Поле боя: Афганистан Потянет ли российская экономика уже третью «горячую» войну (после Сирии и Донбасса) и «холодное» противостояние в Восточной Европе и Балтике вопрос открытый

 

Итак, вполне очевидно, что американцы покинули Афганистан, посчитав, что поставленные 20 лет назад задачи полностью выполненными. Такой достаточно неожиданный шаг американской администрации уже фактически привел к возникновению очередной «горячей точки». Причем в районе, который является жизненно важным сразу для двух противников Вашингтона – как Москвы, так и Пекина. Кроме того, еще как минимум две региональные сверхдержавы – Турция и Индия – увидели в складывающейся обстановке возможности для усиления своего влияния.

На сегодня в раскладе вокруг Афганистана очевидно только одно – падение нынешнего режима в Кабуле – вопрос времени. Все остальное как вокруг страны, так и внутри – непонятно и покрыто мраком. Поэтому нет ничего удивительного, что и в России, и в Китае, и в Иране ситуацию понимают и уже начали наводить мосты с талибами.

Причем нельзя не отметить, что Москва даже закрыла глаза на статус «Талибана» как террористической организации, запрещенной в самой же России. Хотя после поддержки тех же террористов на Донбассе или в Палестине позиция россиян вполне себе укладывается в некую схему типа «враг моего врага – мой друг».

Турция

На этом фоне весьма неожиданным стал интерес Турции, которая делает решительные шаги, чтобы занять место США или как минимум серьезно укрепить свое влияние в регионе.

Как отмечает один из турецких внешнеполитических экспертов Али Усул, геополитическое значение Афганистана трудно переоценить, а китайская инициатива «Пояса и пути» еще больше обострила конкуренцию. По его мнению, Афганистан «составляет неотъемлемую часть геополитики тюркского мира, которому Турция придает большое значение».

Если судить по официальным турецким СМИ Эрдоган еще не принял окончательного решения вступать ли в войну в полную силу, однако вспоминая Сирию, Ливию и Карабах думается военное вмешательство в конфликт весьма реальный вариант дальнейшего развития событий.

У Турции не вполне складываются отношения с Америкой, а у турков есть такой себе «сирийский актив» боевиков, который может быть использован как для того, чтобы остановить «Талибан», взяв под контроль стратегические пункты. И Анкара уже сделала первый шаг, заявив о размещении турецкой «миссии безопасности» в кабульском аэропорту.

Причем это вопрос не сколько об аэропорте как транспортном узле – отметим, что международный аэропорт имени Хамида Карзая находится практически в центре города и любая стратегия обороны этого объекта должна быть увязана с планами обеспечения безопасности в самом Кабуле, особенно – с защитой дипломатических миссий и маршрутов между аэропортом и посольствами.

Важно:  Под молотком репрессий. Вера Васильева – о тех, кто сидит

По мнению бывшего заместителя премьер-министра Турции и бывшего гражданского представителя НАТО в Афганистане Хикмета Четина, ответственность его страны состоит в том, чтобы остаться и помочь афганскому народу после вывода войск НАТО.

Правда, на сегодня турецкая инициатива вызвала неприкрытую агрессию со стороны «Талибана». Так, 12 июля представитель движения Забихулла Муджахид выдвинул требование о выводе из Афганистана турецких вооруженных сил. В ином случае, наряду с «коллегами» из США и НАТО, они будут считаться оккупационными силами со всеми вытекающими последствиями: «Турция была в Афганистане в течение последних 20 лет с НАТО, и если она хочет остаться сейчас, без всякого сомнения, мы считаем ее оккупантом и будем действовать против нее… У нас с Турцией много общего… и они мусульмане. Но если они вмешаются и удержат свои войска, то будут нести ответственность».

«Решение турецкого руководства является опрометчивым, нарушением нашего суверенитета и территориальной целостности и противоречит нашим национальным интересам, – говорится в заявлении «Исламского Эмирата Афганистан». – Мы настоятельно призываем турецких официальных лиц отменить свое решение, поскольку оно наносит ущерб обеим странам. Мы рассматриваем пребывание иностранных войск любой страны, под каким бы то ни было предлогом, как оккупацию. Поэтому будем бороться с захватчиками на основании фетвы от 1422 года по хиджре Лунара (2001 год), согласно которой война в течение последних 20 лет была джихадом».

Если Турция не отменит свое решение, «ответственность за все последствия ляжет на тех, кто вмешивается в дела других и принимает такие опрометчивые решения», следует из заявления.

Иран

Понятно, что Турция в этих условиях стремится заручиться согласием на это официального Кабула и соседей Афганистана – Пакистана и Ирана. Последний крайне заинтересован в стабилизации ситуации, так как сейчас афганские силовики покидают массово страну через два из трех таможенных пунктов вдоль границы с Ираном – в Ислам-Кати и Фарах (вся остальная граница уже под контролем талибов). Подсчитано, что в Иране уже проживает 780 000 зарегистрированных афганских беженцев и от 2,1 до 2,5 миллиона афганцев без документов.

Важно:  Двуглавый пегас. Как Кремль залез в телефоны европейских политиков и журналистов

Поэтому нет ничего удивительного в том, что Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявляет о том, что продолжение конфликтов между правительством и талибами будет иметь «неблагоприятные» последствия для Афганистана, а возвращение к внутриафганским переговорам в этих условиях было бы «лучшим решением».

Китай

Интересы Пекина в регионе не ограничиваются строительством транспортного коридора Пекин-Пакистан-Афганистан. На кону более серьезные вещи – государственная безопасность, одним из врагов которой, по мнению китайских властей является ислам и конкретно уйгурский сепаратизм. Кроме борьбы с ним непосредственно на территории страны, китайские власти предпочитают бороться с ним и на «дальних подступах». А так Афганистан непосредственно граничит с Синьцзян-Уйгурским автономным районом, то вероятность того, что талибан в той или иной мере может прийти на помощь «братьям по вере» очень и очень велика.

И именно подпитки оружием и добровольцами очень опасается Пекин, причем настолько, что готов идти даже на прямые контакты с лидерами талибана (тем более, что перед глазами пример той же Москвы).

И судя по всему уже какие-то конкретные шаги китайские чиновники предприняли – по крайней мере по информации Financial Times Китай уже предложил террористам из движения «Талибан» сотрудничество в обмен на лояльность по уйгурскому вопросу. Причем действия Пекина вполне себе предсказуемы что в Африке, что в Украине, что в Афганистане – издание утверждает, что в обмен на лояльность в уйгурском вопросе китайские власти готовы профинансировать на весьма выгодных условиях восстановление разрушенной инфраструктуры Афганистана.

Насколько такие контакты являются необходимыми сейчас – когда до полной победы Талибана еще очень далеко – совершенно непонятно. Как непонятно и то как официальный Пекин будет строить отношения с официальным Кабулом если звезды сложатся так что это наступление талибов будет остановлено.

Индия

Гораздо более стабильной выглядит позиция Индии, которая вполне очевидно тоже имеет свой интерес в происходящем в Афганистане, хотя и не имеет с ним общей границы. Тем более, на фоне противостояния с Китаем и Пакистаном, когда Афганистан является постоянной «головной болью» для этих стран. И сохранение такого порядке вещей вполне себе отвечает интересам Нью-Дели.

Важно:  Даёшь, Чебурашку! В России провели учения по отключению от мирового интернета

Поэтому индийское правительство на этом этапе не признает даже косвенно движение Талибан, а продолжает линию на поддержку официальных властей в Кабуле. Мало того, Индия одна из немногих стран, которая продолжает поставки оружия и боеприпасов. Так, только 12 июля на борту двух транспортных самолетов С-17 в Кабул было доставлено 40 тонн снарядов калибра 122-мм. Вероятно, были и другие поставки, которые не попали в СМИ.

Россия

В этих условиях основной задачей России становится защита от дальнейшего продвижения «Талибана» вглубь среднеазиатских республик, которые с 1991 года являются зоной «жизненных интересов» Москвы. При этом вполне себе очевидно, что, например, тот же Таджикистан не имеет вооруженной силы, чтобы противостоять натиску и основная тяжесть снова таки ляжет на Россию. Уже сейчас российские официальные лица – в том числе военные разного пошиба – зачастили как в Таджикистан, так и в Узбекистан. Пока все это подается под соусом «рабочих визитов», но вполне очевидно, что Россия уже «впряглась» в афганскую авантюру.

Понятно, что напрямую вводить в Афганистан российских военных никто не будет – даже в виде «вагнеровцев» – слишком уж силен в России «афганский синдром», приобретенный за годы советской агрессии в 1979 – 1989 годах. Поэтому единственный выход – это увеличение авиационного контингента в Таджикистане (ведь 20 лет удержаться в Афганистане США и их союзникам удалось только за счет превосходства в воздухе). Однако тут же возникает вопрос со снабжением, безопасности базы и как следствие – необходимое усиление наземного компонента группировки. В общем и целом, вполне себе узнаваемая картинка еще с Сирии образца 2015 года.

Потянет ли российская экономика уже третью «горячую» войну (после Сирии и Донбасса) и «холодное» противостояние в Восточной Европе и Балтике вопрос открытый. В любом случае это дополнительная нагрузка как на бюджет, так и на вооруженные силы в целом и как следствие – очевидный откат по другим направлениям.

***

В любом случае нынешние события в Афганистане стоит рассматривать как «тектонические изменения» в геополитическом балансе и как воспользуются этим основные игроки – большой вопрос, ответ на который мы получим уже в ближайшее время.

Военный эксперт Михаил Жирохов для MNews
Поделитесь.

Оставьте комментарий