Оператор газопровода «Северный поток-2» проиграл суд в Германии Почему отказ в выведении проекта «Газпрома» из-под действия Третьего энергопакета Евросоюза — хорошая новость для Украины

 

Итак, вердикт ІІІ Коллегии по антимонопольным вопросам Высшего земельного суда Дюссельдорфа обнародован. Суд рассмотрел жалобу швейцарской по месту регистрации, стопроцентно газпромовской по собственности компании-оператора Nord Stream 2 AG на то, что немецкое Федеральное сетевое агентство Bundesnetzagentur отказало ей в выведении «Северного потока-2» из-под действия Третьего энергопакета ЕС. Жалоба отклонена.

Таким образом, «Северный поток-2» не может получить исключение и быть выведен из-под действия Третьего энергопакета, а «Газпром» может использовать мощности газопровода всего на 50%.

Этот вердикт суда в Дюссельдорфе логично дополняет решение Суда юстиции ЕС в Люксембурге от 15 июля 2021 года по газопроводу-отводу OPAL от первого «Северного потока» в деле «C-848/19 P Германия против Польши». Суд ЕС также ограничил «Газпром» в использовании этого отводного газопровода 50% его мощности.

Но особенность данного решения состоит не только в том, что суд указал на норму Газовой директивы ЕС, прежде всего он акцентировал внимание на обязательстве стран — членов ЕС руководствоваться принципом энергетической солидарности на практике. Германия, пытаясь обжаловать польскую претензию по ограничению использования OPAL, аргументировала свою позицию в Суде ЕС тем, что принцип энергетической солидарности является только политическим понятием или же обязанностью взаимопомощи лишь в кризисных ситуациях, но не является правовым критерием. Суд ЕС доказал, что «солидарность фигурирует в первичном праве ЕС как ценность и цель, которые во все большей степени служат ориентирами для политических и экономических решений ЕС». Тем более что в базовых документах Энергетического союза ЕС (кажется, в Брюсселе забыли, что он существует с 2015 года) четко зафиксированы его базовые принципы — безопасность, солидарность, доверие.

И это еще не все камни преткновения «Северного потока-2»

Еще одной угрозой для «Газпрома» является штраф антимонопольного ведомства Польши от 6 октября 2020 года, наложенный на него по итогам антимонопольного расследования. Размер штрафа немалый — 7,6 млрд долл. с одновременным обязательством расторгнуть соглашение по реализации проекта «Северный поток-2» между «Газпромом» и его европейскими партнерами. «Газпром» официально признает этот риск. Он фигурирует в недавно выпущенной отчетности ПАО «Газпром» за второй квартал 2021 года. Решение польского суда можно ожидать еще в этом году, но оно будет обжаловано «Газпромом» в судебных инстанциях ЕС. Однако польская сторона сможет прибегнуть к началу процедуры взимания путем замораживания активов «Газпрома» в разных странах Европы. В частности, путем ареста акций ряда дочерних компаний «Газпрома» в Европе или еще где-либо.

Важно:  Газовая духовность. Кирилл рассыпался в комплиментах перед Газпромом

Принимая все вышеизложенное во внимание, а также то, что Украина подписала Соглашение об ассоциации с ЕС, имеет Меморандум о взаимопонимании по стратегическому энергетическому партнерству между Украиной и ЕС, является членом Энергетического сообщества, Киев должен требовать применения принципа энергетической солидарности между Украиной, ЕС и странами-членами.

В Договоре Энергетического сообщества прописан принцип солидарности: «Стороны… будучи преисполнены решительности основать между Сторонами интегрированный рынок природного газа и электроэнергии на основе общих интересов и солидарности».

Упомянутый Меморандум содержит положение о стремлении сторон «к укреплению взаимной энергетической безопасности на основе принципа солидарности и доверия». Признавая стратегическую роль Украины как газотранзитного государства, стороны должны продолжать сотрудничать для обеспечения безопасного, надежного и прозрачного транзита газа по территории Украины… С учетом этого ЕС поддерживает усилия Украины, направленные на сохранение роли важного газотранзитного государства.

Статья 274 Соглашения об ассоциации также содержит важное положение о том, что каждая сторона должна учитывать энергетические сети и возможности другой стороны.

Что будут означать для Украины решения обоих судов — в Дюссельдорфе и Люксембурге?

В совокупности это означает ограничение использования обоих потоков. Вместо 110 млрд кубометров суммарной проектной мощности может быть задействовано только 65 млрд кубометров: «Северный поток-1» — 37,5 млрд кубометров/год, «Северный поток-2» — 27,5 млрд. Если евроинституты окажутся в состоянии заставить «Газпром» исполнять решения судебных инстанций, то ГТС Украины сохранит существующий статус-кво. А если удастся еще применить принцип энергетической солидарности в формате Договора Энергетического сообщества, то можно ограничить и использование по территории Европы второй нитки «Турецкого потока», фигурирующего под маскировочным названием «Балканский поток». Тогда можно даже несколько увеличить объемы транспортировки газа через территорию Украины в случае роста европейского спроса.

Важно:  Россия разместила истребители в 400 км от Киева

Но если эти ограничения не сработают, то это будет означать, что на самом деле полнота власти в ЕС принадлежит не Еврокомиссии, Европарламенту и Суду ЕС, а отдельной государственной компании из страны, не являющейся членом ЕС.

На текущем этапе в контексте противодействия «Северному потоку-2» было бы важно создать дополнительные проблемы «Газпрому». О них уже шла речь, но то ли позорная некомпетентность, то ли дерзкая небрежность антимонопольного ведомства Украины и аппарата СНБОУ затормозили необходимые шаги. Имеется в виду возбуждение антимонопольного расследования в Украине против «Газпрома», поскольку «Северный поток-2» усиливает монопольные позиции «Газпрома» и препятствует конкуренции на рынке газа, не допуская к трубопроводным мощностям другие стороны. Также следует подвергнуть санкциям с украинской стороны компанию-оператора Nord Stream 2 AG.

Следовательно, несмотря на все попытки России во что бы то ни стало протолкнуть путинскую игрушку, она обречена на новые камни преткновения.

Михаил Гончар, президент Центра глобалистики "Стратегия XXI" для "Зеркала недели"
Поделитесь.

Оставьте комментарий