Сибирь, Шойгу и гробы. Во что стране обойдутся выборы Сколько в России стоит "набор первоклассника", почему подорожали гробы и во что выльется очередное освоение Сибири министром обороны Сергеем Шойгу?

 

До начала учебного года осталась всего неделя. И в минувшую пятницу, 20 августа, Росстат опубликовал свои оценки трат, которые предстоят родителям, чтобы отправить ребенка в школу. На сборы мальчика в среднем по стране придется выложить 19 600 рублей. Купить все необходимое для девочки стоит на 4,5 тысячи дороже.

В исследовании отмечается, что школьный набор подорожал в этом году для мальчиков немного больше чем на 4 процента, для девочек чуть меньше. Это ниже уровня инфляции. Она, по оценке ведомства, сейчас колеблется в районе 6,5 процента. Но это все в среднем по стране. Разница в ценах между самыми дорогими и самыми дешевыми регионами двукратная. Например, в Орловской области на мальчика придется потратить более 10 тысяч рублей, а на Чукотке – 21 с половиной тысячу.

По своему опыту могу сказать, что Росстат указал самый минимум. Уложиться в него практически невозможно, особенно когда ребенок учится в младших классах. Практически в любой школе родители всегда скидываются на нужды школы или класса – от кулера с водой до дополнительных методических и учебных пособий. В этом году родители детей школьного возраста получили от государства по 10 тысяч рублей на ребенка. Оно и понятно – на носу выборы.

Хотя откуда взялась эта сумма, не совсем понятно. На сборы ребенка в школу даже в самой дешевой Орловской области и даже по официальной оценке Росстата этого недостаточно. Да и выплата носит не системный, а разовый характер. Родители детей, которые станут первоклассниками только в следующем году, уже ничего не получат.

Кстати, раз уж речь зашла о единовременных пособиях. В воскресенье Владимир Путин на встрече с членами партии “Единая Россия”, где обсуждалась ее предвыборная программа, предложил выплатить в этом году российским пенсионерам по 10 тысяч рублей – совсем как детям. А заодно и простимулировать военнослужащих (тем достанется в полтора раза больше) – по 15 тысяч. Видимо, чтобы последние лучше защищали Родину от внешних и, главное, внутренних врагов. По самым скромным подсчетам, российскому бюджету это обойдется в дополнительные 450 миллиардов рублей. Поскольку у нас в стране примерно 42 миллиона пенсионеров, а штатная численность вооруженных сил приближается к 2 миллионам человек.

Как по мне, так предвыборная кампания партии власти обходится налогоплательщикам слишком дорого. Болезненней всех на эту новость должна отреагировать глава Банка России Эльвира Набиуллина. Именно она отвечает за инфляцию. Точнее – за борьбу с ней. А раздачи денег – это, как выражаются в ее ведомстве, мощный “проинфляционный фактор”.

Важно:  "Я могла проголосовать 14 раз". Дыра на выборах в Госдуму

Еще одна новость. Опять про цены. По информации газеты “Коммерсантъ”, в августе в России резко выросли цены на похоронные принадлежности. Производители гробов уведомили ритуальные агентства, что повышают стоимость на свою продукцию на 30–60 процентов. Если в июле самый дешевый гроб стоил около 7 тысяч рублей, в августе он выходит уже дороже 9 тысяч. За те же, с позволения сказать, модели, в которых хоронят большинство россиян, придется выложить 20–25 тысяч.

Причина столь резкого подорожания проста. С 1 января следующего года правительство по поручению Путина вводит полный запрет на экспорт необработанной древесины. Из-за него стоимость пиломатериалов в стране за последний год выросла в 2 с лишним раза. Если летом прошлого года обрезная доска стоила в среднем 9 с половиной тысяч рублей за кубометр, то сейчас это уже 19 тысяч за кубометр. Кроме гробов, выросли в цене металлические оградки и кресты. Причина та же – резкое подорожание сырья.

При этом спрос на ритуальные услуги и похоронные принадлежности продолжает расти. По официальным данным Росстата, за первое полугодие этого года умерло на 153 тысячи россиян больше, чем в январе – июне прошлого “коронавирусного” года. И эти цифры практически не отражают роста смертей в результате нынешней волны эпидемии. Избыточная смертность от COVID-19 у нас даже по результатам прошлого года оказалась выше, чем в любой из развитых стран.

Во второй половине июля фонд “Либеральная миссия” опубликовал доклад “Больше, чем ковид. Авторитарный режим и российское общество перед лицом пандемии”. Один из его авторов, руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, провел сравнительный анализ жесткости антиковидных ограничений в России и других странах мира. Если до июля прошлого года уровень жесткости ограничений у нас был выше, чем в среднем по миру, то после этого власти решили, что пандемия закончилась. Результатом стал новый рост количества заболевших и умерших.

Но происходящее не повлекло за собой ни ограничений на федеральном уровне, ни мер, направленных на поддержку бизнеса и населения. То же самое происходит и на нынешнем этапе, самом смертоносном, похоже, который некоторые называют “третьей волной”. Чуть ранее Владимир Путин на Питерском международном экономическом форуме в очередной раз заявил о победе над коронавирусом. Такая стратегия привела к чрезвычайно высокому уровню скепсиса в обществе относительно вакцинации. До середины лета прививочная кампания была фактически провалена.

Важно:  Андрей Мельков: "Система политических институтов в РФ стремительно деградирует

В предыдущих программах я уже говорил о бурных темпах восстановления российской экономики, которые фиксируют и российские официальные органы, и иностранные аналитики. Одним из основных факторов, безусловно, стал рост мировых цен на сырье. Однако и отказ от ограничений на федеральном уровне сыграл свою роль. Так что можно без преувеличения утверждать, что ценой этого роста стали человеческие жизни. Бюджет от этого, правда, даже выиграл: до недавнего времени более высокая смертность наблюдалась среди людей старшего возраста, то есть пенсионеров. Так что Пенсионный фонд заметно сэкономил.

Вот только демографическая ситуация в России резко ухудшилась. Ожидаемая продолжительность жизни упала. Это снова ставит вопрос о том, насколько оправданным было повышение пенсионного возраста. По темпам естественной убыли населения в прошлом году Россия побила рекорд за последние 14 лет. И если судить по цифрам за первое полугодие этого года, результаты будут еще более плачевными. Так что у похоронного бизнеса снова большие перспективы – почти как у сырьевого.

Несмотря на пятипроцентное падение сырьевых котировок в августе, цены на нефть, газ, промышленные металлы, зерно – а это основные статьи российского экспорта – все еще высоки. Они находятся на уровне, который позволяет не только без проблем финансировать бюджетные расходы, но и наращивать резервы. У нас же еще с советских времен в период высоких цен на сырье власти начинают страдать гигантоманией.

С фантазией, правда, туговато. На повестке дня, как и 10, и 200 лет назад, – освоение Сибири. Мегапроекты сыплются, как из рога изобилия. Во всем этом не было бы ничего удивительного, если бы не одно обстоятельство. Рассказывает о грандиозных планах в этот раз вовсе не Владимир Путин. Бурную активность на ниве стратегического развития неожиданно начал проявлять министр обороны и по совместительству президент Русского географического общества Сергей Шойгу. Более того, одними словами дело не ограничивается. В середине августа министр обороны дал старт реконструкции Байкало-Амурской магистрали (БАМ).

О чем конкретно говорит Шойгу? Строительство в Ангаро-Енисейском макрорегионе 3–5 городов-миллионников, реконструкция БАМа и Транссиба, перенос столицы… Радует, конечно, что министр обороны озаботился освоением внутренних территорий. Может, хоть это отвлечет его от того, что происходит за пределами России, особенно – в бывших советских республиках. И “вежливые люди” вместе с заключенными начнут рубить просеки в тайге и прокладывать рельсы. Потому что больше некому.

Важно:  Морской контракт с Британией. Что конкретно получит Украина за 1,25 млрд фунтов стерлингов

Совершенно неважно, сколько миллиардов или триллионов получат на реализацию своего мегапроекта Сергей Шойгу и Русское географическое общество, ведь далеко не все проблемы можно решить при помощи денег. В Советском Союзе, к слову, это понимали. И Госплан, просчитывая тот или иной крупный проект, оценивал, сколько людей, техники и материальных ресурсов потребует его реализация. Да и министр обороны где-то в глубине души осознает, что ему просто неоткуда взять 6–8 миллионов россиян трудоспособного возраста, на которые должно к 2030 году увеличиться население региона, поднимать который он вызвался. Оттого и сетует Сергей Шойгу на то, что время ударных комсомольских строек осталось в прошлом.

Планы построить от 3 до 5 новых городов и переселить в Сибирь 6–8 миллионов человек означают, что для этого придется возвести десятки миллионов квадратных метров жилья. Даже если исходить из официальной жилищной нормы – 18 квадратных метров на человека, то речь идет о 100–150 миллионах “квадратов”. И это без учета дорог, школ, больниц, новых электростанций и линий электропередач, систем водоснабжения и канализации, и так далее.

В прошлом году на фоне бума на рынке жилья, вызванного программой льготной ипотеки, девелоперы построили 42 миллиона квадратных метров многоквартирных домов. Это привело к взлету цен на внутреннем рынке, острому дефициту стройматериалов и рабочих строительных специальностей.

Если Русское географическое общество всерьез начнет реализовывать свои планы на государственные деньги, от российской строительной отрасли просто ничего не останется. В уже существующих городах строить будет некому, да и не из чего. И лично я пока не вижу никаких аргументов в пользу того, чтобы переезжать на неосвоенные территории с далеко не самым благоприятным климатом.

Единственная возможность – открыть регион для всех желающих из бедных стран ближнего и дальнего зарубежья и повторить в Сибири американский опыт освоения Дикого Запада. Но об этом, судя по всему, речь пока не идет. Да и не построят мигранты “наукограды”, о которых мечтает Шойгу. В лучшем случае все выльется в грабительское освоение природных ресурсов, которыми все еще богат этот регион.

Максим Блант, экономический обозреватель "Радио Свобода"
Поделитесь.

Оставьте комментарий