“Закон №1 – убрать Путина”. Бармен из Иркутска идет в Госдуму – менять власть

 

Павел Харитоненко, который вывешивал в Иркутске баннеры с надписями “Вор еще у власти”, “Власть нас снова кинула” и “Путин в**”, проводил “поминки по Конституции” и акцию в поддержку хабаровского протеста, зарегистрирован кандидатом в депутаты Госдумы. После январских митингов из-за ареста Навального его посадили на 20 суток и пригрозили “дадинской” статьей. После всего этого 35-летний Павел и сам удивляется, что его пропустил фильтр ЦИКа и допустил до выборов. По его словам, в Думу он идет, прежде всего, добиваться всеми законными способами отставки Путина. Подробности – в интервью Сибирь.Реалии.

Баннер Харитоненко против поправок к Конституции
Баннер Харитоненко против поправок к Конституции

Около десяти лет назад Павел Харитоненко открыл с другом свой бизнес в отрасли дорожного строительства и энергомонтажа. Махинации при госконтрактах, по его словам, стали основной причиной, почему он теперь стоит за стойкой бара.

Павел Харитоненко после задержания за баннер против поправок к Конституции в полиции, январь 2020 года
Павел Харитоненко после задержания за баннер против поправок к Конституции в полиции, январь 2020 года

– Такая отрасль, что большинство заказов – от госструктур, и почти сразу мне прямым текстом один из чиновников в администрации сказал: “На фиг не суйтесь! Вот на этот хороший контракт, где материалы оплачивает заказчик, у нас есть своя фирма. Если вы вдруг зайдете на тендер и выиграете – оплачивать материалы будете сами. Здесь все поделено уже, будете забирать остатки – мелкие контракты”. Так и получилось, я было сунулся в прокуратуру, но товарищ сразу предупредил: дело гиблое, потеряем все госконтракты тогда. В какой-то момент меня эта ситуация так достала – плюнул и ушел в наемные работники, барменом в паб. Но, как видите, долго не просидел: нет, зарабатываю я по-прежнему в пабе, но основное время – в политике, и развешиванием баннеров и организацией митингов уже не ограничиваюсь.

“Я за уход действующего президента”

– Почему вы решили баллотироваться от “Яблока”? Вы правда надеетесь, что за их список проголосует больше 3%? Особенно после того, как Явлинский просил не голосовать за них сторонников Навального?

– Во-первых, слова Явлинского растиражировали, исказив: он сказал “если вам близка политика Навального, то не голосуйте”. Есть множество людей, кто политику Навального не поддерживает, а определенные его действия – да, или в целом его взгляды не разделяют, но против ареста и преследования Навального. В том числе такие люди идут кандидатами от партии “Яблоко”.

Конечно, многие очень категорично слова Явлинского восприняли. Но не все. Я – нет. Кроме того, от какой еще партии, помимо “Яблока”, человеку с демократическими взглядами было бы не зазорно баллотироваться? Вы мне назовите хотя бы одну в России по-настоящему демократическую партию, кроме “Яблока”?

“Умное голосование”, кстати, часто предлагает голосовать за коммунистов или ЛДПР. Вот в этом я не согласен с Навальным (думаю, КПРФ и ЛДПР чужды и самому Навальному), но почему-то сторонники Навального за них голосуют, если на них указывает “умное голосование”. И вот есть реальная демократическая партия, с разными мнениями внутри партии – почему не голосовать за нее? Разве не ближе она сторонникам Навального, чем коммунисты, условные ЛДПР, “Справедливая Россия”?

А самовыдвиженцем, официально независимым кандидатом, на практике сегодня невозможно быть в принципе. Подписи собрать можно, но ЦИК всегда найдет, до чего докопаться, даже если собрать с запасом, грамотно их оформить.

– Но пройти этот фильтр, по-вашему, можно только системным партиям или новым – тоже?

– Невозможно никому, кроме тех, кто – уже есть в списках этой системы. Иначе я пошел бы не от “Яблока”, а самовыдвиженцем.

И с каждым годом ситуация ухудшается. Думаю, эти выборы последние, которые хоть как-то напоминают демократические в нашей стране.

– А если большинство протестного электората проголосует по принципу “умного голосования” – за тех же коммунистов?

– Такое возможно, но для меня этот момент как раз очень странен: “умное голосование” предлагает тем же сторонникам Навального (а он придерживается демократических ценностей) голосовать за политиков с противоположной точкой зрения – я не всегда это понимаю. У коммунистов тоже есть хорошие кандидаты, одномандатники некоторые, но их коммунистические ценности принципиально противоречат политике Навального. КПРФ открыто называет его американским агентом и обвиняет еще бог знает в чем. Но “умное голосование” почему-то призывает за них голосовать.

Многие кандидаты из КПРФ голосовали за законы об “иноагентах”. Это разве не игра в поддавки с властью, не устранение политических конкурентов, когда любого человека за любой перевод из-за рубежа можно заклеймить “иноагентом”? Это же, по сути, борьба с оппозицией, так легко можно подставить человека. А депутат КПРФ голосует за этот закон. Хотя мы знаем, что большинство организаций, объявленные “иноагентами”, занимались экологией или правозащитой. Чем вам мешают экологические активисты? Они, наоборот, пытаются сделать лучше для нас всех, но их объявляют “иноагентами”.

При этом закон не работает для всех – мы же прекрасно знаем, что у нас в Думу легко проходят единороссы с зарубежными активами, хотя это законом запрещено. Их почему-то не называют “иноагентами”. Когда депутаты, якобы оппозиционные, голосовали за принятие этого закона, мне лично непонятно, чем они руководствовались. Но есть подозрение, что они просто играют в поддавки с властью.

Важно:  "Российские выборы" - это трагический политический оксюморон

Получается, меняем шило на мыло: сегодняшнюю власть на власть, которая придерживается того же мнения, просто под красными знаменами.

Может, на местных выборах такой подход и приемлем (мне лично кажется, и там – неприемлем). Но не на выборах в Госдуму. Сейчас в парламенте представлены только левые и те, кто за Путина, – больше никого нет. А нам нужен такой, чтобы были представители разных политических движений, чтобы не доминировала какая-то одна идеология или партия.

Поэтому, если вы сторонник демократических сил, вам нужно идти и голосовать за демократов, если левых – то идти голосовать за левых, если, к сожалению, вы за политику Путина – идите, голосуйте за “Единую Россию”. А не выбирать так: все голосуйте, условно, за коммунистов, потому что все остальные голосуют за “Единую Россию”. Мы так не получим нормальный парламент никогда.

– А почему вы считаете, что эти выборы еще напоминают демократические?

– Посмотрите на список кандидатов того же “Яблока”: в списке есть даже те, кого называют “иностранным агентом”, кто сейчас находится в СИЗО. Андрей Пивоваров.

Павел Харитоненко в отделении полиции
Павел Харитоненко в отделении полиции

Мы, если честно, вообще в шоке, что нас пропустили. Если брать из Иркутской области зарегистрированных оппозиционеров – и я, и Алексей Тупицин отсидели в спецприемнике за митинги Навального, у Григория Грибенко (лидер иркутского “Яблока”) и у меня – штрафы. Мы все – люди, которых уже по сути осудили за связи с “экстремистской организацией”.

– Тупицина недавно Минюст опять начал проверять. Вы уверены, что вас не снимут, что окончательно прошли?

– Снять могут кого угодно. Но на данном этапе мы все же официально участвуем в выборах. Из громких снятий, из партийных списков – кандидат от КПРФ Павел Грудинин. Кроме него, громких не вижу. Я не говорю, что выборы будут эталонно демократическими, но близки. Скорее всего, даже такой близости к демократическим мы больше ни на одних выборах в нашей стране при этой власти не увидим.

– Потом оппозиционных кандидатов не допустят даже в партийных списках?

– Все будет зависеть как раз от этих выборов. Если мы получим большинство “Единой России” в парламенте – о какой демократии говорить? О парламенте можно будет смело забыть вообще.

Если предыдущий состав принимал только репрессивные законы, почему следующий, если в нем будет доминировать “партия власти” и ее негласные сторонники, перестанет вдруг и дальше принимать такие? Естественно, они будут репрессии усиливать, потому что экономическая ситуация в стране будет только ухудшаться, пока у власти Путин. Им не останется другого выхода – только закручивать гайки. Потому что ни в экономике, ни в социальной сфере они не хотят принимать нужные законы, многие из них просто не понимают, что происходит внутри страны.

– А что вы думаете про новые партии, те же “Новых людей”, партию Прилепина (“Справедливая Россия – за правду”), Шевченко (РПСС)?

– Стопроцентный спойлер! Их задача набрать не более 3%, оттянув голоса у тех же коммунистов, у партии “Яблоко”, чтобы они не прошли в Госдуму. Вот и вся их задача.

Какие могут быть сомнения? Партии образовывают накануне выборов, туда входят так называемые денежные мешки, которые засыпают весь интернет рекламой, делают себе классный мерч. Где все эти люди были до выборов? Почему их не было видно и слышно даже где-то в регионах в политике? Они берут себе несколько локомотивов – неких медиазвезд и пытаются на них выехать. Сразу видно, что это спойлеры, в которые вбухивают немерено ресурса, чтобы забрать 3% у других партий.

– Этот спойлер сработает?

– Естественно, сработает. Но насколько сильно, будет зависеть от нас и от людей, которые пойдут или не пойдут голосовать. Там большие ресурсы задействованы. И акцент в их рекламе именно на интернете, потому что там сидит более оппозиционно настроенная публика. Их задача оттянуть голоса именно у оппозиционных партий.

– Представим, что вы в Госдуме, несмотря ни на что, зачем вы там, что будете делать?

– Главная цель – добиваться всеми законными способами отставки Путина. Если он уж досидит два года в своем кресле, то сделать так, чтобы не было новых сроков. Закон номер один – убрать Путина.

Начнем с подготовки законопроекта, ограничивающего срок пребывания у власти. Буду искать сторонников среди других партий, чтобы его продавить. Попутно гуманизация предвыборного законодательства, отмена репрессивных законов, которые направлены на подавление гражданской активности – запреты на митинги, признание людей, организаций иноагентами, НКО – экстремистскими. “Дадинскую” статью убирать, потому что какой уголовный срок может быть за три мирные акции, пусть и не согласованные с администрацией, когда их никто не согласовывает в последнее время? Это вообще полный бред. Человек мирно без оружия вышел трижды – и привет, уголовная статья.

Павел Харитоненко на акции протеста против реформы Конституции России
Павел Харитоненко на акции протеста против реформы Конституции России

– Если вы окажетесь в Госдуме с большинством у ЕР, то как же вы продавите этот проекты, особенно первый?

– Убеждать через людей. Давить на депутатов при помощи общества. Все-таки эта власть держится на том, что большинству людей в нашей стране все равно, что происходит в Думе, да и в целом в стране – они сосредоточены на том, чем вечером накормить семью. А почему им нечем ее накормить, люди не задумываются. И в этом случае можно использовать Госдуму как трибуну: объяснять людям, почему так происходит, чтобы они задумывались, что действительно происходит не так с нашей страной.

Важно:  Немецкие эксперты: Выборы в Госдуму были репетицией президентских

Каждый единоросс – он же из какого-то своего региона приезжает на заседание в Москву – если он будет знать, что возвращаться ему придется обратно, где все активно настроены против этих законов (не осуждают у себя на кухне, а открыто заявляют – на местных выборах, в одиночных пикетах, на каких-то акциях), он уже задумается. Они же чуют, куда ветер дует, и не хотят отрываться от власти. Они хотят навечно быть во власти, неважно, при Путине или нет.

– А куда ветер дует?

– Посмотрите на предвыборные лозунги кандидатов, тех же единороссов. Они принципиально расходятся с тем, что они делали в той же Думе прошлый созыв. Ни один единоросс, ЛДПРовец или депутат из “Справедливой России” перед выборами почему-то не кричит, что он голосовал за повышение пенсионного возраста. Они даже не ходят на дебаты, потому что знают, что им зададут вопрос: голосовали ли вы за повышение пенсионного возраста? А голосуют за то, что народ не приемлет, потому что, во-первых, им удается скрывать, за что они голосовали. Во-вторых, знают, что малая часть повозмущается и все, не линчуют же их.

В том числе трибуну в Госдуме можно будет использовать, чтобы донести до народа, что такая-то фракция продвигает какой-то законопроект, а ЕР, “Справедливая Россия” и ЛДПР голосуют за обнуление, за повышение возраста выхода на пенсию. Донести до округа, от которого был избран депутат, как он проголосовал за законопроект. Думаю, он поймет, что не стоит в следующий раз так делать, потому что все его избиратели будут знать, что он действительно делает в Государственной думе.

– Вы считаете, эта трибуна в Госдуме так уж популярна у избирателей? Разве смотрят трансляции со всех этих заседаний?

– Не все. Но СМИ-то больше людей читают. Журналисты чаще дают тебе слово, если ты депутат Госдумы. Наша и ваша задача доносить это до людей.

– Нельзя ли прямо сейчас начать это делать?

– Мы этим и занимаемся. Недавно ездил в Байкальск, довольно неожиданная поездка получилась, когда председатель “Яблока” Николай Рыбаков приехал на Байкал. Идет встреча с жителями: подходит человек пожилого возраста, говорит: “Я не пойду на выборы! Понимаю, что ничего нельзя изменить”. Проходит 15 минут разговора о том, что происходит, о том, почему нужно идти голосовать именно за парламент, – этот человек тебе говорит: “Я пойду и приведу всех знакомых голосовать за вас”.

Информационный вакуум нужно пробивать. После тех же митингов в январе даже мои абсолютно аполитичные знакомые расспрашивали: “А чего вы ходили?” Начинаешь объяснять: “Вот такого человека посадили за поддержку политзаключенных”. У нас Конституцию поменяли, придумали какие-то косметические поправки ради обнуления, а люди реально думали, что ее изменяли, чтобы сохранить природу. Ага, мы сейчас хорошо видим по пожарам, как власти ее сохраняют.

Человеку объясняешь, он говорит: “Правда-правда, я почему-то вообще не задумывался, кто и как законы принимает”. Представьте, если это будет объяснять не простой активист, который организует митинги, какие-то акции, а депутат Государственной думы.

– Репутация российского депутата сейчас разве не априори отрицательная в глазах обывателя?

– Не у всех отрицательная, меняется потихоньку. Меняют конкретные люди. Возьмите того же Николая Бондаренко в самарской думе: он доносит свою позицию так, что весь интернет гудит.

Но в Госдуму нужно идти не только для распространения информации, а пытаться улучшать жизнь, разрабатывая конкретные законопроекты или отменяя старые законы. Даже если поначалу люди будут смотреть на тебя искоса из-за депутатского статуса, получится пробить конкретный закон – это уже будет победой.

– Какой, например? Помимо упомянутого о сменяемости власти.

– Сейчас у нас внутри страны стоимость бензина на 70% состоит из расходов на налоги, акцизы и сборы. Отмечу, для внутреннего потребителя! Притом что бензин заложен в конечной цене любого(!) продукта. Получается так, что мы, обычные жители, через топливо платим за любой товар или услугу в казну. А нефтяные компании, напротив, получают от властей льготы на добычу, на экспорт, им дают дотации. Надо развернуть эти сборы в сторону экспортеров: налоговую нагрузку на топливо должны нести экспортеры сырой нефти, а не конечные потребители, которых нагружают добавочной стоимостью уже производители этих товаров. Заодно производители выиграют в конкурентной борьбе с импортом и прекратят разгонять инфляцию.

Важно:  Убийство Литвиненко. ЕСПЧ расставил все точки над "i"

Как такое вообще можно было придумать, чтобы покупатель платил в итоге акцизы за бензин, который производится в нашей стране, налоги и сборы? Они добывают газ, нефть, уголь, продают за валюту, валюту по офшорам рассовывают, а все свои издержки компенсируют из карманов граждан. Причем им же постоянно дают дотации из бюджета. Как можно компании, которая продает нефть за рубеж, еще госдотации предоставлять?

“Любому разумному – сейчас страшно”

– Вам не страшно сейчас идти на выборы? Нет опасений, что вас может постичь судьба бывшего координатора иркутского штаба Навального Сергея Беспалова, который вынужден был уехать из России после возбуждения уголовного дела? У него тоже все начиналось с административных арестов.

– Любому разумному человеку страшно сейчас быть оппозиционным политиком или пытаться им быть. Но есть цели, ради которых можно побороть свой страх.

– Готовы и посидеть, если что? И уехать из страны?

– Давайте мы самые печальные сценарии не будем пока обговаривать. Думай о худшем, надейся на лучшее. Я не сделал что-то, за что меня следует посадить или выдавить отсюда.

Наша власть, конечно, может и при таких условиях это организовать. Какой-нибудь товарищ майор у себя в кабинете. Они успешно запугивают политических активистов. С преступностью не могут нормально бороться, а с политическими активистами – пожалуйста.

Из тех активистов, с кем я близко общаюсь, пожалуй, никто не ушел. Но знаю и о тех, кто перестал политикой заниматься. Уходят те, у кого начинают давить на семью, на детей. Когда вся государственная машина начинает давить на человека со всех сторон: и на работу придут, и домой придут, и к детям, и в школу – многие сдаются. Рассуждают: “Да, хочется что-то поменять, но сейчас мою жизнь разрушат, и я не дождусь этих перемен”.

Что там говорить, на меня в инстаграме многие люди боятся подписываться (узнаю в последнее время в личных беседах) – заходят, смотрят, но не подписываются, не говоря уже о реакции и комментах. Настолько запугали людей штрафами, сроками за лайки, за репосты, за комментарии, что они даже боятся подписаться! Думают, что к ним сразу завтра постучится товарищ майор, их посадят, увезут в черном воронке.

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Захар Сарапулов (@zakhar_sarapulov_baikal)

– Не говоря уже про участие в уличных протестах. Хотя раньше вы говорили, что это единственный эффективный способ добиться перемен – выходить на улицы.

– Естественно, не сейчас. Посмотрите, что случилось после митингов Навального. Уличные протесты хороши до тех пор, пока риск для участников не становится выше, чем эффективность этих протестов. Звать людей на протесты, когда под запретом любые мероприятия, когда ОМОН может даже мимо шедшим запросто дубинками надавать, а потом еще закрыть в спецприемник – считаю, подло подставлять людей под это. Это возможно в каком-то крайнем случае, если озвучить все риски, и в тот момент, когда реально достичь какого-то эффекта. Бывает, что это единственный вариант и людям нужно выходить на улицу.

– С чем, по-вашему, связано усиление давления властей на общественные институты? “Голос” признали иноагентом, “Дождь”, опять несколько журналистов.

– Это говорит, прежде всего, о том, что власть получает какую-то реальную социологию (закрытую социологию, которую мы с вами нигде не увидим) и понимает, что “партия власти” проигрывает. Расчищают поле для фальсификаций.

Думаю, они прекрасно видят, что чем ближе выборы, тем меньше их шансы. Те же лесные пожары в Якутии и Иркутской области, которыми по большому счету государство не занималось (тушили волонтеры), зато наши самолеты тушили Турцию и Грецию. Уверен, это очень сильно проявилось на рейтингах ЕР.

Но какой бы масштаб фальсификаций они ни запланировали – реальные объемы вбросов будут зависеть от нас всех. Если придет большинство избирателей, то много вбросов не сделать. Если придет 30% – конечно, они набросают.

Если придут 70–80%, то парламент гарантированно будет оппозиционный. У нас не ходит голосовать именно тот избиратель, что настроен против власти. Те, кто за Путина, – идут всегда. Плюсом вбросы.

А если придут люди, которые реально против, – куда вбрасывать? Все равно будут наблюдатели, пусть их и ущемляют. При фальсификации тогда, во-первых, цифры проголосовавших и зарегистрированных не сойдутся, во-вторых – все же друг с другом общаются: все твои соседи, коллеги, друзья в большинстве отдали голос против “партии власти” – а нарисуют победу ЕР? Представляете, что начнется.

– Вы правда рассчитываете, что 70% придет?

– Очень бы хотелось в это верить. Да, институт выборов у нас дискредитируется последовательно последние 17 лет. Но эти выборы – последний шанс что-то изменить.

Еще посмотрим, что в этот месяц произойдет. Те же самые пожары очень сильно повлияли на рейтинг правящей партии. Они повлияли и на готовность людей идти на выборы, особенно сибиряков, жителей Якутии.

Предполагаю – ведь нормальной социологии нет. И последние действия “партии власти”, усиление репрессий на “Голос”, СМИ – они и подтверждают, что реальная социология показывает множество недовольных и их готовность пойти на выборы.

Сания Юсупова
Поделитесь.

Оставьте комментарий