Жертвы советской Олимпиады. Как Мишка убивал своих создателей Милый Олимпийский Мишка, ставший символом Московской Олимпиады-80, был на самом деле кровожадным людоедом, убившим и искалечившим нескольких человек

 

Современный российский олимпизм, то есть, околоспортивное шоу ради понтов, в том числе и ценой человеческих жизней – прямое наследие СССР. И потому сейчас, когда Россия, превознося свои успехи и проклиная необъективное судейство, пытается изобразить олимпийский триумф, самое время вспомнить Полуолимпиаду 1980 года.

Советское наследство

Почему Полуолимпиаду? Потому что, по факту, это была никакая не Олимпиада, а спортивные игры в рамках СЭВ и стран Третьего мира, избравших “социалистический путь развития”. Приличные страны, равно как и приличные люди, побрезговали ехать в страну, залившую кровью Афганистан. Эта несчастная страна, которой фатально не повезло с северным соседом, не оправилась от последствий советской агрессии 1979-89 годов и до настоящего времени.

Олимпиада в Токио до некоторой степени наследовала этой позиции. Россию – виновницу геноцида в Чечне и серии агрессий против Молдовы, Грузии и Украины, да еще и любительницу допинга на Игры не впустили. Как следствие, Россия присутствовала на Олимпиаде в Токио гибридно, в виде ROC (Russian Olympic Committee), без гимна, родины и флага. Впрочем, россиянам к этому давно не привыкать, появление спортсменов-ихтамнетов следом за ихтамнетами-солдатами выглядит совершенно логично, и в чем-то даже удобно. Оно, в частности, позволяет в нужный момент порадоваться победам России, а в нужный — умолчать о том, что команда ROC заняла пятое место в командном зачете Олимпийских игр — и это самое низкое место за всю историю российского участия в Олимпиадах.

Впрочем, Россия деградирует во всех областях – в спорте, в космосе, в гражданских свободах, и в любых социальных измерениях. Иначе и не могло быть – ведь ее по-прежнему пытаются строить на старом фундаменте Советского Союза, откапывая и заботливо реставрируя все худшее, что когда-либо было в советской истории. И тут самое время вспомнить о Мишке Олимпийском, некогда улетевшем “в свой сказочный лес”.

Важно:  "Отец говорил, что порубит на куски". История похищенного кадыровцами чеченского гея

Мишка-людоед

Медведя-символа Московской Олимпиады придумал художник-иллюстратор Виктор Чижиков, долгое время работавший с журналами “Веселые картинки”, “Мурзилка”, “Вокруг света”, “Пионерская правда”, “Молодая гвардия”, “Огонек”. Точнее, медведя в качестве символа Олимпиады выбрали телезрители передачи “В мире животных”, а дальше Миша работы Чижикова победил на конкурсе. Было это сильно загодя до Олимпиады, еще в 1977 году. Сначала эскиз Чижикова понравился лорду Килланину, в то время председателю МОК, а затем был утвержден в аппарате ЦК КПСС.

Встал вопрос об изготовлении Михаила Олимпийского в натуре. При этом, по замыслу организаторов, он должен был еще и летать, что медведям, вообще говоря, несвойственно.

Восьмиметрового надувного медведя изготовили в филиале НИИ резиновой промышленности в Загорске (ныне – Сергиевом Посаде) и обшили искусственным мехом. Было изготовлено несколько экземпляров — вероятно, на случай того, что попытки научить медведя летать, да еще и над Москвой, в крайне сложной воздушной обстановке, добром не кончатся.

Летал Мишка поначалу откровенно плохо. Надутое гелием изделие неправильной формы отвратительно держало вертикальное положение, и было готово лететь куда угодно, но только не в требуемом направлении, заваливаясь набок, крутясь и переворачиваясь вниз головой. А, между тем, на дворе был уже 1979 год, и создателей летучего медведя сильно поджимали сроки и командные голоса с Самого Верха.

Тогда проектировщик Александр Трусов предложил уменьшить куклу до шестиметрового роста и поместить внутрь нее оператора, практически одев его в поддутый гелием костюм, и забалластировав низ. Двигая телом внутри куклы, и изменяя этим ее центр тяжести, такой оператор мог, в принципе, управлять ее полетом. Все предприятие подозрительно напоминало полет камикадзе, но Трусов вызвался добровольцем на испытания. Первый полет прошел удачно. Настолько удачно, что уже второй полет было решено провести в условиях, максимально приближенных к требуемым: сумерки, подъем на 30 метров, на высоту трибун «Лужников» строго вертикально, с тем, чтобы не задеть никаких конструкций, далее, достигнув высоты 3,5 м от верхнего края трибун, Мишка должен был как можно скорее покинуть стадион, не задев при этом чашу с Олимпийским огнём.

Важно:  Ну что, назад на советскую кухню?

Увы, но в этот раз все пошло не по плану. Набрав высоту около ста метров Олимпийский Мишка неожиданно развернулся и стал резко уходить вверх, исчезнув из поля зрения. Ни его, ни тела Трусова впоследствии так и не нашли.

Тогда конструкцию кардинально переделали, вернувшись к прежнему размеру. Теперь управлять Мишкой должен был оператор, кабина которого находилась в одной из задних лап. Для управления была разработана система так называемых “несущих шаров”, которые, перемещаясь определённым образом, способствовали смещению центра тяжести Мишки, что позволяло контролировать направление полета. На испытаниях этого варианта куклы, она потеряла управление, пролетела над горящим олимпийским факелом и вспыхнула. Инженер Игорь Артамонов, сидевший в кабине, погиб от полученных ожогов.

Тогда систему было решено переделать еще раз, закрепив шары управления только на верхних лапах и ушах, чтобы медведь не переворачивался. Казалось, это сработало. Но когда Миша Олимпийский стартовал из Лужников 3 августа 1980 года, его полет снова окончился трагедией.

Сначала все шло хорошо: Мишка, которым управлял летчик-испытатель Руслан Суров, взлетел под прощальную песню Пахмутовой и Добронравова. Трибуны были в восторге. Проблемы возникли при приземлении на Воробьевых горах: плохо управляемый аэростат вдребезги разнес пивной киоск, ранив двух прохожих и искалечив пятилетнего мальчика, Максима Филимонова, который получил компрессионный перелом позвонков шейного отдела, оставшись калекой на всю жизнь. Сам Суров при приземлении погиб, а от Мишки остались одни клочья.

К счастью для организаторов шоу, у них имелся еще один, последний экземпляр Мишки. Его и выставили было на ВДНХ в павильоне “Юный техник”, демонтировав кабину – мол, он летал сам, и погибнуть на нем никто не мог. Все происшествия с аэростатом “Мишка Олимпийский” строго засекретили. Каким-то предприимчивым западным немцам, попытавшимся осенью 1980 выкупить последнего Мишку за сто тысяч марок сурово отказали – мол, “Святое не продается!”. Но по Москве ползли слухи о том, что Мишка сожрал немало людей, и злосчастную куклу спрятали в подвалах Олимпийского комитета, где ее в мешке сожрали крысы. Несъедобные для крыс остатки вывезли в неизвестном направлении и сожгли.

Важно:  Конец Кремниевой долины. Почему стоит выгнать айтишников из Сан-Франциско

Но дух Мишки Олимпийского и тогда не нашел покоя. Напоследок он сломал жизнь своему создателю, Виктору Чижикову, которому за работу и полный отказ от авторских прав заплатили 250 советских рублей, а затем форменным образом затравили, страшно боясь его публичных признаний в том, что он и является автором Мишки. Все деньги за использование олимпийской символики 1980 года, а деньги эти, несмотря на урезанность Олимпиады-80, были огромные, присвоили себе функционеры из советского, а затем и российского олимпийского комитета.

Официальная информации об истории Олимпийского Мишки и человеческих жертвах в ходе его полетов до сих пор засекречена.

Мораль? Мораль, собственно, проста: не связывайтесь с российскими олимпийцами и медведями. И, вообще с кем бы то ни было из России. Там убивают и едят людей — и вас они тоже сожрут, если только смогут.

Сергей Ильченко, журналист-обозреватель "Деловой столицы"
Поделитесь.

Оставьте комментарий