Спецслужбы против лесбиянок. Как в Туле с гей-браками борются "Им сказали: "Либо вы удаляете статью, либо мы испортим девочкам праздник – свадьбы не будет"

 

Продуктовая сеть “ВкусВилл” в июле удалила со своего сайта рекламные статьи про своих покупателей, в числе которых оказалась лесбийская пара, извинившись за “ошибку”. Официально ­– из-за остро негативной реакции аудитории. За несколько месяцев до этого тульская редакция “Московского комсомольца” опубликовала заметку об однополой семье тулячек – она провисела на сайте всего полчаса и вызвала недовольство ФСБ.

Ирине 29 лет, Олесе – 30. Они родились и выросли в Туле, познакомились в 2012 году на сайте знакомств, вместе переехали жить в Москву. Олеся сейчас работает администратором в гостинице, Ирина занимается транспортом и логистикой. Через семь лет после знакомства Ирина сделала Олесе предложение: в арендованных апартаментах в бизнес-центре “Москва-Сити”. Жениться собирались в Дании – это одна из немногих стран, разрешающая оформление браков между иностранцами. В России такой документ не имеет силы, но в планах у девушек переехать в Германию, где датский брак будет признаваться. Впрочем, из-за пандемии ковида церемонию пришлось отложить – сначала на пару месяцев, потом и вовсе на год. Но если в Европу попасть до сих пор невозможно, никто не мешал невестам отгулять свадьбу в России: решили собрать друзей и родных рядом с усадьбой Льва Толстого в Ясной Поляне. В то же время к свадьбе (гетеросексуальной) готовилась корреспондентка тульского МК Екатерина Баланина, оказалось, что у пар – один тамада. Узнав про историю Ирины и Олеси, Екатерина решила написать небольшой текст ко Дню влюблённых.

Статья вовсе не была резкой: знаки зодиака, как познакомились, как восприняли родственники, две части свадьбы – в Дании и в России. Материал провисел всего полчаса, после чего сайт тульского МК был заблокирован на несколько минут, а в редакцию позвонили из УФСБ области и потребовали снять публикацию (прочитать ее можно на стороннем сайте, на территории России – через VPN). “Им сказали: “Либо вы удаляете статью, либо мы испортим девочкам праздник – свадьбы не будет”, – рассказали РС Ирина и Олеся. Редактора вызвали на разговор в “Белый дом” – так в Туле называют здание Правительства области. Журналистка Екатерина Баланина на вопросы РС отвечать отказалась, написала, что коллектив у них маленький и у неё могут быть проблемы, главный редактор тульского МК Анжелика Минаева подтвердила в переписке, что текст “Мы не закрываемся: история любви двух тулячек” действительно публиковался, но был снят, потому что нарушал редакционную политику: “Мы усмотрели в статье нарушение ст. 6.21 КоАП (Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних)”, – пояснила Минаева, добавив, что в правительство её никто не вызывал.

Важно:  Иран на пороге создания ядерной бомбы

Свадьба была назначена на 21 мая, и после истории с угрозами от ФСБ Олеся с Ириной начали переживать: “Мы боялись до последнего. У меня сестра даже совсем не пила, опасались нежданных гостей, – говорит Олеся. – Это был ужас, этот страх, что у нас что-то может случиться на торжестве, к которому мы готовились два года. Ну и чувство какой-то неизбежности… Неприятна дискриминация, что нас принимают за какие-то отбросы”. При этом семьи девушек, в отличие от ФСБ, гомофобией не страдают. “У меня не было такого: “Мама, я лесбиянка”, – вспоминает Олеся. – Я никогда не скрывалась особо и вообще была уверена, что мама всегда догадывалась, но стеснялась говорить. Оказалось, нет. Она как-то услышала, как я с девушкой разговаривала о любви, и был вопрос: “Что значит “я люблю тебя”?” А до этого она меня застала с другой девушкой, ещё в подростковом возрасте. Она мне тогда запретила встречаться с девушками, в церковь меня водила. В итоге, когда я познакомилась с Ириной, мама поняла, что бесполезно водить меня в церковь. Она очень любит Ирину”. “Меня в церковь не водили, в 16 лет я рассказала маме, она поначалу, конечно, была не очень довольна, – рассказывает в свою очередь Ирина. – Потом я объяснилась с папой, он спокойно отреагировал. И перед свадьбой пришлось рассказать всем остальным: тётям, дядям – мы с Олесей постоянно были везде вместе, но они почему-то не догадывались, что мы пара. Я немного переживала за бабушек, всё-таки им за 70 уже, но они так лайтово восприняли, мне саму себя было сложнее принять. Бабушки сказали, что это моя жизнь, самое главное, чтобы их внучка была счастлива. Дедушка рассказал, что в армии у них была девушка, она на кухне работала или медсестрой была, не знаю, она тоже жила с женщиной. Дедушка у меня ещё с тех времен знал, что такие люди есть”.

Важно:  Вандалы-орденоносцы. Как Красная армия взрывала Киев

Ирина и Олеся не активистки, но открытые лесбиянки. По словам девушек, с проявлениями гомофобии обе они столкнулись лишь дважды. Один раз из-за статьи в МК, другой – на работе. “Я искала работу в Москве и пошла на стажировку в строительную компанию, прошла все собеседования, прошла два стажировочных дня, на третий день зашёл разговор про личную жизнь, – рассказывает Олеся. – Я рассказала, что у меня скоро свадьба, что есть невеста, с которой я встречаюсь 9 лет, и после этого со мной перестали общаться, отписались от меня в инстаграме, просто игнорировали и по истечении третьего дня мне сказали, что вы нам не подходите”. По словам девушек, одна из подруг несостоявшихся коллег Олеси какое-то время “писала гадости” под фотографиями в инстаграме. Похожая история была и у Ирины: ещё в Туле она работала барменом, её уволили после того, как к ней зашла Олеся и у руководства появились вопросы к её ориентации.

Любопытно, что полгода назад Ирина занималась логистикой во “ВкусВилле”, говорит, что с гомофобией там не сталкивалась, более того, отправляла фотографии со свадьбы в чат с бывшими коллегами и получила только поздравления. “Если бы я работала там на момент этой истории с рекламой, я бы, наверное, уволилась. Извинения “ВкусВилла” – это позор. Это обесценивание тех девушек, таких же, как и мы. Мы можем поставить себя на их место, потому что мы тоже давали интервью, нас тоже в какой-то степени забанили, но не так жёстко, про нас хотя бы публично не говорили, что мы – ошибка. Мы – не ошибка, мы считаем себя одной из ячеек общества, мы – семья. Понятно, что в России официально мы просто две подруги, но для нас брак – это огромный шаг в отношениях. У нас большие планы – дети, переезд в Германию… Или переезд и дети. Для этого мы делали это торжество. Не чтобы кого-то позлить, что-то кому-то доказать, а просто почему мы должны себя ограничивать? Я всегда мечтала о свадьбе, Олеся всегда мечтала надеть подвенечное платье. Мы ничего плохого не делали”.

Важно:  "Подготовка к фальсификациям". Как власти готовились к выборам
Специальный корреспондент "Радио Свобода" Сергей Хазов-Кассиа
Поделитесь.

Оставьте комментарий