НАТО, G7, Путин и остальные. Какую игру начал Байден после турне в Европу 46-й президент США эффектно открыл свою главу в истории американской внешней политики

 

Новое единство англосаксов

Первое европейское турне Джозефа Байдена в качестве президента США оценивается по-разному, в зависимости от партийной и геополитической ориентации комментаторов. Вместе с тем изначально следует отметить его блестящую организацию и характерные черты системной работы — укладывание всех мероприятий в одну линейку, их содержательность, на что, по-видимому, и ушло почти полгода. Собственно, лейтмотив всего турне — “возвращение короля на трон”. Сначала встреча с ближним кругом в рамках G7, да еще и в Лондоне, что подчеркнуло и наличие у Запада “англо-саксонского”, а не, скажем, американо-германского ядра (на что делался упор при Обаме). Затем — с более широким кругом, с “дворянством”, то есть членами военного альянса НАТО в его официальной столице. И лишь потом на условно-нейтральной территории с промышляющим у границ варваром — Путиным. Которому уделили откровенно мало внимания, да еще и поиздевались, подарив фигурку бизона — символ американской мощи, имеющий магическое значение в культах американских автохтонов, и очки-авиаторы для повышения политической дальновидности. Но к казусу Путина мы вернемся ниже.

На встрече “Большой семерки” ближние удостоверились, что Америка (сила инерции во внешней политике велика) вменяема и в ближайшие четыре года экспериментов не предвидится. Форум остается ключевой и наименее формализованной коммуникационной площадкой Запада, и его в обозримой перспективе не станут ни унижать возвращением России, ни расширять за счет Китая, ни превращать в базар для меркантильных споров.

Одновременно была одобрена инициатива “цифрового налога”, что заставило поежиться корпорации в сфере информационных технологий, позволявшие себе в последние годы вмешиваться в государственные дела и избирательные процессы путем доступа к личным данным, организации цензуры и масштабных манипуляций поведением пользователей. В целом же все ожидаемо: защита демократии, восстановление экономики, развитие здравоохранения, климатическая политика.

Там же, в Корнуолле, Байден провел и двусторонние встречи с коллегами — и первая прошла с Борисом Джонсоном “в силу особых отношений США и Великобритании”. Тот старается отмыться от ассоциаций с прошлым американским президентством и, похоже, это ему неплохо удается, — демонстрируя вечность интересов Лондона. В ходе этой встречи президент и премьер подписали новую Атлантическую хартию (прошлой исполнилось 80 лет). Это лаконичный и емкий документ, выглядящий как скетч или резюме будущего коммюнике НАТО. Он демонстрирует: ядро Альянса является англо-американским. Любопытная деталь: Байден вовсе не призывал Джонсона вернуться в ЕС — нынешняя администрация США, как и предыдущая во главе с Трампом, не просто принимает Брекзит как свершившийся факт, но и (в отличие от предшественницы негласно) его приветствует. Ведь новая симметричная, тройная структура трансатлантического союзничества может оказаться эффективнее. Особенно если проект и свободно торгующей, и при необходимости проецирующей силу “глобальной Британии”, фронтменом которого выступает Джонсон, все-таки будет осуществлен.

Неудобные партнерства

Не забыл Байден и о своих континентальных друзьях. В частности, США и ЕС согласовали создание общего координационного механизма по противодействию России (что-то похожее существовало при Обаме). Как оно будет работать при наличии в ЕС обширной пятой колонны, взращенной Путиным на алчности и компромате, — сказать непросто. Но США, как известно, дали РФ полгода на приведение в порядок собственных дел — вдруг за это время что-нибудь да придумают.

Важно:  «Потоку» обозначили берега. Почему «Газпрому» радоваться рано

О встрече с Ангелой Меркель, которая явно уже стала утомлять Вашингтон внезапными заявлениями с целью лоббирования обложенного санкциями “Северного потока — 2”, ничего конкретного не сообщалось. Хотя с компании наиболее старинного партнера Путина из рядов восточногерманской безопасности Маттиаса Варнига санкции сняты — или, скорее, приостановлены, — когда и как заработает эта труба, пока неясно.

В июле Меркель посетит США — там видно будет. Пока же Вашингтон скорее демонстрирует уступки Берлину, чем делает их, как с целью восстановления трансатлантического единства, немало потрепанного Дональдом Трампом, так и в очевидном расчете на скорый уход Меркель с политической арены и шанс на перезапуск отношений после осенних выборов в Германии.

Важной темой переговоров стал Китай: американцам нужно перехватить Европу у Китая, обеспечить безопасность своих союзников у его границ и стимулировать китайское руководство к более сдержанной и взвешенной политике, проводившейся до начала воплощения Си Цзиньпином своих властолюбивых планов.

Осуществление такой повестки дня предполагает и большее открытие Америкой собственных рынков (критики результатов турне из числа опирающихся на профсоюзы демократов уже обратили на это внимание) для европейцев, немало пострадавших при Трампе. Шаг навстречу уже сделан — это обещание приостановить на определенных условиях действие заградительных пошлин на европейские самолеты. Кроме прочего, альтернативой китайским инвестициям в третьем мире станет глобальный инфраструктурный план G7.

Также достигнуто соглашение о предоставлении бедным странам более миллиарда вакцин от Covid-19. Разумеется, здесь речь не только и не столько об альтруизме — хотя с имиджевой точки зрения такой шаг выглядит эффектно, — но и о расчете. Во-первых, эпидемическая угроза соседям G7 — то есть, по сути, всей планете — это угроза и им. Во-вторых, эта мера должна поспособствовать восстановлению экономики.

Что касается Азиатско-Тихоокеанского региона, то взаимодействие США с Японией, Великобританией и Австралией будет действенно усилено, в том числе и учениями британской авианосной группы.

Между тем все предыдущие дни шла “накачка” бюрократии и СМИ перед саммитом в Брюсселе, для чего Йенс Столтенберг даже отдельно предварительно посетил Вашингтон, — в основном, кстати, она касалась Украины, истошно размахивавшей флагом “Предоставьте ПДЧ!”

Говорили с Украиной функционеры и представители стран-членов ласково, объясняя, что ПДЧ за просто так не дают, должна быть пройдена точка невозвращения в борьбе с коррупцией и связанной с ней олигархической моделью экономики, о чем при содействии НАТО в Вашингтоне даже была проведена тематическая конференция.

Коррупция – факт и предлог

Саммит Альянса предполагал лишь одну важную веху — принятие детального коммюнике с расставленными приоритетами и дефинициями и, на ее основе, старт обсуждения новой или обновленной стратегической концепции НАТО-2030. Никаких шагов по приглашению к членству или предоставлению ПДЧ каким-либо государствам саммит не предполагал и не готовил.

Важно:  Не дураки, не дороги, не "пьют и воруют". Как Путин считать до четырех разучился

Но Украина, используя повод первого для Байдена саммита НАТО как вувузелу, преуспела в привлечении к себе внимания, поскольку вынудила американского лидера отдельно высказаться на украинскую тему в общении с журналистами. Из Байдена также удалось выдавить признание того, что наличие оккупированных территорий — это не преграда к членству в НАТО (собственно, в уставе этого и нет, такой миф, раздутый РФ, появился из древних дискуссий вокруг рекомендаций к процессам интеграции).

Логика Вашингтона понятна — коррупция и связанная с ней олигархическая модель экономики ослабляют потенциального союзника, позволяя противнику скупать оптом и в розницу военные тайны, в данном случае американские. Третьим проводком в этом кабеле преткновения является наличие неприкасаемой российской агентуры на высших ступеньках украинского политического класса (хотя кое-какие действия и были предприняты, по субъективным соображениям) — тогда о чем разговор?

Тем не менее диалог в отношении интеграции с Украиной ведется, и диалог наиболее масштабный среди всех стран-кандидатов (этот статус вернули Киеву в 2018 г.). В прошлом году Украину ввели в число партнеров с расширенными возможностями наряду с Швецией, Финляндией, Грузией, Австралией и Иорданией. И эти возможности Киев еще и не начал полноценно использовать. Что касается членства в НАТО, то для продвижения к нему надо выполнять ежегодные планы сотрудничества, убеждать скептически настроенных членов Альянса (и как минимум не создавать поводов для критики), демонстрировать успехи в реформировании экономики и судебной системы, достигать экономического роста.

В качестве очередного аванса в тексте коммюнике впервые с 2008 г. появилось упоминание о ПДЧ, но жестко увязанное с его получением как единственной дорогой к членству. Единолично не решающий вопросов о членстве тех или иных стран в НАТО, президент Байден намерен стать строгим, но справедливым воспитателем для Украины, чье общество и элиты порой и сами не понимают, чего они хотят и что делают, в частности, позволяя себе игнорировать вполне конкретные американские пожелания.

Впрочем, справедливости ради приходится признать: отказ в скорейшем предоставлении ПДЧ обусловлен не только коррупцией и крайне неуверенной поступью, а то и откровенной имитацией реформ. Голоса Парижа и Берлина, не желающих “нагнетать” отношения с Москвой, здесь, пожалуй, факторы куда более важные. Да и Вашингтону размахивать козырем ПДЧ перед встречей Байдена с Путиным было откровенно не с руки. Однако упомянутые полгода еще могут многое изменить. Тем более что коррупция никогда не была определяющим фактором в вопросе принятия в Альянс новых членов. История вступления в него Болгарии, Румынии, Албании и Северной Македонии, или Боснии и Герцеговины, получившей ПДЧ, — тому вполне красноречивое свидетельство.

В целом итоговый документ можно оценить не только как нотариально заверенное возвращение США к лидерству, но и как демонстрацию глобальных планов НАТО, в том числе в Арктике, в АТР по периметру китайских границ, в Европе (на Балтийском и Черном морях, в Восточном Средиземноморье) и на Ближнем Востоке. Основными его посылами являются сдерживание России и других вредоносных автократий, а также наращивание давления на Китай во избежание новой биполярности или чего-нибудь в этом роде. Что касается чувствительной для Китая и России Центральной Азии, то и в этом регионе жезл НАТО получит Турция, чьи войска будут охранять аэропорт Кабула. Притом что по другим вопросам, волнующим Вашингтон, понимания у Реджепа Эрдогана Джо Байден, надо понимать, не встретил.

Важно:  Керри в Москве, Меркель в Вашингтоне, талибы в Туркестане. Что затеяла администрация Байдена

Неудовольствие Путина

Заручившись солидарностью и своеобразным мандатом от членов “Семерки” и союзников по НАТО, Джо Байден принял в Женеве Владимира Путина, таким образом, предотвратив путинский трюк с опозданием на такие встречи с целью унижения оппонентов. Путин примчался вовремя, весь в грезах о разделе мира, и представляя себя на месте Леонида Брежнева, Юрия Андропова и Михаила Горбачева одновременно. Пользуясь случаем, российский правитель попытался толкнуть швейцарцам (когда еще за рубеж выедешь?) свою семейную вакцину “Спутник”, но получил отлуп. Сама же встреча с Байденом полностью прошла по американскому сценарию — по сути, оказавшись вызовом районного хулигана на ковер к большому боссу в связи с имеющимися подозрениями в причастности мальца к более серьезным авантюрам. Американцы, похоже, монотонно выкатывали претензии, накопившиеся за пять последних лет, объясняли их дальнейшие последствия, вручили успокоительное в форме возвращения послов и проведения когда-нибудь и где-нибудь “стратегических консультаций”… И — все.

Не совсем понятно, почему встреча закончилась на полтора часа раньше, — то ли ее прекратил Байден, то ли Путину захотелось поскорее убыть в свой бункер. Тем не менее выглядело это довольно скандально. Было бы о чем говорить — сидели бы до вечера. Очевидно, что никаких сдач, зрад, откатов, капитуляций с американской и общезападной стороны не произошло. Пусть и выглядело это, как последнее китайское предупреждение, притом что РФ не способна быть ни союзником против Китая, ни китайским союзником. Замешательство Москвы было заметным по срочной адаптации методичек “говорящих голов” в телевизоре: нелепо хвалить возвращение послов — ведь это скорее поражение заварившей историю РФ, и радоваться “стратегическим консультациям”, которые всегда преимущественно ни о чем.

Поэтому если Байден покинул Женеву вполне довольным собой (республиканская оппозиция теперь ищет, чем бы его попрекнуть, но он испортил ей малину, представ еще большим противником Китая, нежели Трамп), то Путин уехал в раздражении. Ведь ему влепили “испытательный срок” в полгода, а добиться чего-то от американцев, кроме короткой встречи, он не смог.

Не было произведено никаких обменов, а прозвучавшие фразы носили ритуальный характер — вместо Украины или Ливии он получил от мертвого “Спутника” уши и был вынужден отбыть восвояси. Не исключено, что в дальнейшем общение Белого дома с Кремлем вообще может происходить через Анкару и Баку, поживем — увидим. А пока 46-й президент весьма впечатляюще открыл свою главу в американской внешнеполитической истории.

Максим Михайленко, журналист-международник для "Власть денег"
Поделитесь.

Оставьте комментарий