A.

Соответствующее решение швейцарское Минобороны приняло еще в июне (в том числе и по закупке пяти американских ЗРК Patriot вместо французских SAMP-T), но до сих пор сохраняло тесный контакт с производителем Rafale — Dassault Aviation.

Париж в бешенстве

Париж за последние несколько дней предпринял несколько дипломатических шагов. Во-первых, вскоре после объявления о создании Aukus МИД объявил об отзыве послов из Соединенных Штатов и Австралии.

Великобритании это не коснулось. Ле Дриан с пренебрежением объяснил почему: мол, Британия и без того «постоянный оппортунист», а в данной ситуации — в Aukus — «третье колесо», не более.

В то же время, и это во-вторых, по информации The Guardian и Reuters, была отменена встреча министров обороны Франции и Великобритании — Бена Уоллеса и Флоренс Парли, которая должна была состояться на этой неделе.

В-четвертых, Париж присовокупил к отзыву посла из США отмену приема в резиденции своего посла в Вашингтоне по случаю годовщины победы французского флота над британским 5 сентября 1781 г. в войне за зависимость США.

В-пятых, власти Франции не забыли и о Швейцарии, также сделавшей ставку на американские истребители.

Швейцарские газеты Le Matin Dimanche и Sonntags Zeitung пишут, что Макрон был в ярости, узнав об этом решении, и сразу же отменил свой ноябрьский визит в Берн.

Правда, источники AFP в Елисейском дворце это отрицают, говоря о «сложном ноябре» и отказываясь назвать точную дату визита Макрона.

Причиной тому может быть легкое замешательство французских властей, которые пытаются выработать четкую внешнюю политику после двух болезненных ударов от союзников.

Первой реакцией стала банальная «месть» в виде дипломатических демаршей. Следующим этапом можно считать заявление Ле Дриана о том, что Aukus окажет непосредственное влияние на НАТО, а именно на позицию Франции на предстоящем обсуждении в Мадриде новой стратегической концепции.

По стопам де Голля

Вот это — недвусмысленные намеки министра иностранных дел, что собственно заставляет вспомнить маневр де Голля 50-летней давности, пусть и совершенный несколько под иным предлогом. Единственное, что осталось неизменным — недовольство политикой Вашингтона.

Стоит заметить, что российские пропагандистские ресурсы и говорящие головы среди европейских «экспертов» Кремля уже вовсю качают нарратив о выходе Франции из НАТО.

Важно:  Старая кастрюля. Почему КНР (не) будет дружить с РФ против США

С одной стороны, это может быть лишь очередной кремлевской информационно-психологической операцией, и Париж на самом деле не рискнет рвать отношения с Альянсом.

С другой стороны, Макрон старательно и частенько, хоть и безуспешно, пытается подражать де Голлю. Как и некоторые его предшественники.

К тому же, не будем забывать о цене вопроса — больше $70 млрд совокупных убытков от потери австралийского и швейцарского контрактов.

В этом контексте стоит помнить и о том, что Франция является социалистическим государством, руководство которой (будь то Макрон, или Олланд, или Саркози) постоянно вынуждены маневрировать между крупным бизнесом, профсоюзами и простыми гражданами, склонными к патернализму.

Главными же налогоплательщиками во Франции является именно крупный бизнес, в том числе Naval Group и Dassault Aviation. Следовательно, с потерей контрактов и французская казна лишается многомиллионных отчислений.

Так что австралийский и швейцарский кейсы — мощнейший удар по социально ориентированной французской экономике, которую Макрон так и не смог перестроить по причине, повторимся, традиционного для лидеров Франции шпагата между богатыми и бедными.

Кроме того, удар это и по его президентским амбициям. Ведь Макрон сейчас проводит активную избирательную кампанию, надеясь в 2022 г. выиграть выборы и остаться на второй срок.

Сейчас перед Макроном стоит выбор — скопипастить де Голля и пойти на разрыв с союзниками, в первую очередь с США; либо же попытаться найти золотую середину, которая бы не привела к катастрофическим последствиям.

Возможно эту золотую середину он найдет во время телефонного разговора с Байденом, который, как сообщил спикер французского правительства Габриэль Атталь, должен состояться в ближайшие дни.

Президенту США, чтобы не допустить серьезного раскола, придется предложить Макрону какую—то компенсацию. Однако, учитывая размер ущерба, лидера Пятой Республики предложение Байдена может не удовлетворить.

Да и американский президент не будет слишком уж усердствовать, поскольку его рейтинг на волне недовольства ослабления борьбы с пандемией упал до рекордно низких для его президентства 44% одобрения.

Если Макрон согласится на что-то неравнозначное контракту с Канберрой, то соперники попросту его уничтожат. Например, ультраправая «подруга Кремля» Марин Ле Пен или леворадикальный «друг Кремля» — Жан-Люк Меланшон, который уже призвал президента вывести Францию из НАТО.

Любые проявления слабости со стороны Елисейского дворца поспособствуют росту евроатлантического скептицизма. Макрон может пойти по течению ради победы на выборах, что, между тем, приведет его в добровольную изоляцию.

Выдернуть Макрона из нее может Германия. Но сейчас Берлину не до ссоры США и Франции.

Важно:  Игрушки, которые украл СССР

Через шесть дней состоятся выборы в Бундестаг, которые знаменуют собой конец эпохи Ангелы Меркель — до недавних пор главной союзницы Макрона по масштабной перестройке Евросоюза.

Только вот велика вероятность, что ХДС/ХСС Меркель проиграет выборы. Тогда президенту Франции придется выстраивать отношения, например, с эсдеками, лидирующими сейчас в опросах.

Да, СДПГ известна своей критикой в адрес США в прошлом из-за чрезмерной опеки Европы. Но сейчас-то курс Вашингтон изменился: он поддерживает безопасностную и оборонную независимость ЕС. Отсюда вопрос: захочет ли новое федеральное правительство ссориться с Штатами из-за французов?

Ситуация неопределенная. Может произойти как охлаждение в отношениях между Берлином и Парижем ради дружбы с США, так и укрепление отношений — чтобы голос двух стран звучал громче во время обсуждения автономии ЕС.

Угроза Нормандии

Гипотетический обновленный альянс ФРГ и Франции с нотками антиамериканизма может аукнуться и Украине.

Начнем с того, что СДПГ — партия, куда более склонная к «взаимопониманию» с Россией, нежели ХДС/ХСС. Вернее будет сказать, что ХДС/ХСС тянутся к Москве по вполне понятной причине, имя которой — «Северный поток-2».

Макрон в свое время уже демонстрировал геополитическую пластичность, когда резко менял свое отношение к Кремлю — от ненависти к любви. И с Берлином по СП-2 Париж уже как-то договаривался.

То есть потенциальные точки соприкосновения у Макрона с новым правительством ФРГ, где первой скрипкой вероятно будут социал-демократы, имеются.

Они станут подспорьем для выработки единой общеевропейской стратегии, которая будет противоречить видению США и их союзников, к примеру, из Восточной Европы.

Иными словами, Франция и Германия могут проводить выгодную России политику в пику США.

Если учесть то, что они также являются архитекторами Нормандского формата, то Москва будет в высшей степени заинтересована, чтобы так все и случилось.

Более сговорчивая Франция, обозленная на англосаксов, вместе с немцами вполне может саботировать работу Нормандии, а также открыто давить на Украину, продвигая выгодную Кремлю повестку дня.

Нет, речь об отмене санкций пока не идет, поскольку факт захвата Россией территории Украины сложно будет игнорировать. Но Париж вполне способен выработать схемы обхода этих санкций. Готовность администрации Макрона прогибаться и юлить отлично иллюстрирует пример с ее согласием завозить свое «шампанское» в Россию под названием «игристое». Если ради сохранения российского рынка Париж принял унижение в этом вопросе, то он вполне может зайти и дальше.

Что в свою очередь вынуждает задаться вопросом: Если Эммануэль Макрон реализует на практике такой сценарий, готовы ли будут в Киеве тоже разорвать контракты на поставку вертолетов или локомотивов в ответ? И, опять-таки, что делать с «Нормандией»?

Владислав Гирман, "Деловая столица"
Поделитесь.

Оставьте комментарий

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com