Украина может стать энергетическим щитом Европы. Интервью с главой Укртрансгаза И.о. гендиректора Укртрансгаза Сергей Перелома о подготовке к зиме, газовых перспективах Украины и отношениях с Юрием Витренко

 

Сергей Перелома – многолетний член правления НАК Нафтогаз Украины. Около восьми лет он занимает должность первого замглавы группы, совмещая с августа 2020 года еще одну важную позицию в НАКе – исполняющего обязанности гендиректора компании Укртрансгаз.

Перелома – опытный топ-менеджер. В его трудовой книжке десятки крупных украинских компаний, где он занимал ключевые должности, включая Криворожсталь (сейчас – АрселорМиттал Кривой Рог), Укртатнафту и Укроборонпром.

Формирование команды Нафтогаза в 2014 году отчасти происходило исходя из политической целесообразности. Появление Переломы могло быть частью договоренностей. Он – давний знакомый влиятельного экс-депутата Народного фронта Николая Мартыненко.

Сам Перелома политический фактор при своем назначении отрицает и предпочитает не вспоминать прошлое. Это имеет смысл. Команда Нафтогаза, несмотря на все внутренние скандалы, оказалась более стойкой, чем коалиция БПП и Народного фронта.

оп-менеджер более откровенен, когда говорит о делах ближайшей перспективы: подготовке Украины к отопительному сезону и планах российского Газпрома достроить в этом году уже третий в обход украинской ГТС газопровод Северный поток-2.

Как Украина готовится к зиме, угрожает ли Северный поток-2 прохождению отопительного сезона и чем интересны украинские подземные хранилища газа для иностранных компаний – в интервью Сергея Переломы LIGA.net.

О карьере в Нафтогазе, отношениях с Юрием Витренко и бизнесе

– За последние 16 лет вы несколько раз уходили и возвращались в Нафтогаз. Можете рассказать, как вы впервые попали в госкомпанию, почему потом ушли и зачем вернулись?

–  Впервые я пришел в Нафтогаз после Оранжевой революции в 2004 году. Пришел по приглашению представителей власти.

Честно говоря, мне было некомфортно работать с тем человеком, который тогда возглавлял Нафтогаз (Алексей Ивченко – Ред.)

Поэтому спустя год я ушел. Принял решение попробовать себя в чем-то другом.

– И в 2014 году вы вернулись обратно.

– Да, опять революция, опять смена власти. В Нафтогаз я вернулся по приглашению Андрея Коболева, он пригласил меня на позицию первого зама.

С Коболевым я знаком еще с первой каденции в Нафтогазе, поэтому я принял предложение и продолжаю тут работать восьмой год.

– В 2014 году правление Нафтогаза формировалось по квотному принципу. Корректно ли считать, что ваше возвращение в Нафтогаз было политическим?

– Нет. Команда в Нафтогазе была сформирована в марте, а я к ней присоединился уже в августе. До меня функции первого зампреда Нафтогаза выполнял Игорь Прокопив. Но потом он перешел в Укртрансгаз, а Коболев позвал меня к себе.

– Возглавив в 2020 году Укртрансгаз, вы заменили Сергея Алексеенко. Его правление запомнилось очень тесным партнерством с компанией Эру Трейдинг, откуда в Нафтогаз пришел Андрей Фаворов. ЭРУ поставляла Укртрансгазу газ и электроэнергию. И были вопросы к ценам.

– Уже не согласен с тем, как ставится вопрос. Эру-Трейдинг была победителем в системе ProZorro. Соответственно, если она победила, значит, она предложила самую низкую цену.

– Юрий Витренко утверждал обратное.

– Я не хочу комментировать Юрия Юрьевича в данном случае.

– Вам известно, почему Алексеенко уволили из Нафтогаза?

– Конкретной причины – ошибка или замешанность в чем-то – этого не было. Он ушел из Нафтогаза и избрал свой путь жизни.

– Как у вас сложились отношения с Юрием Витренко после того, как он возглавил Нафтогаз вместо Андрея Коболева?

– С Юрием Витренко мы знакомы с 2004 года. Он тоже тогда работал в Нафтогазе вместе с Коболевым. Тогда оба находились в моем подчинении. Вот, видите, как меняется жизнь: сначала я ими руководил, потом – они мной.

Важно:  Бить "Газпром" вместе. Как Евросоюз будет выбираться из газовой ловушки

Скажем так: у нас рабочие отношения.

– У вас есть доли в компаниях Мега-Полис, Технобудмаркет, Энерготехпром, Волна Люкс и Вортекс. Чем они сейчас занимаются?

– К сожалению, две из этих компаний существуют только на бумаге. Это были определенные активы в Крыму.

Волна Люкс – это был небольшой отель семейного типа, там он и остался. Я не знаю, что с ним. То же самое касается Технобудмаркета.

Единственная рабочая фирма, где я один из совладельцев – страховая компания Мега-полис. Я ее акционер, но в операционную деятельность компании не вмешиваюсь.

С самого начала у нас с партнерами была договоренность, что она не принимает участие в тендерах, организованных группой Нафтогаз, чтобы избежать конфликта интересов.

О Газпроме, подготовке к зиме и роли транзита из России

– Давайте перейдем к подземным хранилищам газа (ПХГ). На 13 августа в украинские ПХГ закачано более 17 млрд кубометров газа. Этого достаточно для прохождения зимы?

– По нашим прогнозам, к началу отопительного сезона в ПХГ будет закачано более 19 млрд кубометров. Этого достаточно, чтобы стабильно пройти зиму. По статистике, почти все предыдущие годы Украина входила в зимний период с запасами 16,9-17,1 млрд кубометров.

Брать за базу запасы 2020 года я считаю неправильно. Прошлый год оказался для ПХГ рекордным за последние 10 лет – 28,3 млрд кубометров. 10 млрд из них – газ иностранных компаний.

Тогда конъюнктура рынка была другая. Европа и Украина готовились к тому, что Россия может не подписать новый контракт на транзит газа через территорию Украины.

Также сыграли свою роль большие запасы газа после выхода из относительно теплого отопительного сезона и относительно низкие цены на природный газ на европейском рынке.

– К сентябрю Газпром планирует построить в обход Украины газопровод Северный поток-2. Если ему это удастся, у россиян может пропасть интерес к транзиту газа через Украину. Вы не ожидаете “сюрпризов” от РФ этой зимой, учитывая, что сегодня в ПХГ хранится около 4,6 млрд газа иностранных компаний? Иностранцы в любой момент могут вывезти свой газ из Украины и продать в Европе.

– Транзит не играет главной роли при прохождении отопительного сезона. Да, он важен для Украины с политической и экономической точки зрения. Но для прохождения зимы более важную роль играют запасы газа в ПХГ, внутренняя добыча и импорт газа из Европы.

Сегодня иностранные компании хранят в подземке не 4,6 млрд, а 3,5 млрд кубометров газа. Кому и когда они продадут этот газ – их маркетинговая стратегия. Нерезиденты уже по чуть-чуть продают закачанный газ, но речь идет о небольших объемах – они перекрываются собственной добычей Нафтогаза.

– Это правда, что большая часть газа, а в наши хранилища, принадлежит компаниям из политически лояльных к России Словакии и Венгрии?

– Я не могу раскрывать информацию с названиями стран и компаний, которые хранят газ в ПХГ. Это коммерческая тайна. Сегодня наши хранилища используют более 100 компаний из 26 стран.

Важно:  До последнего талиба. В новой власти Афганистана уже случился раскол

Более того, я не думаю, что в Европе политика диктует, как работать коммерческим компаниям. У трейдеров свой мир и свои ценности – им важна коммерческая выгода, а не политические взгляды правительства.

Да, сейчас в Европе высокие цены на газ. Но в Украине они не меньше. Зачем трейдеру оплачивать расходы на реэкспорт газа в Европу, если он может продать этот газ по той же цене в Украине?

– Значит рисков, на самом деле нет?

– 100% гарантии нет. В худшем случае подстрахует Нафтогаз. Кабмин обязал Нафтогаз накопить в ПХГ к отопительному сезону не менее 17 млрд кубометров газа. И эта задача на сегодняшний день выполнена.

Реэкспорт газа иностранцами не станет чем-то смертельным. Это будет неприятно. Нафтогазу в таком случае придется увеличить темпы импорта из Европы.

– И Нафтогаз опять закончит год с убытками?

– Такой прогноз исключать нельзя при высокой цене на газ на рынке и цене газа для населения и ТКЭ, которая в разы ниже.

Нафтогаз – это национальная компания, поэтому она не оставит потребителей без газа. Даже, если ей придется какое-то время поработать себе в ущерб.

Но давайте не будем загадывать, посмотрим на результаты года.

О хранении водорода в подземных хранилищах, интересе иностранцев к ПХГ и газовом щите Европы

– Судя по статистике Укртрансгаза, средняя заполняемость ПХГ за последние 11 лет – не выше 60%. Что вы планируете делать с неиспользованными мощностями? Рассматриваете возможность продажи или хранения водорода?

– Украина владеет третьими в мире по размерам мощностями ПХГ. Мы можем хранить более 30,95 млрд кубов. Вопрос продажи – это не вопрос к НАКу, это вопрос к Кабинету министров и Фонду госимущества. Это первое.

Второе. Да, мы изучаем возможность хранения в ПХГ водорода или смеси водорода с газом. Но это тема не завтрашнего дня. Чтобы хранить в “подземке” водород нужно сначала модернизировать ГТС, построить в Украине рынок производства и только потом уже думать о хранении.

Это далекое будущее. Поэтому сегодня стоит сосредоточиться на поиске новых клиентов и развитии ПХГ.

– Как вы планируете привлекать клиентов?

– За счет новых услуг и диджитилизации процессов. За полтора года мы прошли большой путь – перевели в онлайн заявки на хранение газа, открыли “таможенный склад” и запустили вместе с Оператором ГТС так называемый short-haul (льготный тариф на транспортировку газа через границу – Ред.).

Мы также открыли для клиентов возможность перепродавать газ прямо в ПГХ и разрешили банкам мониторить газ в ПХГ, который находится в залоге. Все это позволило привлечь иностранные компании.

На одних нерезидентах в прошлом году Укртрансгаз заработал чуть меньше 2 млрд грн. Это немного – около 30% от общей выручки. Но лучше, чем ничего. Моя задача сделать хранение газа прибыльным бизнесом.

Как бы пафосно это ни звучало, у Украины есть потенциал стать европейским газовым щитом Европы.

Важно:  Возьмут под контроль? "Суверенный рунет" становится всё ближе

– От кого?

– От холодной зимы, от дефицита газа.

– Украина может стать щитом, но почему-то еще не стала. У вас есть понимание почему?

– В этом сезоне главную роль играет ценовой фактор. Высокие цены не способствуют длинным торговым стратегиям.

Пока цена на газ в Европе высокая, трейдеры не заинтересованы хранить газ, им выгодней продать его пока цены на пике.

Но рынок волатильный: если сегодня им это не выгодно, не факт, что завтра цена не обвалится, и трейдеры не начнут массово закачивать газ в ПХГ, ожидая отката цен.

Долгие годы иностранцы сюда не заходили по одной простой причине – нам нечего было им предложить. Мы это исправили.

Об активах Нафтогаза в Египте и сделке по ГТС на миллиарды долларов

– У Нафтогаза есть два нефтегазовых месторождения в Египте. Долгое время вы планировали их продать частной компании Apex International Energy. Но сделка сорвалась. Можете рассказать почему?

– Четыре года назад, когда Нафтогаз разработал одну из стратегий развития, египетские активы были признаны для компании непрофильными. Почему? Потому что задача Нафтогаза обеспечивать газом Украину, а активы в Египте – это далеко и в первую очередь добыча нефти.

Поиск покупателя длился около двух лет. Apex была готова заплатить за активы более $100 млн. Они долго изучали бумаги, физическое состояние, показатели добычи, сейсмику. Подошли по серьезному.

Но помешала бюрократия. Пока Кабмин Алексея Гончарука согласовывал сделку, на рынке нефти произошел резкий обвал цен из-за COVID-19 и покупатель предложил пересмотреть стоимость сделки до $50 млн.

Нас это предложение не устроило. Поэтому мы решили сменить приоритеты.

– В январе Магистральные газопроводы Украины (МГУ) предложили пересмотреть условия продажи ГТС – Укртрансгазом МГУ. Чем закончилась эта история? Это правда, что Кабмин отменил в контракте пункт о выплате Укртрансгазу “упущенной выгоды” от передачи “трубы” МГУ в течение 15 лет?

– Нет. Кабмин не согласовывал изменения контракта. К этому контракту было больше претензий со стороны Минфина, чем от МГУ. Пока что условия договора не согласованы и переговоры продолжаются.

Изменения в контракте, скорее всего, будут. Например, финансовая нагрузка может быть перенесена с МГУ на Оператора ГТС. Но говорить об этом еще рано. Надеюсь, что в ближайшие месяцы решение будет принято.

– Зачем вообще в контракт была записана эта выплата?

– Во-первых, без нее Нафтогаз ослабил бы свои позиции в судебном споре с Газпромом. Во-вторых, нельзя было четко сказать, будет транзит газа или нет. Соответственно, мы не понимали, какой будет финансовый результат Оператора ГТС – с транзитом и без – это разные картины. Непонятно какой сценарий стоило ожидать.

– Сколько в итоге должен будет заплатить МГУ Укртрансгазу за 15 лет?

– Около 15 млрд грн в год, исходя из сегодняшних условий договора. Это очень примерная цифра, поскольку объемы выплат зависят от размера доходов Оператора ГТС и наличия транзита российского газа.

По украинским законам оператор должен выплатить нам часть тарифной выручки. Это компенсирует Укртрансгазу стоимость активов, которые мы передали во время анбандлинга.

Сейчас идет переговорный процесс, где мы ищем оптимальную структуру долга, график и сроки его погашения.

Богдан Заика, корреспондент Liga.net
Поделитесь.

Оставьте комментарий