Фарс, стыд, имитация. Белорусы о приговорах Колесниковой и Знаку Суд в Минске приговорил Максима Знака и Марию Колесникову к 10 и 11 годам тюрьмы. Что о приговоре говорят родственники заключенных и неравнодушные белорусы - у DW

 

10 и 11 лет тюрьмы – такие сроки 6 сентября огласил Минский областной суд оппозиционерам Максиму Знаку и Марии Колесниковой соответственно. Бывших участников штаба Виктора Бабарико и членов президиума Координационного совета судили за закрытыми дверьми – только оглашение приговора было открытым. Как прошло последнее судебное заседание по делу Колесниковой и Знака, что о приговоре говорят родственники и белорусы – у DW.

Поддержать Марию и Максима пришли дипломаты и сотня белорусов

“Очень волнительно. Прежде всего хочу увидеть наших детей, а потом уже будем смотреть, какой будет исход последнего судебного заседания”, – говорил Александр Колесников, отец Марии, заходя в здание суда Минского района, где проходило рассмотрение дела его дочери. К зданию суда он, отец Максима Александр Знак и другие родственники пришли уже за час до начала – как и около сотни белорусов, которые выстроились в очередь, чтобы попасть на заседание.

Впрочем, оказаться в зале на оглашении приговора удалось только адвокатам и близким родственникам. На заседание также не пустили представителей иностранных дипломатических миссий – у суда можно было увидеть дипломатов из США, Великобритании, Франции, Австрии, Швейцарии и других стран. По словам милиционеров, осуществляющих пропуск в здание суда, дипломатам следовало иметь разрешение МИД Беларуси, рядовых же белорусов в зал не могли пустить из-за ограниченного количества мест.

Защита планирует обжаловать приговор

Суд над Колесниковой и Знаком начался 4 августа. Оглашение приговора было единственной открытой частью закрытого процесса над оппозиционерами. Их обвиняли по трем статьям Уголовного кодекса – создание экстремистского формирования (часть 1 статьи 361-1 УК), призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности (часть 3 статьи 361 УК) и заговор с целью захвата власти (часть 1 статьи 357).

Важно:  "Ищут места для лагерей". Блогеры об отдыхе Путина и Шойгу в тайге

В итоге, как стало известно из сообщений государственных СМИ Беларуси, представители которых также присутствовали на заседании, Максим Знак получил 10 лет усиленного режима, а Мария Колесникова 11 лет колонии общего режима. Судя по видео, опубликованным в Telegram-каналах госСМИ, обвиняемые на приговор отреагировали с улыбкой, а Мария руками в наручниках показывала неизменное сердечко.

Выходящих из зала суда адвокатов и родственников Марии и Максима люди встретили громкими аплодисментами. Адвокат Знака Евгений Пыльченко подтвердил, что оппозиционеров признали виновными по всем трем статьям и сразу же заявил, что защита в течение 10 дней планирует подать апелляционную жалобу. “Этот приговор незаконный и необоснованный, он не основан на доказательствах. В ходе разбирательства по делу не подтвердилась ни их виновность, ни даже совершение тех преступлений который им вменялись”, – рассказал адвокат и подчеркнул, что других подробностей сообщить не может, так как связан подпиской о неразглашении из-за закрытости процесса.

Что думают о приговоре отцы Марии и Максима?

Отец Максима Александр Знак на выходе из суда рассказал, что его сын во время оглашения приговора выглядел хорошо, только цвет лица оставляет желать лучшего. “Сложно сейчас собраться с мыслями и говорить, это такой огромный срок. Мне нужно время, чтобы это осмыслить”, – комментирует приговор отец Знака.

Он рассказал также, что, когда родственники и адвокаты зашли в зал, в нем уже было полно людей. “Зачем-то организаторам этого процесса понадобилось заполнить зал совершенно посторонними людьми, а тех, кто за них переживает, не пустили. Мне кажется, это не шибко морально. Да и вообще, чего бояться сейчас, они же в клетке, в наручниках”, – возмущается Александр Знак.

Важно:  "Подготовка к фальсификациям". Как власти готовились к выборам

По словам отца Марии Колесниковой, Максим и Мария не чувствовали себя подсудимыми во время оглашения приговора. “Они чувствовали себя выше этого. Я видел, что они переживают не из-за срока, а из-за нас, родителей, как мы это перенесем, они на нас смотрели постоянно. Их поведение и уверенность в себе меня успокаивало”, – говорит Александр Колесников.

“Приговор – фарс и имитация”

Приговор Максиму Знаку и Марии Колесниковой вызвал широкий общественный резонанс, хотя и был довольно ожидаемым. “Единственный приговор, которым можно удивить белоруса, – оправдательный”, – шутят пользователи соцсетей.

“Невиновны! Это знают все белорусы, адвокаты, Маша и Максим. Только суд “не знает” и огласил приговор. Марию Колесникову и Максима Знака преследуют по политическим мотивам за их любовь к Беларуси, уважение Закона, желание перемен”, – написали сразу после оглашения приговора в Telegram-канале штаба Виктора Бабарико.

Иван Кравцов, которого власти пытались выдворить из страны вместе с Марией Колесниковой, у себя в социальных сетях написал, что решение суда считает предсказуемым. “Страна находится в таком состоянии, что быть настоящим белорусским политиком сейчас – это сидеть в тюрьме”.

Советник экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской Франак Вечерко назвал приговор фарсом и имитацией: “Никаких доказательств. Не было даже попытки доказать “вину”. Это месть Лукашенко за смелость двум выдающимся белорусам. С одной стороны, больно наблюдать за этим фарсом, а с другой – чувствую гордость за Максима и Марию, что не покорились”. Вечерко добавил, что сейчас оппозиция пытается включить в санкционные списки тех, кто был причастен к процессу.

Будут ли Знак и Колесникова сидеть весь срок?

В социальных сетях белорусы активно обсуждают длинные сроки, которые получили Знак и Колесникова. “Приговор ровным счетом ничего не значит. Как долго Мария Колесникова, Максим Знак и другие политзаключенные будут сидеть в тюрьме, зависит от каждого из нас”, – написал белорусский писатель Саша Филипенко.

Важно:  Реальность громче слов. Крым после серии арестов и задержаний

Приговор оппозиционерам в 10 и 11 лет прокомментировала и Светлана Тихановская: “Они выйдут на свободу гораздо раньше. Выдуманные для них сроки не должны пугать нас – ведь Максим и Маша этого бы точно не хотели. Они бы хотели, чтобы мы вспомнили, как улыбается Маша и послушали, как поет Максим”, – сообщает Telegram-канал Тихановской.

В свою очередь Александр Знак, рассуждая о том, будут ли осужденные сидеть весь срок или нет, говорит, что на досрочное освобождение у него надежды мало. “Надежд на общество не очень много, общество находится в тяжелом состоянии, закрыты газеты, сайты, организации. Общество думает о том, как ему выжить, а не сражаться за кого-то”, – говорит отец Максима Знака.

Алеся Перуновская
Поделитесь.

Оставьте комментарий