По стопам Путина? Зачем Венгрии закон о запрете “ЛГБТ-пропаганды” Фото венгерского премьера Виктора Орбана, доверительно и чуть ли не нежно шепчущего что-то на ухо Владимиру Путину, и надпись: "Однополая любовь – это реальность". И такой плакат можно было увидеть в минувшее воскресенье на будапештском прайде, в котором приняли участие 30 тысяч человек

 

Они выразили протест против недавно принятого в Венгрии закона о борьбе с “ЛГБТ-пропагандой” среди несовершеннолетних, имеющего ряд общих черт с аналогичным более ранним российским законодательством. Неожиданный “крестовый поход” правительства Орбана против ЛГБТ-сообщества уже стал причиной очередного острого столкновения между властями Венгрии и руководством Европейского союза. При этом конфликт, похоже, только разворачивается. Стал ли Орбан, известный своим дружелюбием по отношению к Кремлю и подражанием политической тактике российских властей, “учеником” Путина и по части наступления на права секс-меньшинств?

Согласно закону, одобренному в середине июня венгерским парламентом – в нем у правящей партии Фидес большинство мест, – в школах будет запрещено обсуждение вопросов гомосексуальности, а также трансгендерности. Лицам младше 18 лет нельзя будет “пропагандировать” гомосексуальность или смену пола. Эти нормы внесены в закон, посвященный ужесточению наказания за педофилию. Критики документа видят в этом стремление властей приравнять гомосексуальность к половым преступлениям против детей.

Европейская комиссия объявила о начале против Венгрии (и Польши, где мэры ряда городов объявили их “зонами, свободными от ЛГБТ”) юридической процедуры, которая может вести к введению санкций и по меньшей мере частичному прекращению потока евродотаций для обеих стран. Правительство Орбана обвиняют в нарушении ст. 2 Договора Европейского союза, где в качестве одной из основных ценностей ЕС прописано уважение к достоинству и правам человека. “Европа никогда не допустит, чтобы часть наших граждан была маргинализована в зависимости от того, кого они любят, их возраста, этнического происхождения или политических взглядов”, – заявила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

В ответ премьер Орбан, для которого столкновения с Брюсселем – излюбленный вид политической игры, повысил ставки. Он объявил, что проведет в Венгрии референдум по вопросам, связанным с ЛГБТ-тематикой и ее присутствием в образовании и воспитании детей. Среди предложенных премьером вопросов: “Согласны ли вы с тем, чтобы в программах образовательных учреждений без согласия родителей присутствовали учебные курсы, посвященные различным сексуальным ориентациям?”, “Согласны ли вы с тем, чтобы процедура смены пола была доступна и детям?” и “Считаете ли вы возможным пропаганду смены пола среди детей?”. В видеообращении к гражданам Виктор Орбан обвинил Брюссель в “нападении на Венгрию” и заявил, что “на кону стоит будущее наших детей”:

Важно:  Оппозиция против. Почему сомнительны результаты электронного голосования

И сам Орбан, и представлявший новый закон в парламенте депутат Мате Кочиш заявляют, что документ затрагивает вопросы сексуального воспитания, а взрослых ЛГБТ-людей он не касается. По словам Кочиша, речь идет лишь о “праве родителей воспитывать детей в соответствии со своими ценностями и взглядами”. Либеральная оппозиция возражает: запрет на информацию о секс-меньшинствах нарушает свободу образовательного процесса, вне зависимости от того, как сами учащиеся или их семьи относятся к ЛГБТ, а кроме того, является инструментом ущемления прав меньшинств, что противоречит статусу Венгрии как члена ЕС.

Любопытно, что ЛГБТ-сообщество до недавнего времени не было объектом особой неприязни венгерского лидера и его сторонников. И уж тем более не предпринимались попытки поставить на одну доску информацию о типах сексуальной ориентации человека и педофилию, отмечает обозреватель интернет-издания Telex Саболч Дулл. Он напоминает, что в 2007 году в Венгрии был принят относительно либеральный закон о зарегистрированном партнерстве, и партия Фидес, вернувшись в 2010 году к власти, долгое время не предпринимала попыток отменить или всерьез ограничить его действие.

В окружении самого Виктора Орбана были люди, принадлежащие к ЛГБТ-сообществу – например, бывший евродепутат Йожеф Сайер. Его политическая карьера резко оборвалась в конце 2020 года, когда Сайер пытался сбежать с гей-вечеринки в Брюсселе по водосточной трубе – после того, как на место ее проведения пришла полиция. Причиной ухода Сайера из политики, однако, не была его сексуальная ориентация, а тот факт, что вечеринка нарушала действовавшие тогда правила ковид-карантина. А также вскрывшееся лицемерие политика: именно Сайер был автором поправки к венгерской конституции, определяющей брак как союз между мужчиной и женщиной.

Недавно венгерские журналисты задали ряду политиков из партии Фидес вопрос о том, как они отнеслись бы к коллеге-гомосексуалу. Большинство полученных ответов были удивительно толерантны. “А в чем проблема? Мы живем в XXI веке в свободной стране. Как говорил премьер, для нас свобода человека – главное сокровище”, – заявила министр юстиции Юдит Варга. Один из основателей Фидес и близкий сотрудник Орбана, депутат Европарламента Тамаш Дойч ответил коротко: “У нас в партии нет гей-карантина”. По словам депутата венгерского парламента Иштвана Холлика, отвечающего в правящей партии за связи с общественностью, “мы в Фидес обычно не обсуждаем то, что делаем в спальне”.

Важно:  "Российские выборы" - это трагический политический оксюморон

Тем не менее, примерно с 2019 года правящая партия начала проявлять враждебность к секс-меньшинствам, говорит представитель венгерской организации Háttér, занимающейся защитой прав ЛГБТ, Лука Дудиц. По ее словам, к этому времени относится “начало интереса Фидес к нашему сообществу. Тогда на нас начал открыто нападать председатель парламента Ласло Кёвер, а затем и другие высокопоставленные представители правящей партии. Годом позже был принят запрет на смену гендера, в прошлом году – поправки к конституции, запрещающие однополые браки и усыновление детей [представителями секс-меньшинств]. Нынешний закон – логичное продолжение этой тенденции”.

Насколько гомофобно венгерское общество в целом? Лука Дудиц отмечает, что за месяц, прошедший после принятия нового закона, ее организация получила тысячи писем с выражением поддержки. По ее данным, около 80 процентов венгров, вне зависимости от их собственных взглядов на ЛГБТ-проблематику, считают, что этот закон ущемляет права секс-меньшинств. Однако опросы свидетельствуют, что во взглядах на эти меньшинства венгерское общество разделено. По данным на конец 2019 года, с утверждением о том, что представители ЛГБТ-сообщества должны пользоваться такими же правами, что и гетеросексуалы, были согласны 48% опрошенных, не согласны – 46%. Легализацию однополых браков (данные 2020 года) поддерживали 35% венгров, против были 58%.

Саболч Дулл считает, что закон об “ЛГБТ-пропаганде” выгоден для Виктора Орбана и его партии, поскольку “содержит громогласные риторические заявления, но вряд ли будет иметь какие-либо осязаемые практические последствия”. Причина – расплывчатость документа, например, в том, что он не содержит четкого разделения между “пропагандой” и информированием, а потому уязвим с правовой точки зрения. “Это напоминает закон об НКО, финансируемых из-за рубежа – в том, что риторические угрозы не сопровождаются конкретными практическими карательными мерами”, – полагает Дулл. В этом смысле Орбан пока не проявил себя как верный ученик Путина: в российском законодательстве в обоих случаях карательных мер предостаточно.

Важно:  Немецкие СМИ о выборах в Госдуму: "Такие выборы никому не нужны"

Издание Politico обращает внимание на то, что в Венгрии в начале будущего года должны состояться парламентские выборы, и впервые за многие годы объединенная оппозиция имеет шансы на успех. По данным на середину июля, рейтинги партии Фидес и оппозиционной коалиции практически равны: 48 и 46% соответственно.

В этих условиях закон об “ЛГБТ-пропаганде” может рассматриваться не только как способ мобилизации консервативного электората, но и как инструмент для раскола оппозиции, которая очень разношерстна: от либералов и левых до довольно радикальных националистов. Последние, из числа депутатов от партии Jobbik, поддержали новый закон – к явной радости правительственного лагеря. Тем не менее лидеры оппозиции полны надежд. По словам Андраша Фекете-Дьёра, главы входящей в разношерстную коалицию центристской партии Momentum, “мы верим в равные шансы для всех, в меритократию, в противовес необходимости целовать руку Виктора Орбана, чтобы преуспеть в бизнесе или политике. Люди устали от этой системы”.

Через несколько месяцев станет ясно, насколько велика эта усталость, и поможет ли гомофобный маневр Виктору Орбану избежать первого за 12 лет поражения на выборах, за которыми будут внимательно следить как в Брюсселе, так и в Москве.

Журналист "Радио Свобода" Ярослав Шимов
Поделитесь.

Оставьте комментарий