Politico: Как укротить Путина. Мысли десяти ведущих специалистов по безопасности из США и Европы Европеизированная Украина будет подрывать легитимность Путина внутри России

Газета Politico собрала свой «Кабинет» — группу из десяти выдающихся специалистов по безопасности из США и Европы. На своей первой встрече в Нью-Йорке во время Генеральной ассамблеи ООН они поделились своими мнениями о том, как Запад должен отвечать на политику России. Отчет об их дискуссии — в статье Моры Рейнолдс.

Путин не просто подрывает нашу демократию, он стремится надолго обеспечить себе власть в России, дестабилизируя Запад. США и Европа поняли эту стратегию и начали ей противодействовать слишком поздно, и это создает опасность.

К такому неприятному выводу пришла рабочая группа экспертов высокого уровня, собранная Politico и встретившаяся 19 сентября в Нью-Йорке на полях Генеральной ассамблеи ООН. Когда нас окружают такие угрозы, как Серевная Корея, ИГИЛ и нарастающий ультраправый популизм по обе стороны Атлантики, мы решили посмотреть, что скажут некоторые из лучших умов США и Европы, если мы соберем их вместе и предложим откровенно высказаться о главных угрозах для безопасности, с которыми столкнулись наши континенты.

И оказалось, что они обеспокоены Россией и амбициями Путина, которому сейчас 64 года; как предсказывают несколько участников группы, он может оставаться у власти еще десятилетие или больше. Но перед президентом России стоит долгосрочная задача сохранения власти, когда у него нет ни демократической легитимности, ни процветающей модернизированной экономики.

В результате, как говорят участники группы, Путин стремится подорвать западные институты и посеять раздор в западном обществе. Эти усилия направлены не столько на то, чтобы определенные кандидаты побеждали или проигрывали на выборах, сколько на то, чтобы сделать Запад слабым и нефункциональным, чтобы в сравнении с ним российская власть выглядела сильной и легитимной. Чтобы россияне оставались под его автократической рукой, Путину нужно, чтобы они считали, что в свободных Берлине, Лондоне и Вашингтоне нет ничего, чему стоило бы завидовать.

Кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен (слева) на встрече в Кремле с Владимиром Путиным

«Путин хочет, чтобы ничто в мире не угрожало российской автократии, а это значит, что ему нужно дискредитировать демократию в принципе и ослабить институты запада, и именно это он пытается делать», — сказал один из участников.

Дискуссия, давшая старт «Кабинету Politico» — трансатлантическому журналистскому проекту редакций Politico в США и Европе, — проходила по правилам, разработанным британским экспертным институтом Chatham House: имена участников публикуются, но кому из них принадлежат те или иные фразы, не сообщается. В дискуссии приняли участие:

Эвелин Фаркаш, старший научный сотрудник Atlantic Council, обозреватель NBC/MSNBC по вопросам национальной безопасности, бывший заместитель помощнка министра обороны США

Дэн Фрид, почетный член Future Europe Initiative и Евразийского центра имени Дину Патричиу при Atlantic Council, бывший помощник госсекретаря США по Европе, бывший посол США в Польше

Джейн Хармен, гендиректор и президент Wilson Center, бывший член Конгресса США

Александр Квасьневский, бывший президент Польши

Кристоф Хойсген, постоянный представитель Германии в ООН

Джейн Лут, гендиректор SICPA Securink North America, заместитель генерального секретаря ООН, бывший гендиректор Центра интернет-безопасности, бывший заместитель министра внутренней безопасности США

Джон Д. Негропонте, вице-президент McLarty Associates, бывший директор Национальной разведки США, бывший заместитель госсекретаря США, бывший посол США в Гондурасе, Мескике, Филиппинах, Ираке и ООН

Эми Поуп, партнер консалтинговой компании Schillings, бывший заместитель советника Белого дома по национальной безопасности

Фабрис Потье, диектор по стратегии Rasmussen Global, бывший начальник отдела политического планирования НАТО

Александер Вершбоу, почетный член центра международной безопасности имени Брента Скоукрофта при Atlantic Council, бывший заместитель генерального секретаря НАТО, бывший посол США в России и Южной Корее

Россия — лишь одна из растущих угроз для Запада, считают участники «Кабинета». Отношения США с Северной Кореей нестабильны, и один военный просчет может, по словам одного из участников, разрушить все. Китай — это долговременный вызов, соперник, который требует пристального внимания, даже если пока Пекин, по-видимому, заинтересован в сохранении существующего международного порядка, а не в подрыве его. Терроризм,который один из участников осторожно назвал не врагом, а «тактикой», остается угрозой, которая уносит жизни и подрывает стабильность общества.

Но среди членов «Кабинета» установился консенсус: среди геополитических угроз Россия — это номер один. Несколько участников заявили, что фактически Россия объявила политическую войну Западу, даже если Европа и США этого пока не поняли.

«Россия активна, опасна и требует немедленного ответа», — заявил один из участников.

«Россия — это политическая угроза, она развязала политическую войну против нашего общества, подрывает наши ценности, пытается деморализовать и разделить нас, поляризовать нашу политику, чтобы мы отказались от попыток помешать ей колонизовать такие страны, как Украина», — сказал другой из них.

Как бросить вызов Путину

Вот еще несколько ключевых выводов из дискуссии.

Украина — главная опорная точка в борьбе между Россией и Западом. Станет она вассалом России или сможет интегрироваться в Европу — «экзистенциальный» вопрос для России и Путина, от которого будет зависеть легитимность и долговечность его правления.

«России необходимо победить в Украине, потому что европеизация Украины будет концом путинизма. Не России, а именно путинизма», — сказал один из участников.

Власть Путина в России, возможно, более хрупка, чем кажется. Одна из причин — западные экономические санкции, которые причиняют трудности российскому бизнесу и обычным гражданам. Другая причина — зависимость российской экономики от топливных ресурсов при том, что цены на нефть упали и подъем их не ожидается.

В той мере, в которой легитимность Путина основана на процветании, беды российской экономики представляют для него проблему. Один из участников предположил, что Путин может попытаться модернизировать экономику, если обеспечит свое переизбрание в следующем году. Но для этого потребуются менее конфронтационные отношения с Западом.

«Путин не так глуп, чтобы желать лишь сохранения его неэффективной олигархической экономической системы», — сказал один из участников. После выборов в следующем году для Путина и западных стран откроется «очень небольшое окно возможностей», чтобы перезагрузить отношения, если США и европейские страны будут действовать сообща. «Это абсолютно необходимое предварительное условие для всего».

США не ведут себя как лидер свободного мира, и это проблема. «И НАТО, и ООН при своем создании были рассчитаны на сильное лидерство США, но сейчас его нет, — сказал один из участников. — Его нет уже на протяжении некоторого времени».

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (слева) в штаб-квартире Альянса с президентом США Дональдом Трампом (справа)

Отчасти это из-за нескрываемого скептического отношения президента Дональда Трампа к сформировавшемуся после Второй мировой войны трансатлантическому проекту — от НАТО до Евросоюза. Но другой участник отметил, что европейские страны были разочарованы и тем, что президент Барак Обама, казалось, считал отношения с их континентом вопросом второстепенной важности.

«Сейчас мир определенно пытается найти ответ на стратегический вопрос: «Боже, насколько хрупка приверженность Америки демократическим ценностям?» И эхо этого вопроса отдается повсюду», — сказал один из участников.

Мы терпим поражение в кибернетической сфере. «Когда надо решить, как ответить на кибератаки, мы проигрываем, — сказал один из участников. — Российские хакеры продемонстрировали, что мы на десятилетия отстали от уровня развития угроз, и нам срочно надо решить, как преодолеть отставание».

«Компании подходят к киберсфере с точки зрения информационных технологий, но им пора понять, что им нужен подход, в корне отличный от подхода IT, — сказал другой участник. — Поэтому вопрос в том, кто какой частью этой сферы владеет и как мы это решим. И мы до сих пор не разобрались в этих фундаментальных вопросах».

В области кибербезопасности мы не решили, кто за что отвечает. С киберугрозой борются не только компании. Государства тоже до сих пор пытаются решить, кто должен взять а себя лидерство — разведывательное сообщество, военные или службы внутренней безопасности.

Джей Джонсон, экс-министр внутренней безопасности США обвиняет Россию и Путина во вмешательства в ход президентской кампании США в 2016 году

Некоторые участники резко разошлись во мнениях о том, какие государственные органы США лучше всего подготовлены к выполнению этой задачи. Некоторые считают, что это АНБ и Киберкоманда США, которой руководит Пентагон, — обе структуры могут проводить глубокую институциональную экспертизу. Другие предпочитают Министерство внутренней безопасности, говоря, что, когда речь заходит о кибербезопасности, слишком много «идолопоклонства» перед военными.

«Подход АНБ к безопасности стратегический, централизованный и управляемый сверху. Не могу себе представить трех более бесполезных слов, когда речь идет об интернете и о том, что происходит в киберпространстве, — сказал один из несогласных. — Министерство внутренней безопасности, напротив, децентрализовано, оперативно и основывается на инициативе снизу».

Российская пропаганда побеждает в информационной войне. Участники проводят различие между российскими кибератаками, направленными на саботаж, — такими, как изменение результатов выборов или выключение электросетей, — и теми, которые призваны сеять путаницу и раздоры. Западные государства более успешно справляются с первыми, но вторые все еще могут поставить их в тупик. Один участник отметил недавнюю попытку России разжечь антииммигрантские настроения в Германии с помощью выдуманной новости о девочке с российскими корнями, якобы изнасилованной арабами-мигрантами.

«Они собираются разрушить нашу систему, сея сомнения и раскол, продвигая всяческих экстремистов, будь то белые расисты или, как вы знаете, радикалы-леваки, — сказал один участник. — Их не интересуют подробности, им нужно все, что вносит сумятицу и причиняет разброд внутри НАТО и Евросоюза».

Что нужно сделать?

Участники определили семь возможных решений, чтобы защитить запад от нарастающей российской угрозы.

1. Не дать Украине — хотя бы большей ее части — попасть в руки Путина.

Все согласились с тем, что Запад может помешать Путину, поддержав демократическую европейскую Украину, даже если некоторые части страны, такие, как Крым, будут оставаться в руках России. Европеизированная Украина будет подрывать легитимность Путина внутри России, поднимать вопросы о том, почему в России автократическое правление и клептократическая экономика, в то время как исторически и культурно близкой Украине удалось стать частью Запада.

Президент Украины Пётр Порошенко (слева) вместе с главой Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером (в центре) и Президентом Европейского парламента Дональдом Туском (справа)

«Ключ к сдерживанию и потенциально к изменению России — это Украина», — сказал один участник.

2. Дать Украине некий статус младшего партнера в Евросоюзе.

Несколько участников согласны, что Евросоюзу нужно создать для Украины некий статус в шаге от полного членства, так как ее экономике еще нужно пройти долгий путь, чтобы стать готовой к интеграции. Главным препятствием, с которым Киеву необходимо бороться, остается коррупция. Промежуточный статус «ассоциированного члена Евросоюза» даст сигнал об отношении Европы к стране. Это усилит украинских проевропейских демократов и заблокирует попытки Путина прочнее втянуть Украину в российскую орбиту.

3. Продолжать экономическое давление на Россию с помощью санкций.

Участники согласились, что американские и европейские санкции против России, введенные после захвата Крыма в 2014 году, тяжело сказываются на ее экономике и повышают себестоимость ее попыток дестабилизировать остающуюся вне ее влияния часть Украины. Но они предупредили о трещинах в западной коалиции и отметили, что судьба Украины может зависеть от сохранения единства Запада.

4. Март 2018 года — ключевой момент для Путина.

Мало кто сомневается, что в марте следующего года Путина переизберут на новый шестилетний срок. Но после этого ему придется принимать некоторые стратегические решения. Если Путин хочет модернизировать российскую экономику и уменьшить ее зависимость от нефти, газа и добычи других полезных ископаемых, в начале нового срока у него появится для этого окно возможностей. Участники считают, что после выборов Запад должен будет искать знаки того, что Путин хочет установить отношения иного типа, более ориентированные на сотрудничество, и нужно быть готовыми к ответу на его сигналы. Ключевой знак — назначит ли он модернизатора на должность премьер-министра.

5. Государства должны больше делиться секретами с частным сектором.

Американское государство плохо информировало частные компании и общество о киберугрозах из-за правил, не допускающих разглашение разведданных, считает один из участников.

«Есть вещи, которые известны государству, но оно не делится ими с компаниями, и это меня бесит, потому что некоторые из этих вещей нужны компаниям, чтобы нас защитить, — сказал участник, ссылаясь на проведенное ФБР расследование деятельности московской компании, занимающейся безопасностью в интернете. — Если сейчас наше государство говорит, что не следует работать с определенной компьютерной компанией, почему оно не сказало всему миру об этом раньше?»

6. Для большей безопасности требуются «кампании кибергигиены».

Основы кибергигиены, такие, как смена паролей и привычка не открывать непроверенные вложения в электронной почте, могли бы предотвратить 80–90% известных кибератак, считает один из участников.

«Почему государство не занимается распространением знаний об основах кибергигиены? Я хочу сказать, у нас есть социальная реклама, призывающая мыть руки. Так почему мы не делаем этого?»

7. Лучшее, что можно противопоставить российской информационной войне, — это больше информации.

НАТО и Евросоюз должны приложить больше усилий, чтобы распознавать, анализировать и опровергать российскую дезинформацию, сказал один участник. У обоих союзов есть небольшие «кустарные предприятия» в этой области, но «их нужно финансировать в пять раз более существенно, чтобы получить своего рода базовую возможность противостоять российской дезинформации».

«Защита — это изобличение. Боты и тролли должны быть помечены большим ярко-красным штампом: российская пропаганда», — сказал другой участник.

Кошмарные сценарии

Мы завершили дискуссию, попросив каждого из участников описать угрозу для США и Европы, которая не дает им спать по ночам. Вот некоторые ответы:

«То, что не дает мне спать, — это опасность неправильного расчета».

«Отсутствие уверенности, уверенности в себе в политике Запада. Ощущение, что у нас это просто не работает».

«Самая большая опасность, стоящая перед нами, — потерять веру друг в друга. Я согласен с этим. Думаю, это самая глубокая угроза».

«Мой ночной кошмар… Я боюсь, что новая американская президентская администрация разрушит многое из того, что мы сделали за последние пятьдесят лет».

Politico
Поделитесь.