Подполье, тайный агент и большевики. Как елисаветградские чекисты остановили «Народную месть» В середине июля 1921 г. в Елисаветград из Львова прибыл агент №476 с заданием от Юрка Тютюнника присоединиться на Елисаветчине к подготовке антибольшевистского восстания. Волею обстоятельств он возглавил такую подготовку, но почти сразу попал под колпак чекистов

 

Этим агентом был Владимир Григорьевич Новицкий. Он родился 1896 г. в селе Гаивка Марковской волости Елисаветградского уезда Херсонской губернии в семье зажиточного крестьянина. Окончил двухклассное училище, работал писарем. Служил в русской армии, из рядов которой был уволен после травм. Вернувшись в родное село, продолжил работать писарем, затем приказчиком, делопроизводителем. В 1917 г. Новицкий поддержал Украинскую революцию:

«В феврале 1917 г. я узнал, что я украинец и наш украинский народ находится под гнетом русского царизма… Началось разъединение народов. Я, как украинец, не мог пойти к русским, грузинам, литовцам и другим народам и остался с украинцами».

В феврале 1918 г. он был избран атаманом отрядов свободного казачества Марковской волости. Это был достаточно боеспособный отряд, который совместно с вольноказаческими подразделениями соседних волостей: Глодоской и Добровеличковской — удачно сопротивлялся большевикам.

Съезд Вольного казачества в Чигирине в октябре 1917 года
Съезд Вольного казачества в Чигирине в октябре 1917 года

Во времена Украинского Государства Павла Скоропадского отряд вольных казаков Новицкого участвовал в восстании против Гетманата и его немецко-австрийских союзников, которое началось в мае 1918 г., но быстро потерпело поражение. Новицкий попал в уманскую тюрьму, из которой сумел убежать. Вернувшись в Гаивку, продолжал участвовать в освободительной борьбе. В мае 1920 г. преследуемый большевиками эмигрировал в Галичину. Летом 1921 г. согласился на подпольную работу, получив задание от Юрка Тютюнника установить связи с Михаилом Вербицким, который должен был возглавить антибольшевистское восстание на Елисаветчине.

В середине июля В. Новицкий прибыл в Елисавет. Елисаветчина в планируемом деятелями УНР антибольшевистском восстании входила в ареал деятельности Южной группы войск, во главе которой был поставлен Андрей Гулый-Гуленко. В общем Южная группа должна была действовать на территории Одесчины, Николаевщины, Херсонщины. Территория ее деятельности состояла из четырех повстанческих районов, и в состав четвертого входили территории между Елисаветградом и Александрией. Командующим был назначен Михаил Вербицкий, его помощником стал Тихон Березняк. Штаб района находился в Глодосах, большом селе, которое в течение освободительной борьбы было одним из мощных центров повстанческого движения на Елисаветчине. Были даже планы о переносе центра всей Южной группы из Кишинева в Глодос, что позволило бы лучше подготовить будущее антибольшевистское восстание.

Андрей Гулый-Гуленко в 1921 году

Однако лето 1921 г. оказалось не лучшим периодом для повстанческого движения в Украине. Надежды повстанцев на тысячи крестьянских фронтов не сбылись благодаря изменениям в экономической политике, введенным большевиками весной 1921 г., и явному неурожаю 1921 года в ряде районов, которые были основой повстанческого движения. А в июне-июле 1921 г. чекисты ликвидировали целый ряд подпольных организаций по всей Украине, склонив к сотрудничеству отдельных руководителей восставших, в частности Юлиана Мордалевича.

Коллаж из опубликованных сообщений о повстанческом движении в Украине в 1921 г. с упоминанием группы Мордалевича и отрядов, действовавших на Елисаветчине. // «Летопись Красной калины», 1932
Коллаж из опубликованных сообщений о повстанческом движении в Украине в 1921 г. с упоминанием группы Мордалевича и отрядов, действовавших на Елисаветчине. // «Летопись Красной калины», 1932

Накануне прибытия В. Новицкого в Елисаветград чекисты арестовали Михаила Вербицкого, поэтому теперь именно Новицкий был вынужден возглавить подготовку восстания на этих территориях. Он начал формировать организацию под названием «Народная месть». Первым, кого В. Новицкий привлек к ней, был его младший брат Федор. 18-летний юноша имел опыт повстанческой войны как член отряда Коваленко (по прозвищу Зализняк), действовавшего на Елисаветчине. Когда отряд прекратил свое существование, Ф. Новицкий устроился на работу в Елисаветградское управление образования. Пытаясь привлечь к организации знакомых, Ф. Новицкий рассказал одному из них о цели деятельности «Народной мести», однако бывший повстанец уже был агентом местного отдела ЧК. Один из исследователей, комментируя этот эпизод, отметил:

Важно:  Оппозиция против. Почему сомнительны результаты электронного голосования

«Прямота и откровенность, с которой действовал неопытный юноша, ошеломила елисаветградских чекистов: не агенты ли одесской ЧК действуют в их в городе без их ведома?»

Такую реакцию чекистов можно объяснить историей фиктивной организации «Комитет по борьбе с большевизмом», созданной в Елисаветграде Особым отделом Первой конной весной 1921 г. и разоблаченной елисаветградскими чекистами. Однако на этот раз оказалось, что братья Новицкие не имеют к ВУЧК никакого отношения. Началась оперативная разработка украинского подполья в Елисаветграде.

Между тем развитие «Народной мести» продолжалась. Кроме братьев Новицких ее лидерами стали атаман повстанческого отдела «Народной мести» Остап Труба и начальник штаба Петр Непохитный (неизвестно, это имя или псевдоним). Подпольщикам удалось установить контакты с повстанцами Холодного Яра, который после разгрома сети подполья на Киевщине в июне-июле 1921 г. снова стал главным центром повстанческого движения.

Из материалов дела «Комитета по борьбе с большевизмом» из архива СБУ в Кировоградской области
Из материалов дела «Комитета по борьбе с большевизмом» из архива СБУ в Кировоградской области

Готовя почву для восстания, В. Новицкий писал листовки, адресованные красноармейцам, бывшим участникам освободительной борьбы, рядовым гражданам. Например, убеждая воинов Красной армии перейти на сторону повстанцев, В. Новицкий отмечал:

«Каждый из вас уже попробовал родной крови. А за что? Вы сражались и проливали кровь за будущую жизнь рабочего и крестьянина. А он ее видит? Где же рай, за который пролили так много крови, тот всемирный рай остался на бумаге… Не мешкайте, братья, узнавайте брат брата, идите к восставшим братьям и защитникам родного края и нации… Да здравствует наш родной край и нация… Слава восставшим! Да здравствует могучая независимая свободная Украина! Слава!”.

Другая открытка, довольно эмоциональная, адресовалась бывшим участникам вольноказаческого движения, атаманом которых в 1918 г. был именно В. Новицкий.

«Славное общество! Вы не только были первыми в Марковской волости и Елисаветградском уезде, вы были первыми на Херсонщине. Вы были здесь первым цветом, первым отголоском нашего народа, который просыпался от летаргического сна… Сейчас пришло время собираться нам и приступать к начатой работе… Я надеюсь, что марковское казачество не захочет оставлять начатый труд на глумление своих врагов и этим наложить грязное пятно не только на вольное казачество, а и на всю Марковскую волость. Вылезайте из темных уголков и не бойтесь. Будьте здоровыми и ждите приказа».

Открытка повстанцев Елисаветчины. Из архива СБУ в Кировоградской области
Открытка повстанцев Елисаветчины. Из архива СБУ в Кировоградской области

Готовясь поддержать восстание, руководство «Народной мести» проводило организационную и агитационную деятельность в Елисаветградском и Первомайском уездах Николаевской губернии и Звенигородском уезде Киевской губернии. Правда, В. Новицкий не смог установить контакты с другими повстанцами, которые действовали на Елисаветчине. В частности, с отрядами Герасима Нестеренко-Орла и Иллариона Загороднего, которые были наиболее активными на Елисаветчине в 1921 году. Поэтому в случае начала восстания В. Новицкий мог надеяться только на собственные силы. На сентябрь 1921 г. повстанцы из «Народной мести» имели 150 винтовок и сабель, 1 пулемет, 10 лошадей, 5 седел. Однако приказа начать активные действия «Народная месть» от Партизанского повстанческого штаба не дождалась. Поэтому В. Новицкий, имея инструкцию от Ю. Тютюнника мелких восстаний не поднимать, выжидал. Пытаясь выяснить планы руководства Украинского повстанческого движения, он приказал отправить во Львов человека для получения инструкций и финансов.

Важно:  Плохие и хорошие новости для ЕС. Почему партия Меркель проигрывает социал-демократам

Планами В. Новицкого решили воспользоваться большевики, с самого начала деятельности «Народной мести» имевшие в ее составе своих сексотов. Одним из таких был Сергей Даниленко (прозвище Карин). Он сыграл значительную роль в ликвидации «Народной мести», поэтому на его биографии стоит остановиться подробнее.

Карин родился в селе Высокие Байраки Елисаветградского уезда в 1898 г. в зажиточной крестьянской семье. В 1911-1919 гг. учился в Елисаветградском коммерческом училище, был членом, по его словам, «нелегального кружка шовинистического толка». Под «шовинистическим направлением» С. Даниленко, наверное, имел в виду проукраинское направление деятельности кружка. Позже в автобиографии он каялся, что в тот период «был безусловно заражен шовинизмом совета спасения «мамочки Украины». Односельчане будущего чекиста подтвердили, что Даниленко частенько «высказывался националистически». Правда, это не помешало ему в 1919 г. пойти добровольцем в Красную армию. На бронепоезде под названием «Смерть белым» он успел повоевать не только против деникинцев, но и с махновцами и григорьевцами.

Определяющим для жизни Даниленко был эпизод, который произошел с ним в 1920 г. Выздоровев от тифа, он вернулся в Высокие Байраки, где вместе с актрисой Алисой Вербицкой основал любительский театр. В репертуаре любительской труппы преобладали украинские пьесы. Наверное, это и стало основанием для доноса в Елисаветградскую ЧК с обвинением его в «контрреволюционной деятельности». А вот на чекистов театральные способности и хороший украинский язык произвели впечатление, поэтому из отделения ЧК Даниленко вернулся ее сексотом, сменив фамилию на Карин. Так елисаветградским чекистам удалось завербовать человека, который в дальнейшем сыграет важную роль в ликвидации украинского повстанческого движения.

Сергей Даниленко (Карин) в 1921 году
Сергей Даниленко (Карин) в 1921 году

Театральные таланты Карина чекисты использовали во время борьбы с «Народной местью». Под именем студента Степана Черненко Карин стал влиятельным членом елисаветградской антибольшевистской организации. Именно ему как представителю «Народной мести» и участнику повстанческого движения Южной группы В. Новицкий поручил довольно рискованное задание: отправиться за границу, в Партизанский повстанческий штаб, и встретиться с самим Юрком Тютюнником. В сентябре 1921 г. Черненко (Карину) сделали фальшивые документы и направили во Львов. Добравшись до столицы Галичины, он провел там три недели, побывал не только в штабе, но и в лагерях для интернированных, контактируя с руководителями и рядовыми участниками повстанческого движения. Карину удалось собрать важную информацию о планах повстанцев.

Важно:  Бизнес с Россией в эру Меркель: два взлета, падение и спорный газопровод

Успех Карина объясняется большой неосторожностью в проверке лиц, прибывающих из Приднепровской Украины во Львов, прежде всего самими руководителями антибольшевистского восстания 1921 г. Этот факт отметил Юрий Горлис-Горский в романе «Холодный Яр», вспоминая детали встречи с одним из поручителей “Повстанческо-Партизанского штаба». Он сам прибыл в штаб весной 1921 года в качестве представителя Холодноярской организации с заданием выяснить намерения его руководителей по организации антибольшевистского восстания. Отсутствие необходимой в таких делах конспирации поразило есаула холодноярцев: «Комната была завалена военными картами Украины. Большой стол застелен кусками полотна с начертанными на них картами местности. Подпоручик тыкал пальцем в карты районов и называл фамилии. «Сюда пойдет тот. В этот район — тот… Люди все определенные и способные». Я сидел угорелый — будто меня кто макогоном по голове шарахнул. Хотелось закричать: «Человек! Зачем ты мне это говоришь?! Откуда ты знаешь, кто я?! Может я с ВУЧК?! Ты тычешь пальцем в жизни тысяч, десятков тысяч людей?!»

Карта повстанческого движения в Украине 1921 г. Фрагмент с обложки газеты «Родной край» из фондов ЛНБУ им. В. Стефаника
Карта повстанческого движения в Украине 1921 г. Фрагмент с обложки газеты «Родной край» из фондов ЛНБУ им. В. Стефаника

Именно таким оказался Карин! Но ни контрразведке УНР, ни польской «охранке» не удалось разоблачить большевистского сексота. Как и предполагал Ю. Горлис-Горский, собранная С. Кариным информация помогла большевикам успешно ликвидировать Ноябрьский рейд армии УНР (Второй Зимний поход).

Между тем в ноябре 1921 г. в Елисаветграде чекисты арестовали членов «Народной мести», которые готовились к восстанию. Всего задержали пятьдесят одного человека. Одиннадцать из них, среди которых были братья Новицкие, расстреляли, девятерых приговорили к лишению свободы, некоторые сумели убежать, часть подпольщиков оправдали. Однако в 1937 г. чекисты снова вернулись к делу «Народной мести». На этот раз оправданных в 1921 г. расстреляли.

Карина за успехи в борьбе с украинским повстанчеством в 1921 г. наградили золотыми часами и перевели в центральный аппарат Всеукраинской ЧК «как оказавшего большие услуги секретного сотрудника». В 1923 г. способный чекист принимал участие в операции «Табак», во время которой удалось задержать самого Юрка Тютюнника. Атаман не узнал большевистского сексота, с которым встречался во Львове осенью 1921 г.

В период украинизации Карин входил в комиссию по «испытанию украинского языка», поскольку прекрасно владел украинским. В 1937 г. Карина арестовали за участие в «националистическом заговоре». Однако он сумел пережить пытки «коллег» и выйти из тюрьмы в 1939 г. Все обвинения, выдвинутые против него, были сняты. Во время Великой Отечественной войны вернулся на службу в НКВД, сделал блестящую карьеру в карательных органах СССР, оставив воспоминания о борьбе с украинским повстанчеством. События 1921 г. он описал в статье «В стане врага», вышедшей в сборнике рассказов чекистов «Особое задание».

Обложка книги, в которой был опубликован рассказ С. Карина о его роли в уничтожении повстанцев Елисаветградщины в 1921
Обложка книги, в которой был опубликован рассказ С. Карина о его роли в уничтожении повстанцев Елисаветградщины в 1921
Юрій Митрофаненко
Поделитесь.

Оставьте комментарий