Брошенные на произвол судьбы

 

“Мы прятались в лесу около аэропорта несколько дней. Наконец нас привели к военным, которые смогли нам помочь. Сейчас я в безопасности”, – написала в ночь на вторник в твиттере Сахра Карими, режиссер-документалист, первая и единственная женщина в Афганистане, участвовавшая в Венецианском кинофестивале. Не всем повезло так же, как ей. Миллионы афганских женщин, которые в последние годы маленькими шажками стали добиваться привычных для других стран прав, таких как право учиться, выходить из дома одной, водить машину, заниматься спортом и не закрывать лицо на улице, останутся в Афганистане под властью талибов. И хотя представители “Талибана” обещают сохранить часть полученных ими свобод, мало кто питает иллюзии относительно реального будущего женщин под властью этой группировки.

После победы международной коалиции над силами талибов в 2001 году ситуация с правами женщин в Афганистане улучшалась крайне медленно: даже спустя 11 лет, в марте 2012 года, тогдашний президент страны Хамид Карзай, несмотря на протесты женских правозащитных организаций, поддержал “кодекс поведения”, который по-прежнему запрещал женщинам выходить из дома без сопровождения кого-либо из родственников, а также, например, вступать в диалог с незнакомцами на рынках или на работе. Впрочем, положение женщин было очень разным в зависимости от региона и места проживания в нем: в больших городах дело всегда обстояло лучше, чем в провинции, как и в традиционно прогрессивных регионах по сравнению с традиционно консервативными. Разговоры о возможном скором крахе тех немногих прав, которые афганские женщины сумели вернуть себе за последние 20 лет, начались задолго до взятия талибами Кабула, а тема нелегкой судьбы афганских женщин невольно стала своего рода журналистским клише.

Несмотря на обещания и даже призывы талибов к женщинам участвовать в будущем правительстве Афганистана, о реальных перспективах для женской половины населения страны можно судить по ситуации в городах, которые были захвачены группировкой еще до Кабула. Так, в начале июля в Кандагаре талибы заставили женщин покинуть их рабочие места в банке и вернуться домой, сказав, что их места могут занять их мужья или другие родственники мужского пола. Через несколько дней такая же история повторилась в занятом талибами городе Герат, где работавших в банке женщин обвинили в том, что они показывали свои лица клиентам. По данным британских СМИ, на занятых территориях боевики талибы заставляют выходить за себя замуж незамужних женщин и девочек в возрасте от 12 лет.

Афганские девочки в школе в городе Герат, июнь 2021 года
Афганские девочки в школе в городе Герат, июнь 2021 года

В остальном “Талибан” пока также далек от того, чтобы выполнять собственные “прогрессивные” обещания: как сообщает журналист Радио Свобода/Радио Свободная Европа Фрад Бежан со ссылкой на разговоры с пожелавшими остаться неназванными собеседниками в Кабуле, в городе проходят обыски “от двери к двери” с изъятием мобильных телефонов, в которых талибы ищут свидетельства сотрудничества с бывшим правительством, западными НКО или американскими силами. “Мы не планируем входить в дома и мстить тем, кто сотрудничал с прежними властями, иностранными силами или служил в правительственных спецслужбах”, – говорят в это же время сами талибы. Американские правительственные агентства, сообщает AFP, проводят срочную ревизию контента своих интернет-сайтов, чтобы удалить информацию, опасную для сотрудничавших с ними афганцев. Голландцы, которые не смогли в понедельник эвакуироваться на очередном американском самолете, видели на улицах Кабула расстрелы бывших солдат правительственной армии талибами.

Афганистан, провинция Нангархар. Талибы избивают афганцев, которых они подозревают в сотрудничестве с американскими силами:

 

В присутствии немногих оставшихся в стране западных журналистов боевики “Талибана” пока ведут себя сдержанно – об этом можно судить по видео состоявшейся во вторник акции женщин в Кабуле, требовавших не исключать их из политической, экономической и социальной жизни в Афганистане. При этом журналистке CNN Клариссе Уорд уже пришлось сменить привычную европейскую одежду на черный мусульманский платок.

 

Радио Свобода рассказывает о женщинах, которые остаются в Афганистане в смертельной опасности, и напоминает истории тех, кто стал символом женской борьбы за свои права с талибами и другими исламистскими консерваторами.

Образование – Малала Юсафзай

Первая женщина в этом списке – не афганка, а гражданка Пакистана, но именно ее имя многие вспоминают в эти дни. Малала Юсафзай стала известной в 11 лет, когда начала вести блог на Би-би-си, критикуя попытки талибов установить законы шариата в долине Сват на севере Пакистана. Это было в 2008 году, во время очередного этапа Вазиристанской войны в Свате, вскоре после того, как вытесненные американцами из Афганистана в Пакистан талибы и боевики “Аль-Каиды” объявили о создании в этом регионе собственного исламского государства. Спустя 4 года, после того как пакистанским и американским силам удалось вытеснить талибов из долины, но теракты и столкновения правительственных сил с исламистами там продолжались, Малала возвращалась из школы домой на школьном автобусе, когда его остановили вооруженные люди. Один из них зашел в салон и стал спрашивать: “Кто здесь Малала?” Услышав ответ от девочки, он выстрелил в нее. Малала Юсафзай была доставлена в больницу в критическом состоянии, долгое время находилась в коме, но выжила и уехала в Великобританию. В Пакистан она впервые вернулась лишь 6 лет спустя.

Важно:  Молоко как оружие. Как "ковбои" из Украины расселились в Европе

Все эти годы, за время которых Малала Юсафзай успела получить несколько престижных премий, в том числе Нобелевскую премию мира, она вела борьбу за равное право детей (и в первую очередь девочек) на образование. После покушения талибы несколько раз обещали убить Малалу, если им представится такая возможность – вопреки запрету на убийство женщин в исламе.

Сейчас Малала Юсафзай не сходит с экранов телевизоров, вспоминая в связи с приходом талибов к власти в Афганистане свое страшное детство.

“Я не могла даже надеть свою школьную форму, потому что мне могли плеснуть в лицо кислотой. Оправиться от того, что происходит, афганский народ сможет только через многие годы”, – говорит она в интервью журналистке CNN Кристиан Аманпур.

Талибы в Афганистане тем временем уже начали демонтаж прежней системы образования: на пресс-конференции в Кабуле во вторник они объявили о возвращении раздельного обучения мальчиков и девочек, хотя говорят, что в их планы не входит полный запрет женского образования. Во время предыдущего правления “Талибана” в стране в 1996–2001 годах большинство девочек не посещали школу вовсе.

Девочка у школьной доски в афганской провинции Нангархар, февраль 2021 года. Из-за нехватки помещений школьные занятия в Афганистане часто приходится проводить на открытом воздухе
Девочка у школьной доски в афганской провинции Нангархар, февраль 2021 года. Из-за нехватки помещений школьные занятия в Афганистане часто приходится проводить на открытом воздухе

В докладе правозащитной организации Human Rights Watch, опубликованном летом 2020 года, говорилось, что до 1996 года в Афганистане 70% школьных учителей были женщинами. “Сейчас, несмотря на заявления талибов о том, что они не против школьного образования для девочек, лишь небольшое число их лидеров допускает такую возможность, другие же не считают это приемлемым вовсе”, – отмечают правозащитники, уточняя, что даже самые “прогрессивные” талибы склонны ограничивать право девочек на образование возрастом пубертата, то есть не допускать их в школы после достижения возраста в 10–12 лет.

Политика – Зарифа Гафари

29-летняя Зарифа Гафари, мэр афганского города Майдан-Шар, стала символом возвращения женщин в афганскую политику. Она была не первой женщиной-мэром, назначенной президентом Афганистана на свой пост, но самой молодой – а главное, мэром города, который хотя и расположен всего в 40 километрах от Кабула, находится в одном из самых консервативных регионов страны, провинции Вардак. В 2018 году, в свой первый день в новой должности, она подверглась нападению группы мужчин, которые пытались закидать ее камнями. Это было лишь первое из череды покушений на жизнь Гафари, которая даже не могла поселиться в управляемом ею городе и была вынуждена ездить на работу из Кабула. В ноябре 2020-го талибы казнили отца Зарифы.

“Я знаю, что когда-нибудь меня застрелят”, – говорила Зарифа Гафари в интервью New York Times в 2019 году. Два года спустя десятки тысяч людей каждый день заходят на ее страничку в твиттере, чтобы узнать о судьбе женщины. Последний ее твит датируется 14 августа. В этот же день в телефонном интервью британскому изданию inews.co.uk Гафари, находившаяся в тот момент в своей кабульской квартире, сказала: “Я сижу здесь и жду, когда они придут за мной. Нет никого, кто помог бы мне и моей семье. Они придут за такими, как я, и убьют меня. Я не могу оставить свою семью. И в любом случае, куда мне идти?” После этого, пишет журналист inews Майкл Дэй, самая молодая женщина-мэр в истории Афганистана извинилась, сказав, что больше не может говорить, и повесила трубку. С тех пор никаких известий о ее судьбе нет.

Не исключено, что в Кабуле по-прежнему остается и первая афганская женщина, ставшая рисовать граффити на улицах, – художник Шамсия Хассани. Последние ее посты в твиттере и инстаграме были опубликованы в ночь на среду. Хамсани родилась в 1988 году в Иране и впервые смогла приехать на свою историческую родину только 20 с лишним лет спустя. В 2005 году она получила степень по искусствам в Кабульском университете, позже – степень бакалавра живописи и магистра изобразительного искусства и в итоге стала преподавать здесь рисование.

Самые известные работы Хассани посвящены войне в Афганистане и роли женщин в жизни страны.

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Shamsia Hassani (@shamsiahassani)

“Я никогда не понимала, почему вы просто не хотите, чтобы мы жили в мире? Талибан? ИГИЛ? Или… Позвольте нам жить мирно. Я хочу вернуть свою страну, свой дом. Я хочу мира и свободы для своего народа”, – написала Хассани в твиттере 20 июля. Ей пришлось научиться рисовать граффити за рекордно короткое время – не более нескольких десятков минут. Иначе, по словам художницы, на улицах Кабула вокруг нее начинали собираться группы недовольных мужчин.

Авиация – Нилуфар Рахмани

В 2012 году в возрасте 20 лет Нилуфар Рахмани стала первой афганской женщиной, поступившей на службу в ВВС Афганистана. В конце 90-х годов ее семья бежала от “Талибана” в Пакистан и смогла вернуться только в 2001 году. С детства она изучала английский язык, чтобы иметь возможность поступить в летную школу. На курсе она была единственной женщиной.

Во время службы в ВВС Рахмани и ее семья стали получать угрозы убийством от талибов, и в 2018 году Нилуфар получила убежище в США. В июле этого года была опубликована ее книга: “Открытое небо. Моя жизнь первой афганской женщины-пилота”. Сейчас в Кабуле у Рахмани остаются родственники, в том числе отец. “Он очень сильный человек и пытается убедить меня, что у него все в порядке. Но я знаю, что это не так”, – говорила Нилуфар во вторник в интервью американскому телеканалу Fox.

Больше всего ее волнует судьба афганских девочек и девушек, которые никогда не жили под властью талибов. “Талибы установят такие же законы, какие действовали 20 лет назад, может быть, даже еще более жесткие”, – говорит Рахмани. Она также критикует афганское правительство: “Большинство людей говорят, что армия должна была сделать то или это. Вы думаете, если политическое руководство бежит из страны, у солдат будет мотивация воевать? Нет, ее не будет”. В разговоре с журналистом телеканала MSNBC она обратилась к президенту США Джо Байдену: “Как афганская женщина, я хочу, чтобы президент Байден услышал меня. Пожалуйста, спасите семьи. Вы нужны им. Спасите женщин, маленьких девочек. И пожалуйста, спасите мою семью”.

Журналистика – первый афганский женский телеканал Zan TV

После свержения режима талибов в 2001 году женщины постепенно стали возвращаться в Афганистане и в такую профессию, как журналистика. В 2017 году в этой сфере произошло по-настоящему знаковое событие, невиданное даже для многих развитых стран: в Кабуле начал вещание частный телеканал Zan TV, ведущими и сотрудниками которого были практически исключительно женщины. Помимо обычных новостей Zan TV сосредоточился на освещении проблем женщин в современном Афганистане.

Довольно быстро аудитория канала выросла до сотен тысяч зрителей. Zan TV интервьюировал активисток, боровшихся за права женщин, а также посвящал программы темам, которые были запретными во время правления “Талибана”, таким как косметический уход или женский спорт.

Во вторник “Талибан” разрешил женщинам вести телепередачи, несмотря на то что законы шариата запрещают им показывать свое лицо незнакомцам. Сотрудники еще одного афганского телеканала, TOLOnews, 17 августа смогли возобновить вещание с ведущими-женщинами, хотя еще днем ранее редакция была захвачена талибами.

Важно:  «Закон бумеранга»: используя каталонских сепаратистов, Путин рискует развалить Россию

Ведущую афганского государственного ТВ Хадиджу Амин сменил представитель “Талибана”. Несмотря на заявления группировки о том, что женщинам будет разрешено продолжить работу на телевидении, Амин говорит, что ей и ее коллегам было запрещено возвращаться на работу:

 

Будущее Zan TV, получавшего финансовую поддержку из Нидерландов, туманно. Британское издание The Guardian в понедельник поговорило на условиях анонимности с несколькими женщинами-журналистками, остающимися в Кабуле.

“Много лет я работала журналистом, чтобы донести до всего мира голос афганцев, прежде всего афганских женщин, но теперь наша идентичность разрушена. Мы не сделали ничего, чтобы заслужить это. За последние сутки наша жизнь полностью изменилась, мы снова заперты в наших домах и ежеминутно получаем угрозы убийством”, – рассказала одна из них.

Одна из самых известных ведущих Zan TV Фария Саиди сейчас живет в Канаде и часто дает интервью другим СМИ.

“Мы потеряли все. Мы начинаем с нуля. Целое поколение, которое знало об ужасах жизни при талибах только по рассказам, теперь вынуждено испытывать все это на себе”, – говорит она.

Спорт – Нилуфар Баят и Закия Худадади

Спортивные состязания – еще одна сфера жизни в Афганистане, которая окажется под угрозой из-за возвращения талибов к власти. Если к мужским соревнованиям “Талибан” относится более-менее лояльно (особой популярностью у талибов пользуется крикет), то участие женщин в большинстве видов соревнований по нормам шариата недопустимо, прежде всего из-за запрета оголять тело в присутствии незнакомцев.

В 2000 году Международный олимпийский комитет наложил санкции на Афганистан, из-за чего афганские спортсмены не смогли поехать в Сидней даже под нейтральным флагом. После свержения “Талибана” афганцы были представлены на всех летних Играх и дважды даже смогли завоевать медали.

В Олимпиаде-2020 участвовали 6 афганских спортсменов, а вот на Паралимпийские игры, которые начинаются 24 августа, сборная страны должна была вылетать в разгар последних событий в Кабуле – и не смогла сделать этого.

Ариан Садики, руководитель паралимпийской сборной Афганистана, написал 16 августа в твиттере: “К сожалению, наши атлеты столкнулись с непреодолимыми обстоятельствами на пути к своей мечте. Я думаю, мы все должны задуматься о том, в каком мире мы живем”.

Особенную тревогу вызывает судьба двух женщин – членов паралимпийской сборной. Во вторник паралимпийская баскетболистка Нилуфар Байят обратилась к испанским властям с просьбой помочь ей покинуть страну, где она оказалась заперта после прихода талибов. Травму спины, из-за которой она оказалась прикована к инвалидной коляске, Баят получила в детстве после попадания ракеты в дом ее семьи.

Баскетбольная паралимпийская сборная Афганистана не прошла отбор на Игры в Токио – в отличие от афганских тхэквондистов и тхэквондисток. 23-летняя тхэквондистка Закия Худадади – первая женщина в истории Афганистана, которая должна была участвовать в Паралимпийских играх.

 

Через Ариана Садики спортсменка, которая сейчас находится в Кабуле, смогла передать видеообращение с мольбой о помощи.

“Меня заточили в доме, я не могу безопасно выйти из дома, чтобы купить что-то для себя или спросить других людей о том, как у них дела… Моя семья живет в городе Герат, он захвачен талибами. Сейчас я живу с членами своей большой семьи в Кабуле, у которых не хватает еды, чтобы прокормить собственных детей, а я для них – дополнительная ноша. Я прошу всех вас, помогите мне. Я намерена участвовать в Паралимпийских играх в Токио-2020, пожалуйста, возьмите меня за руку и помогите! Пожалуйста, я прошу вас всех – особенно всех женщин со всего мира, женские организации, Организацию Объединенных Наций – не допустите, чтобы право женщины – гражданина Афганистана на участие в паралимпийском движении было так легко отнято. Я много боролась, чтобы достичь этой цели, это само по себе большое достижение, и к нему нельзя относиться легкомысленно. Я не хочу, чтобы моя борьба была напрасной и безрезультатной. Помогите мне!”

Марк Крутов
Поделитесь.

Оставьте комментарий