Детали: Нетаниягу разрушил стену между евреями и арабами Бени Ганцу потребовалось меньше недели, чтобы отказаться от одного из своих главных обещаний в предвыборной кампании. Накануне выборов Ганц и его коллеги из «Кахоль-лаван» вместе и порознь отвергали обвинения «Ликуда» в том, что они будут сотрудничать в той или иной форме с арабским «Объединенным списком». Пять дней спустя именно этой идеи придерживаются Ганц сотоварищи

Разворот Ганца на 180 градусов стал неотъемлемой частью удивительного переворота в общественном и политическом сознании, а также в мнениях экспертов, который произошел на выборах 2 марта. В течение первых 48 часов все были уверены, что Нетаниягу одержал сокрушительную победу: «Ликуд» укрепился, став самой большой партией в кнессете. «Кахоль-лаван» лишился своей поддержки и, казалось, отправлялся либо в оппозицию, либо в правительство Нетаниягу младшим партнером.

Но как только были опубликованы окончательные результаты, фейерверки в «Ликуде» прекратились, а тьма, которая окутала их конкурентов из «Кахоль-лаван», рассеялась. Несмотря на неоспоримые личные достижения Нетаниягу, несмотря на три обвинительных заключения, его правому блоку немного не хватило до большинства, необходимого для формирования нового правительства. Это был классический случай «мы почти обыграли испанцев, если бы они не забили нам семь голов».

Нетаниягу и его коллеги по «Ликуду» сначала не испытывали страха: они вербовали «дезертиров» из «Кахоль-лаван» и соблазняли депутатов из блока «Авода-Гешер-МЕРЕЦ», чтобы дать Нетаниягу дополнительные голоса, в которых он нуждался для большинства. Однако очень быстро выяснилось, что эти надежды не оправдались, и настроение Нетаниягу резко изменилось: от восторженного и торжествующего до мрачного и безобразного.

В обычных обстоятельствах затруднительное положение Нетаниягу не могло бы облегчить положение Ганца. Большинство из 62 депутатов кнессета от разных партий не хочет видеть Нетаниягу во главе правительства. При этом они неспособны сформировать правительственную коалицию во главе с Ганцем. Сама мысль о сотрудничестве в правительстве «Объединенного списка» с партией НДИ Авигдора Либермана казалась слишком абсурдной, чтобы ее даже обсуждать.

Это все еще похоже на журавля в небе, но сегодня выглядит вероятней. Взаимная враждебность между Либерманом, сторонником жесткой линии в отношении арабов, и арабским «Объединенным списком» все еще может оказаться непреодолимым препятствием для формирования правительства. Тем не менее, роковое стечение политических обстоятельств и личных интересов создало особенный союз между разными компонентами фронта «Только не Биби» — Либерманом, «Объединенным списком», «Кахоль-лаваном» и лейбористами. Этого может оказаться достаточно, чтобы сменить премьер-министра, который занимает свое место 10 лет. И это положило бы начало новой игре.

Все это началось 7 марта за кулисами экстренной пресс-конференции Ганца, на которой он выступил против подстрекательства со стороны Нетаниягу, обвинявшего его в сотрудничестве с «Объединенным списком». Ганц предостерег о потенциальной угрозе спровоцировать физическое насилие. Однако при этом он впервые выступил в качестве представителя всех израильских граждан, проголосовавших против Нетаниягу, включая израильских арабов. И вопреки его четким обещаниям в ходе предвыборной кампании, Ганц намекал на возможность до сих пор немыслимого альянса с «Объединенным списком».

Четыре фактора способствовали резкому сдвигу Ганца:

• Бездонная пропасть вражды Либермана к Нетаниягу и его неутолимая жажда увидеть, как Нетаниягу снимают с поста. Возможно, Либерман мотивирован макиавеллистскими соображениями, политическими конфликтами прошлого и разногласиями с Нетаниягу. А может быть,  у него личные мотивы.

Как сообщил 7 марта 12-й телеканал, Либерман уверен, что Нетаниягу стоит за потоком анонимных жалоб и доносов на  Либермана и членов его семьи в полицию, прокуратуру и налоговое управление. Он ясно дал понять, что сделает все возможное, чтобы свергнуть Нетаниягу, включая сделку с дьяволом. Наверное, такое определение наиболее подходящее, поскольку Либерман традиционно демонизирует арабское меньшинство Израиля.

• «Объединенный список» набрал рекордные 15 мандатов на выборах, что отражает растущую тревогу арабского меньшинства по поводу Нетаниягу, а также вновь появившееся стремление этого сектора к быстрой интеграции в израильское общество и усилению влияния на политику правительства. Как и Либерману, «Объединенному списку» еще предстоит пересечь свой Рубикон, то есть открыто поддержать правительство, возглавляемое бывшим начальником генштаба, который в 2014 году командовал операцией в Газе «Несокрушимая скала». Но «Объединенный список» уже отчалил от берега и гребет по ледяной воде.

• Риторика Нетаниягу против израильских арабов также способствовала росту поддержки идеи сотрудничества с «Объединенным списком» среди левых сионистов, что проявилось в беспрецедентном числе еврейских голосов, отданных за «Объединенный список».

А лидер «Аводы» Амир Перец еще до выборов выразил безусловную поддержку идее сотрудничать с «Объединенным списком» в правительстве. Среди избирателей «Кахоль-лаван» больше людей с ястребиными взглядами, но и они сегодня смягчили позиции, осознавая, что сотрудничество с «Объединенным списком» — единственный реальный способ избавиться от Нетаниягу.

• Общий страх и отвращение со стороны всего политического спектра по отношению к Нетаниягу основаны на опасениях, что его продолжающееся правление ускорит необратимые изменения в израильской демократии, а его победа приведет к мести и чисткам против его оппонентов и критиков. Их безразличие и серьезные опасения в сочетании с ощущением, что им предоставилась неожиданная возможность выиграть выборы, которые они уже считали проигранными, привело к драматическим изменениям во взглядах. Теоретически это может перерасти в полный сдвиг парадигмы в отношениях между израильскими сионистскими партиями с несионистским, если не антисионистским, арабским меньшинством Израиля.

План игры Ганца

На данном этапе план игры Ганца, составленный в сотрудничестве с Либерманом, является скорее тактикой, чем стратегией. Его уловка приводит к тому, что Либерман и «Объединенный список» рекомендуют президенту Реувену Ривлину Ганца в качестве кандидата для формирования правительства. Тем самым они создают первую трещину. Этот статус позволит Ганцу захватить контроль над новым кнессетом и, возможно, заменить его нынешнего спикера Юлия Эдельштейна. Это, в свою очередь, позволит блоку «Кахоль-лаван» провести закон, запрещающий депутату, которому предъявлены обвинительные заключения, формировать новое правительство.

На этом этапе позиции Ганца и Либермана расходятся. Либерман убежден, что смещения Эдельштейна и принятия закона достаточно, чтобы разбить правый блок Нетаниягу и вырвать потенциальных партнеров для коалиции Ганца.

Но Ганц, похоже, готов создать фактическое правительство меньшинства, состоящее из «Кахоль-лаван» и «Аводы-Гешер-МЕРЕЦ», которые вместе занимают всего 40 из 120 мест в кнессете. Но это правительство будут поддерживаться извне Либерман и 12 из 15 депутатов «Объединенного списка» (за исключением радикальной фракции БАЛАД).

В отличие от Либермана, Ганц полагает, что только официальное приведение к присяге такого правительства меньшинства, которое повлечет за собой немедленное отстранение Нетаниягу от должности, может ускорить политическую перезагрузку. Постоянно растущая враждебность Ганца к Нетаниягу и его крепнущая убежденность в том, что устранение Нетаниягу имеет решающее значение для будущего Израиля, побудили его отказаться от своих предвыборных обещаний. И он готов заплатить за это политическую цену.

На самом деле, это может быть последний шанс для Ганца. Если Нетаниягу удастся сформировать новую коалицию, маловероятно, что Ганц сохранит свое положение и переживет призывы к его отставке (после трех неудачных попыток выиграть выборы). С другой стороны, произошло бы то же самое, если бы Ганц согласился войти в правительство Нетаниягу младшим партнером.

Какими бы ни были причины, вновь появившаяся готовность Ганца включить «Объединенный список» в свой лагерь изменила политический ландшафт Израиля. Во многих отношениях это сломало (или, по крайней мере, надломило) стену, которая разделяла евреев и арабов в Израиле на протяжении всей истории страны. Одним словом, это событие исторической важности для Израиля, которое произошло на этой неделе.

Детали
Поделитесь.