Исламская дипломатия. Как Турция, Иран и Саудовская Аравия переживут уход США С уходом США из Центральной Азии региональные игроки пытаются сформировать новый баланс сил

 

Давние и непримиримые (на первый взгляд) политические соперники — Иран и Саудовская Аравия — похоже, готовы к возобновлению прямых переговоров при посредничестве Ирака.

Свежеиспеченный глава иранской дипломатии Хосейн Амир Абдоллахиян сообщил, что Тегеран и Эр-Рияд ждут, когда новое правительство Ирана окончательно сформируется и начнет работать, чтобы вернуться к диалогу.

Нельзя также не заметить, что переговоры возобновляются на фоне масштабного геополитического потрясения, вызванного кардинальной государственной трансформацией Афганистана после выведения войск США и их союзников.

Может, конечно, показаться, что диалог между саудитами и режимом аятолл запустил захват талибами власти в Афганистане. Но это не совсем так, хотя и ситуация в Афганистане является эпизодом масштабной политической игры в регионе.

Игры, которая началась при участии как (теперь уже бывшего) президента США Дональда Трампа, известного своей “любовью” к Ирану, так и Эмирата Катар.

Столица Катара — Доха — сразу же после снятия блокады саудитов и других арабских монархий стала переговорной площадкой для талибов и властей Афганистана.

Переговоры активно поддержал Трамп, оформив с талибами соглашение о выведении американских войск из Афганистана. Этот процесс завершил уже Джо Байден.

Примерно в это же время, точнее — в апреле, Багдад организовал переговоры уже Ирана и Саудовской Аравии.

“Он соберет всех вместе”

Как видим, начался процесс примирения едва ли не всех со всеми. И что самое любопытное, движение “Талибан” так или иначе связано со всеми вышеперечисленными игроками: Саудовской Аравией, Катаром, Ираном, а также еще и Турцией.

“Талибан” в этой всей истории — своего рода ходовой товар. Многие из соседей финансировали движение и поддерживали как могли, преследуя собственные интересы. Причем Иран, похоже, преуспел больше, чем остальные.

Важно:  Вандалы-орденоносцы. Как Красная армия взрывала Киев

Саудовская Аравия, к примеру, вместе с ОАЭ финансировала талибов до терактов 11 сентября. После, по данным прессы, уже втайне.

Со временем путь к сердцу талибов принялись искать также Катар, вышедший из тени Эр-Рияда, путем предоставления услуг посредника.

Вместе с Дохой “подтянулись” еще два государства, сформировавшие с Эмиратом вполне рабочие и даже теплые отношения, которые в еще большей степени укрепились как раз благодаря саудовской блокаде — Турция и Иран.

Анкара опиралась на исторические и культурные связи с населением Афганистана. В то же время шиитский Иран еще в 2007 г. сделал ставку на классическое материалистическое влияние на движение.

Согласно докладу Минобороны США 2014 г., именно тогда Тегеран начал поставки оружия талибам (минометы, противотанковые ракеты, стрелковое оружие), а также к неудовольствию Пакистана создал полноценный учебный центр для боевиков в Мешхеде — городе на северо-востоке Ирана, откуда до границы с афганской провинцией Герат всего лишь 240 км по шоссе №97.

Тегеран фактически раздробил движение, принявшись оптом и в розницу скупать командиров, которым ежемесячно платил порядка $600. Временами иранцы тратили на “своих” талибов до $200 млн в год.

Сегодня аятоллы пожинают плоды многолетних инвестиций. Движение пришло к власти в Афганистане, а один из прикормленных в свое время командиров — Хайбатулла Ахундзада, ныне лидер “Талибана”, как сообщается, может стать верховным лидером Афганистана.

И, да, государственной моделью талибы решили выбрать как раз иранскую: во главе Верховный лидер, наделенный политической и духовной властью.

Не одними шиитами

Несмотря на то, что Иран смог, нужно признать, вполне в духе Realpolitik, выстроить союз с суннитами Афганистана и рассчитывать на тесное взаимодействие с Кабулом, все же эта страна представляет слишком большой интерес для других влиятельных игроков.

Важно:  "Я могла проголосовать 14 раз". Дыра на выборах в Госдуму

Самый “топовый” из них — это, безусловно, Китай, с чьей ресурсной базой не может тягаться ни одна из соседних с Афганистаном стран. Немудрено, что талибы пытаются усидеть на двух стульях, копируя иранскую государственную модель, и при этом называя Пекин главным партнером.

Оружие, боеприпасы, деньги на возрождение движения талибы от Ирана уже получили. Но теперь им нужно еще больше денег на создание собственных институтов власти, которые даст Китай.

Но. С Запада в Центральную Азию и Афганистан с огромным энтузиазмом также заходит Турция. Пользуясь присутствием своего контингента в Афганистане, эта страна НАТО, имеющая тесные отношения с “родиной” движения, Пакистаном, наладила диалог с рядом группировок талибов.

И если оценивать ситуацию с учетом фактора религии, то суннитская Турция все же ближе талибам, нежели соседи-шииты. Это раз. Два: Турция — страна не бедная и тоже располагает внушительными ресурсами, которых Реджеп Тайип Эрдоган точно не пожалеет на развитие неосманизма.

Пороховая бочка

Не рванула она еще лишь тому, что те же Саудовская Аравия, Турция, Иран закрывают глаза на политические и религиозные противоречия и опять-таки делают взрослый выбор в пользу Realpolitik.

Не будем забывать еще о Китае, России (да и Пакистан с Индией не следует сбрасывать со счетов) — они также стремятся распространить свое влияние на Ближний Восток и Центральную Азию.

С другой стороны, прежде всего у союзников Вашингтона, саудитов и турок, есть четкое понимание того, что с уходом Соединенных Штатов из Афганистана и региона в целом, расклад сил там изменился радикально.

Один неверный шаг может привести к масштабному конфликту. Иран, в свою очередь, демонстрирует зрелый подход, стремясь не приблизить этот конфликт, а наоборот — избежать его с помощью переговоров с Саудовской Аравией. С Катаром и Турцией Тегеран наладил очень даже неплохие отношения.

Важно:  США и Великобритания не признали результаты выборов в Госдуму

Но в то же время важно учесть нынешнюю фрагментацию новой власти Афганистана — “Талибана”, отдельные группировки и руководство которого подвергается постоянно “обработке” уймой вышеперечисленных стран.

И у каждой ведь имеются довольно убедительные аргументы. Будь то оружие, деньги, культура, история и т.п.

Именно драка за влияние на Кабул может стать той спичкой, которая подожжет фитиль центральноазиатской пороховой бочки. И эти переговоры в попытке сформировать новый, приемлемый порядок в регионе, вполне могут оказаться сорваны.

Владислав Гирман, обозреватель отдела международной политики "Деловой столицы"
Поделитесь.

Оставьте комментарий