Грузинский план для Украины: почему саммит НАТО стал победой Киева Украины не было на встрече лидеров НАТО в Брюсселе, но она присутствовала в решении саммита

 

Но главной положительной новостью был не этот факт, а то, что в формулировках этого документа, по сути, Украину приравняли к Грузии. Это произошло впервые с 2008 года и само по себе тянет на важную промежуточную победу, которая дает Киеву шанс на дальнейшее сближение с НАТО – впрочем, не гарантирует успеха.

Гораздо больше Альянс дискутировал российский вопрос, и там тоже есть на что обратить внимание.

Но почему мы считаем победой повторение фраз 2008 года? И достигли ли мы задачи-максимума, стоявшей до этого саммита? (Спойлер – нет, не достигли).

Что в документах?

О намерениях НАТО не приглашать Украину к участию в саммите Альянса было давно известно. Кто-то изначально называл это “предательством” и возлагал вину на Украину, другие отвечали, что это – вопрос формата встречи лидеров НАТО, на которую не пригласили партнеров, а не только Украину.

Впрочем, даже представители власти соглашались, что сигнал – нехороший. “Мы не понимаем, как можно было не пригласить Украину, как можно не найти формат участия Украины в нынешнем саммите”, – заявлял министр иностранных дел Дмитрий Кулеба, очевидно, пытаясь подтолкнуть союзников к пересмотру их решения.

И хотя убедить Альянс не удалось (ведь саммит прошел без участия украинских чиновников), но похоже, что важность демонстративной поддержки Украины союзники хорошо поняли. Именно поэтому в последнюю неделю перед саммитом Зеленскому лично позвонили генсек НАТО и руководители “англосаксонского трио” – президент США, премьеры Великобритании и Канады.

Но значительно важнее разговора стало итоговое решение саммита.

А точнее – то, как в нем упомянута Украины.

“Мы подтверждаем решение, принятое в 2008 году на Бухарестском саммите НАТО, о том, что Украина станет членом Альянса. План действий по членству (ПДЧ) будет неотъемлемой частью этого процесса”, – говорится в документе, обнародованном в понедельник вечером.

Движение к членству в Альянсе, по замыслу НАТО, должно происходить путем проведения реформ. “Годовые национальные программы остаются механизмом, с помощью которого Украина продвигает реформы, касающиеся ее стремление к членству в НАТО. Украина должна в полной мере использовать все инструменты, доступные в рамках Комиссии Украина-НАТО”, – добавляет документ.

Это решение вызвало восхищение не только “Европейской правды” и наших читателей. Так же не скрывали радости как действующие, так и отставные чиновники, работающие в тематике НАТО, например, экс-министр обороны Андрей Загороднюк и вице-премьер Ольга Стефанишина.

Важно:  Три копейки компенсации за "Северный поток-2". Почему США и Германия предложили Украине плохую помощь

Эта реакция может вызвать недоумение – мол, что же прорывного в том, что Альянс просто подтвердил решение “знаменитого” Бухарестского саммита 2008 года?

Но в действительности важность есть.

Во-первых, потому, что такое подтверждение прозвучало впервые – на одном саммите с 2008 года подобных заявлений от Альянса ни звучало. Во-вторых – из-за того, что Украину начали рассматривать на одном уровне с Грузией – так же, как нас принимали вместе в 2008 году

И мы можем объяснить, как и почему это менялось.

Украина – не Грузия?

О Бухарестском саммите НАТО в 2008 году обычно вспоминают как о печальной для Украины дате. Тогда украинская власть надеялась получить План действий по членству (ПДЧ) в Альянсе, но это решение не нашло поддержки части союзников; в том числе против него выступили Франция и Германия.

Однако тогда по итогам длительных дискуссий в Альянсе нашли формулу, которая должна была стать для Украины “компенсатором” и убедить ее в том, что Альянс ее не отверг.

Это решение состояло из двух частей (запомните, это важно, ко второму мы еще вернемся!), Первый из которых хорошо известен, потому что с тех пор звучал многократно: это формула о том, что однажды Украина станет членом Альянса и этот процесс будет включать ПДЧ. Словом, это была дословно та же формула, которая вошла в решения саммита 2021 года.

Вот только вскоре – после победы Януковича на президентских выборах – Киев сообщил Брюсселю, что отказывается от такой перспективы. А поскольку силой в Альянс никого не тянут, в решениях саммитов 2010 и в 2012 годам уже не было никаких упоминаний о возможном членстве Украины.

А вот Грузия – в отличие от нас – от этой цели не отказалась, а наоборот, после российской агрессии 2008 сделала ее национальной идеей и изо всех сил стремилась к сближению с Альянсом.

Так “связка” наших стран в вопросе сближения с НАТО разорвалась.

Но еще более странно то, что в 2014 году, со свержением режима Януковича, она не восстановилась.

Решение саммитов 2014 и 2016 не было ни одного упоминания о движении Украины к членству, потому что Киев на нем не настаивал.

Несмотря на то, что общая поддержка членства в НАТО была на рекордно высоком уровне, Киев его в диалоге с НАТО не педалировал. О причинах этого можно только догадываться; говорят, руководство государства считало этот вопрос таким, что раскалывает общество, а также не хотело нервировать те страны, которые не хотели говорить на эту тему.

Важно:  Русский с китайцем братья навек. Но табачок врозь

Как следствие, в эти годы признание Грузии и НАТО становилось все амбициознее, и уже в 2016 году Альянс вернулся к упоминанию перспективы предоставления Тбилиси ПДЧ. А по Украине высказывания оставались устоявшимися и скромными.

Киев изменил тактику в 2017 году.

Тогда президент Порошенко заявил, что Украина и НАТО начинают диалог о ПДЧ. И хотя в НАТО вскоре это опровергли, Киев тогда твердо выбрал движение к членству как свою стратегию. Далее эту норму утвердили в законодательстве, Порошенко даже инициировал ее внесение в Конституцию.

В НАТО не оставили это без внимания, поэтому в решении саммита-2018 Альянс наконец – впервые с 2008 года – вспомнил о Бухарестской декларации по Украине. Но сделал это очень коротко, бегло; зато по Грузии подробно повторил норму о ПДЧ и добавил комплименты о проведенных ею реформах.

Грузия и Украина оставались сознательно “разделенными” для Альянса минимум до конца 2020 года.

В этом был смысл, ведь грузины действительно продвинулись дальше нас в вопросе совместимости с требованиями Альянса.

В прошлом году в Брюсселе даже всерьез задумывались над тем, чтобы предоставить Грузии ПДЧ. Однако в Тбилиси начался беспрецедентный политический кризис, во время которого и топ-политики начали определять, что он отдаляет страну от НАТО. А Украина – наоборот, начала активно требовать дальнейшей интеграции и одновременно доказывала способность двигаться по дороге реформ (к примеру, через реформу СБУ).

Так мы пришли к состоянию 2021, когда в Альянсе признали, что Украину и Грузию снова можно рассматривать совместно.

Не идеальное решение

Помните, мы обращали внимание на то, что в решении Бухарестского саммита 2008 года относительно Украины и Грузии было две составляющих?

Но обычно вспоминают только о первой из них – относительно членства в НАТО когда—то в будущем. Впрочем, в Бухарестской декларации Альянса было обещание о том, что в декабре (тогда речь шла о декабре 2008 года) министры иностранных дел вернутся к рассмотрению вопроса о ПДЧ. А в случае, если Киев и Тбилиси докажут свою готовность и неизменную приверженность его предоставлению – то смогут его получить.

Однако в августе того года началась российско-грузинская война, изменившая реальность.

Важно:  «Писать нельзя вообще ни о чём». Что ФСБ скрывает от иностранцев

О “декабрьском решении” просто забыли.

Но сейчас, по данным “Европейской правды”, Украина активно продвигает эту идею. Друзья Украины (первую скрипку среди которых играла Польша!) продвигали мысль о том, чтобы уже на этом саммите Альянс снова дал Украине и Грузии такое обещание. И хотя убедить всех союзников в этом пока не удалось, источники свидетельствуют, что украинские дипломаты не планируют останавливаться.

Заметим, что Альянс начал сочетать в одном предложении слова “ПДЧ” и “Украина”, уже есть смещением реальности.

Поэтому есть надежда, что со временем государства-скептики начнут относиться к этому вопросу с меньшей опаской и будут готовы к предметным консультациям.

Зато Россия все больше теряет авторитет в Альянсе.

К сожалению, не так быстро, как хотелось бы – часть государств-членов и в дальнейшем боятся Путина. Это не принято признавать, в Альянсе многократно повторяли, что Россия “не имеет права вето относительно евроатлантического выбора Киева” – однако порой складывается впечатление, что это “неофициальное вето” имеется, и его подпитывают не только опасения относительно неадекватных действий Путина, но также уважение к российским интересам.

Сейчас последний компонент стремительно исчезает.

“Отношения Альянса с Россией находятся на самом низком уровне со времен окончания холодной войны через агрессивные действия России”, – заявил в понедельник генсек НАТО Йенс Столтенберг.

Именно поэтому Альянс в своем брюссельском решении также объявил о неизменности потребности увеличивать обороноспособность и анонсировал увеличение оборонных расходов союзников. В том числе чтобы противостоять агрессивной России.

И хотя в НАТО при этом продолжают отрицать, что речь идет о гонке вооружений – это все больше ее напоминает.

Впрочем, и это надо подчеркнуть, о международной изоляции России не идет. Наоборот – усиливая свою защиту от РФ, в Альянсе продолжают призывать ее к диалогу и даже предлагают возобновить работу Совета Россия-НАТО. Но есть и хорошая новость: этого диалога не хочет Кремль. Там уже отвергли предложение НАТО о заседании совместной Рады, говорят двое источников ЕП.

Все это создает для Украины возможность для рывка в отношениях. При этом главное условие успеха – в руках самой Украины. В НАТО продолжают повторять, что условием дальнейшего сближения является реформирование Украины.

Поэтому от успеха ключевых для НАТО реформ (например, реформы СБУ) будет зависеть вера Альянса в то, искренни ли намерения Киева по дальнейшему движению в Альянс.

Сергей Сидоренко, редактор "Европейской правды"
Поделитесь.

Оставьте комментарий