“Дар милосердия” или “голодный кредит”. Как большевики для конфискации церковных ценностей голодом воспользовались В августе 1921 года православная церковь, в частности приходы, которые действовали в Украине, активно включилась в борьбу с голодом. Кремль умело воспользовался этой инициативой и голодом в целом для реквизиции у церкви накопленных ценностей

 

Большевистская попытка форсировать коммунистическое строительство завершилась развалом экономики и очередным усилением повстанческого движения в Украине. И даже после осознания Кремлем пагубности такого курса и несмотря на принятое в марте 1921 решение о введении продналога, реально воплощать экономические средства в восстановлении сельского хозяйства там не спешили — Москва превратила хлебопроизводящие регионы республики в продовольственный резерв для рабочих «красных столиц».

В полной мере это касалось и южных регионов Украины, пострадавших от засухи. Записанное в Конституции УССР выражение апостола Павла из Второго послания к Фессалоникийцам «Кто не работает, тот не ест» в большевистских реалиях превратилось в подделку: не ели именно те, кто тяжким трудом выращивал хлеб.

"Кто не работает, тот не ест", 1922
“Кто не работает, тот не ест”, 1922 Натан Альтман (рисунок), Михаил Адамович (роспись). Агитационный фарфор, блюдо. Петроград, Государственный фарфоровый завод (ГФЗ) РСФСР. Из коллекции Леонида Утесова

Летом в западной прессе появились призывы помочь голодающим Поволжья. Громче они прозвучали от имени общественного Всероссийского комитета помощи голодающим (рус. ВКПГ), который появился по инициативе Максима Горького, и по его просьбе от Всероссийского патриарха Тихона (Белавина), то есть от церкви. Патриарх обратился к папе Римскому, Кентерберийского архиепископа (председателя Англиканской церкви) и епископа Нью-Йорка с призывом помочь голодающим в России.

На призывы немедленно откликнулись Международный Красный Крест (возглавлял океанограф Фритьоф Нансен) и Американская вспомогательный администрация (англ. The American Relief Administration, ARA, возглавлял будущий 31-шей президент США Герберт Гувер). 1 августа в Петроград прибыл американский корабль «Феникс», имея 700 тонн продовольствия на борту. 2 августа с нотой к правительствам всех стран обратилось правительство РСФСР, отметив, что для спасения голодающего населения Поволжья требуется как минимум 59 млн пудов продовольствия. Уже 20 августа было подписано соответствующее правительственное соглашение РСФСР с АРА.

агитационный плакат
агитационный плакат

5 августа патриарх, несмотря на пребывание под домашним арестом, организовал Всероссийский церковный комитет помощи голодающим, по приходам церковные братства начали благотворительный сбор средств и продуктов. 17 августа он письмом сообщил ВЦИК, что уже «обратился к представителям церковной власти, к народам тех стран, которые Господь благословил обильным хлебным урожаем, помочь голодающему населению России… С этой же целью… для сбора в Москве и в провинции пожертвований (денежных, вещественных, продовольственных) и распределения их… мной создан в Москве Церковный комитет из духовенства и мирян».

Предпосылкой успешной деятельности церковного комитета патриарх считал: “1) Право собирать средства с помощью устных проповедей, издание обращений, духовных концертов; 2) самостоятельное распределение по согласованию с ВЦИК помощи голодающим всех национальностей; 3) помощь уполномоченным от Церковного комитета от государства с организацией поездок по стране; 4) запрет государственным органам реквизировать имущество комитета». Патриарший комитет планировал координировать свою деятельность с ВКПГ через двух своих представителей. 22 августа Тихон обнародовал воззвание к верующим: «Во имя и ради Христа зовет тебя устами Святая Церковь на подвиг братской самоотверженной любви. Спеши на помощь страждущим с руками, полными даров милосердия, с сердцем, полным любви и желания спасти погибающего брата. К тебе, человек, к вам, народы вселенной, обращаю я голос свой: «Помогите!»…».

Агитационный фарфор "Печаль"
“Печаль”, 1921 художник Сергей Чехонин (1878-1936). Агитационный фарфор. Петроград, Государственный фарфоровый завод (ГФЗ) РСФСР, блюдо из спецколекции с 23 предметов, изготовленных к благотворительной выставке для сбора средств в помощь голодающему Поволжью (1922)

После обращения Тихона везде в храмах начался сбор пожертвований в пользу голодающих. Однако власти к тому времени уже осознали: голод становится союзником в борьбе за экономическую и политическую власть в бывшей империи. Поэтому большевики были крайне недовольны скоординированной деятельностью церкви и общественности в деле помощи голодающим и критикой правительства со стороны руководства ВКПГ. На заседании 27 августа политбюро ЦК ВКП(б) его ликвидировало, а 28-го по настоянию Ленина обязало заместителя председателя ВЧК Иосифа Уншлихта арестовать всех причастных «без исключения… за организацию сил контрреволюции». В центральной прессе в последние дни августа власти обнародовали только «советскую» версию этого решения — постановление Всероссийского ЦИК о роспуске, и правительственные обвинения ВКПГ в участии «в контрреволюционной игре». При этом официальных упоминаний о прекращении деятельности и Всероссийского церковного комитета не последовало.

Важно:  Против кого дружить будем? США создают новый антикитайский альянс
Постановление ВЦИК о роспуске Всероссийского комитета помощи голодающим
Постановление ВЦИК о роспуске Всероссийского комитета помощи голодающим от 27 августа 1921/«Красная газета» (Петроград), 31 августа 1921 В газете «Известия ВЦИК» это же решение было опубликовано 28 августа 1921
Правительственное сообщение о ликвидации Всероссийского комитета помощи голодающим/Красная газета»(Петроград), 31 августа 1921 В газете« Известия ВЦИК»это же решение было опубликовано 28 августа 1921
Правительственное сообщение о ликвидации Всероссийского комитета помощи голодающим/Красная газета»(Петроград), 31 августа 1921 В газете« Известия ВЦИК»это же решение было опубликовано 28 августа 1921

Роспуск ВКПГ 31 августа прокомментировал в «Известиях ВУЦИК» ее главный редактор Василий Блакинтый и какой-то Омельченко. Блакитный ругал «недобитую буржуазную интеллигенцию», «мелкого собственника» и «националистические анархические восстания кулацкого деклассованого елемента». Омельченко язвительно сообщил о факте опознания в командированном на Черниговщину уполномоченном ВКПГ «одного контр-революционера, спекулянта, что… сидит… у нас в концлагере».

Статья в газете "Известия ВУЦИК" о комитете помощи голодающим 31 августа 1921
“Известия ВУЦИК” 31 августа 1921
Статья в газете «Известия ВУЦИК» 31 августа 1921 о ликвидации комитета помощи голодающим
«Известия ВУЦИК» 31 августа 1921

Потребность ликвидации общественного комитета вытекала из властных потребностей. В частности, и в той опасности, которую большевистское руководство видело в религиозных организациях и в религиозности населения вообще. Выяснилось, что засуха и голод, отбирая повстанческие резервы для борьбы с властью, одновременно способствовали подъему религиозности среди крестьян. В Украине такая религиозность была, с одной стороны, одним из мощных источников национального возрождения, а с другой… питала антисоветские настроения в селе на мистической почве. Так, например, в Криворожском уезде в 1921-1922 гг. зафиксировано немало сообщений об обновлении икон, самовозгорании свечей в церкви, всевозможных видениях и мистических случаях.

Власти пытались противодействовать, активизировав антирелигиозную пропаганду, рассылая по губкомам циркуляры с инструкциями. Еще в апреле 1921 в окружные админотдела, в т. ч. и в Криворожский, было направлено постановление Всеукраинского совещания агитпропа, которое обязывало всех грамотных членов партии, беспартийных специалистов различных отраслей, преподавателей вечернего горного техникума, профшкол, школ «Соцвиха» втягиваться в атеистическую работу, а в планы переподготовки учителей включить «антирелигиозные циклы».

Важно:  Путин и Асад: Что они натворили в Сирии
Агитационный фарфор: поднос "Религия — дурман народа"
“Религия — дурман народа”, 1932 художница Анна Ефимова (1897-1962). Агитационный фарфор, поднос. Ленинград, Ленинградский государственный фарфоровый завод

По селам создавались специальные комсомольские группы для «агитации крестьян и развенчания чудес». Помогало мало. Крестные ходы в голодных деревнях часто стихийно выливались в антисоветские демонстрации. Только Криворожью ЦК КП(б)У должен был посвятить несколько специальных циркуляров по случаю очередных «чудес», а к борьбе на местах привлечь сотрудников аппарата ЧК-ГПУ. Так, в сообщениях за 1 июля 1921 отмечалось, что: «В связи с провокационными слухами, которые распространяются о затмении, появление икон, черном гробе, висящем в воздухе… рабочие и вообще все население [станции] Долгинцево взволнованно… принимаются меры к расследованию и выявлению инициаторов среди духовенства».

В сентябре духовенство, как «вдохновителей всяких банд», которые препятствуют выполнению продналога и борьбе с сокрытием хлеба, рекомендовали лишить земли (даже купленной или унаследованной) более «трудовой нормы» и не брать на работу в кооперации, органы наркомпрода или учебных заведений. В октябре новый циркуляр ЦК КП(б)У предлагал воздержаться от закрытия храмов, кроме исключительных случаев, а в декабре — снова провоцировать столкновения между «направлениями, течениями, церквями… чтобы враги дискредитировали и топили друг друга».

Все лето и осень в политбюро и Наркомфине дискутировали варианты финансовой реформы, в том числе и проект внедрения жесткой металлической валюты (золото, платина, серебро) параллельно с обращением совзнаками, что стремительно обесценивались (проект В.Тарнавського). В октябре 1921 г.. был основан Госбанк РСФСР, чем задумывалось возрождения кредитования частной торговли и предприятий — без этого распространения нэпа не представлялось возможным технически. Встал вопрос о золотом запасе России: его бывшие резервы были в значительной степени или потеряны, или потрачены на нужды «мировой революции».

На заседании 11 декабря 1921 политбюро ЦК РКП(б) заслушало доклад Комиссии по золотому фонду при Совете труда и обороны, сократило кредиты части наркоматов и назначило главу Реввоенсовета республики Льва Троцкого ответственным за объединение и ускорения работ «по учету, сосредоточению и реализации драгоценностей всех видов, принадлежащих государству». Одним из важнейших доноров виделась церковь.

Агитационный фарфор: блюдо "Красный гений"
“Красный гений”, 1920 художница Алиса Голенкина (1882-1973). Агитационный фарфор, блюдо. Петроград, Государственный фарфоровый завод (ГФЗ) РСФСР

Такой алгоритм поиска финансовых ресурсов требовал маскировки истинных намерений власти. Тем более что 10 октября 1921 г. к патриарху письменно обратился руководитель лондонской миссии АРА Эрнест Майер с предложением войти в комитет АРА представителем церкви. Поэтому ВУЦИК должен 8 декабря снова дать разрешение религиозным организациям проводить сбор пожертвований. Но сразу приступить к благотворительности церковь все равно не смогла, пришлось ждать выхода специальных инструкций.

Важно:  Принуждение к Потоку. Капитулирует ли Евросоюз перед "Газпромом"

С этим власти намеренно не торопились: постановление президиума ВЦИК «О ликвидации церковного имущества» появилось 2 января 1922, «Положение об участии Православной российской церкви в деле помощи голодающим» — 1 февраля, 23-го опубликован декрет «О порядке изъятии церковных ценностей, находящихся в церквях и монастырях», 26-го — постановление« О передаче церковных ценностей в пользу голодающих», а 28 февраля в «Известиях» опубликовали инструкцию Центральной комиссии помощи голодающим и Наркомюста РСФСР«О порядке изъятия церковных ценностей». Документ не предусматривал замены изделий из драгоценных металлов и драгоценных камней денежным эквивалентом. Изъятию подлежали даже вещи музейного значения, они независимо от нахождения на учете изымались под наблюдением специалистов губмузеев.

Агитплакат «Золото церквей должно пойти на спасение голодных от смерти»
“Золото церквей должно пойти на спасение голодных от смерти”, Д. Моор (Орлов). Агитплакат, 1922

Лишь 28 февраля патриарх смог выдать новое послание к верующим о помощи голодающим и изъятии церковных ценностей и позволить жертвовать драгоценные церковные украшения и предметы, которые не используются в богослужении. В Украине с аналогичным посланием к верующим только в марте 1922 г. обратился экзарх Михаил (Ермаков).

Украинские приходы летом 1921 года усиленно готовились к проведению Первого Всеукраинского собора, вместе с избранием делегатов на уездных съездах и разрешении текущих вопросов, тоже принимали решение о помощи голодающим на местах.

Что касается советской власти, то ее представители в Харькове готовили соответствующие документы одновременно с Москвой в конце 1921 г., но его утверждение отложили до времени определения правительственного декрета РСФСР. В Харькове опасались массового сопротивления крестьянства изъятию. Из-за этого при обсуждении вопроса «Об обложении церквей золотом и серебром в пользу голодающих», на заседании политбюро ЦК КП(б)У 21 января 1922 г. решили начать агитацию о начале изъятия из действующих церквей «золота и серебра для удовлетворения местных продовольственных и семенных нужд» силами губкомов голодающих Донецкой, Екатеринославской, Запорожской, Николаевской и Одесской губерний.

8 марта появился декрет ВУЦИК «О передаче церковных ценностей в пользу голодающих», а 21 марта — «Инструкция о порядке изъятия церковных ценностей в фонд помощи голодающим». Преимущественно дублируя российские, украинские документы имели и ряд уточнений. В частности, изъятию подлежали не только изделия из золота, серебра и драгоценных камней, но и из платины и кости, ценности изымались не только из церквей, но и из монастырей, мечетей, молитвенных домов и синагог. Учитывая то, что «еврейский культ вообще имеет мало ценностей и чтобы избежать провокаций», кампанию начали с синагог и изымали из них все подчистую.

Провести кампанию планировали за месяц, в Украине — с конца марта до начала мая 1922, силами троек в составе секретаря уездного комитета партии, председателя повитисполкома, авторитетного представителя уездного комитета голодающих. Конфискованные вещи описывались и направлялись в Москву, в Гохран. Но процесс затянулся и продолжался до 1923 года.

Изъятие проходило не всегда спокойно. С марта по май 1922 по Украине прокатилась волна митингов и собраний, на которых «трудящиеся города и деревни предлагали изъять ценности из храмов и за них купить за границей хлеб для голодающих». Очевидно, голодающие так и не почувствовали улучшение своего положения от конфискаций. В некоторых населенных пунктах Украины происходили столкновения, перерастали в антисоветские выступления, арестовывались и высылались священники или архиереи, обвиняемые в сокрытии ценностей или дореволюционных инвентарных книг (власть проигнорировала свою же регистрацию храмового имущества). Вместе с архиереями со временем пострадали и музейщики, которые пытались помешать вывозу украинского культурного наследия в Москву.

 

Оригинальные серебряные царские врата иконостаса собора св.Софии (Киев), уничтожены в 1920-х. Фото 1920-х гг.
Оригинальные серебряные царские врата иконостаса собора св.Софии (Киев), уничтожены в 1920-х. Фото 1920-х гг.
Реставрированные в Польше серебряные Царские врата иконостаса Софийского собора в Национальном заповеднике «София Киевская»
Реставрированные в Польше серебряные Царские врата иконостаса Софийского собора в Национальном заповеднике «София Киевская»

Кроме ограбления украинских художественных вещей из церквей, музеев и частных коллекций, основными последствиями этой самой масштабной в истории экспроприации стало финансирование потребностей экспорта революции, проведение финансовой реформы (серебряные церковные и антикварные вещи использовали как металлолом для чеканки серебряной монеты во время денежной реформы 1922-1924 гг.), обогащение коллекций российских музеев счет украинских церковных сокровищ и антиквариата, торговля украинскими художественными вещами на протяжении десятилетий.

Тетяна Євсєєва
Поделитесь.

Оставьте комментарий