Сегодня: Война за Сирию: к чему может привести новое противостояния Турции и России Чтобы уменьшить поток беженцев и ослабить силы Асада, у Анкары есть еще один козырь в рукаве – перекрыть для России Босфор и Дарданеллы

В четверг, 5 марта, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган полетит в Москву на переговоры со своим российским визави. Хотя ранее в Кремле говорили, что этот день в графике Владимира Путина занят другими встречами. После гибели 33 турецких военных в результате авиаударов армии президента Сирии Башара Асада и российских войск в провинции Идлиб, отношения Москвы и Анкары резко ухудшились. Нынешний кризис, по словам экспертов, опаснее, чем в 2015 году, когда Турция сбила российский Су-24.

Эрдоган уже сказал Путину “уйти с дороги” в Сирии, развернув против проасадовских сил в Идлибе, которых поддерживает Москва, военную операцию “Весенний щит”. Означает ли это риск прямого военного столкновения Турции и России в Сирии? На чью сторону станет НАТО, ведь Турция – член Альянса? Может ли Анкара перекрыть России Босфор для переброски сил и средств в Сирию? Эксперты сходятся во мнении, что и Путин, и Эрдоган заинтересованы свести конфликт на нет, но форс-мажорных ситуаций исключать нельзя.

Что произошло

Ситуация в Сирии резко обострилась в ночь на пятницу, 28 февраля, когда в провинции Идлиб, которая граничит с Турцией, от авиаударов сирийских и российских самолетов по двум колоннам погибли 33 турецких военнослужащих, еще 39 получили ранения.

Идлиб – последняя сирийская провинция на севере, которую контролирует вооруженная оппозиция. По данным ООН, там проживает 3,5 млн мирных жителей, которые оказались на пороге гуманитарной катастрофы из-за продолжающихся боев.

Турция поддерживает сирийскую оппозицию, Россия с 2015 года – силы Башара Асада. По словам пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, Россия – единственная страна, силы которой находятся на территории Сирии легально по приглашению президента Асада. Официальная Анкара настаивает, что их военные в Сирии по приглашению сирийского народа.

“Россия видит войну в Сирии, как часть своего возвращения на Ближний Восток, как элемент превращения в сверхгосударство. По крайней мере, они так думают, потому что СССР имел свои интересы на Ближнем Востоке. Ну и в определенной мере это также связано с войной в Украине, когда Россия пыталась использовать сирийский кризис как предмет для торгов с Западом”, – сказал сайту “Сегодня” директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос.

Такого же мнения придерживается и сооснователь Центра исследований Африки Александр Мишин. По его словам, Турция стремится, во-первых, создать пояс безопасности или, другими словами, буферную зону вдоль границы с Сирией, чтобы контролировать ситуацию с инфильтрацией курдских повстанцев, джихадистов и регулировать потоки беженцев.

“Во-вторых, в Идлибе сконцентрировано большое количество беженцев – более 3,5 млн. Это, в основном, мусульмане-сунниты, выступающие против алавитского режима президента Башара Асада. Среди этих людей значительное количество женщин и детей повстанцев, воевавших против режима в других частях Сирии, а теперь перебравшихся в Идлиб – единственную из четырех зон деэскалации, которая осталась после того, как армия Асада и ВКС РФ уничтожили три других (Хама и Хомс, Восточная Гута и Деръа, которая граничит с Иорданией). Анкара стремится обеспечить гуманитарную защиту населения этой территории, чтобы с этого плацдарма и дальше можно было сопротивляться правительству Асада. В-третьих, турки хотели бы иметь возможности воздушного контроля над Идлибом”, – сказал сайту “Сегодня” Александр Мишин.

Еще в сентябре 2018 года на переговорах в Сочи Эрдоган и Путин договорились о создании в Идлибе демилитаризованной зоны. Но в полном объеме договоренность не соблюдалась никогда, а в апреле 2019-го силы Асада при поддержке Москвы начали наступление на Идлиб, отвоевав десятки населенных пунктов, а два турецких наблюдательных поста (из 12-ти, созданных в рамках подписанного в 2018-м соглашения) оказались за линией фронта.

Гибель 34-х турецких военнослужащих в ночь на 28 февраля 2020 – самые большие одномоментные потери Турции за девять лет войны в Сирии. В Москве поспешили заявить, что попавшие под огонь сирийских войск турецкие военные на самом деле были в рядах боевиков (хотя кремлевские рупоры особо не педалируют тему, видимо, не желая накалять отношения с Турцией).

После этого официальная Анкара начала прямые боевые действия с режимом Асада, которого поддерживает Москва, что увеличивает риск прямого столкновения России и Турции. НАТО стал на сторону Анкары, призвав Россию и режим Асада прекратить атаки в Идлибе.

“Мы призываем стороны вернуться к согласованному в 2018 году режиму перемирия, чтобы избежать ухудшения ситуации”, – заявил генсек Альянса Йенс Столтенберг на срочном брифинге в пятницу.

Что дальше

5 марта Эрдоган едет в Москву договариваться о прекращении огня в Идлибе. В Москве же продолжают настаивать, что не могут помешать режиму Асада уничтожать террористов. По словам экспертов, на сегодняшний день ни Эрдоган, ни Путин не заинтересованы в прямом военном противостоянии.

“Но этот “договорняк” очень опасен, в любой момент могут произойти события, которые могут переломить ход договоренностей. Скорее всего, Россия не планировала гибель турецких военных, понимая последствия, но это случилось. Затем были сбиты (Турцией. – Авт.) два Су-24 и по официальным данным, это были сирийские самолеты и экипажи. Но эта ракета могла попасть в российский самолет и последствия были бы совсем другие. Важно также обращать внимание на реакцию НАТО и трения, которые обостряются в ЕС, поскольку это может быть одна из целей, которую преследует Путин, – разделить и рассорить европейские страны из-за проблемы беженцев и необходимости НАТО демонстрировать практическую поддержку Турции на фоне конфликтов между Турцией и другими членами НАТО, особенно Грецией”, – сказал сайту “Сегодня” содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексей Мельник.

В субботу, 29 февраля, Реджеп Тайип Эрдоган заявил об открытии границ для беженцев, которые хотят попасть в ЕС сушей или морем. В Турции, которая приняла у себя около 3,7 млн беженцев, заявили, что больше не могут принимать у себя мигрантов, поэтому открыли границы. Сейчас на границе с Грецией находятся более 13 тыс. человек. Кадры с места событий напоминают, скорее, поле боя. Греческая полиция применяет водометы и слезоточивый газ, многих задерживают за незаконное пересечение границы. Официальный Брюссель уже обвинил Анкару в невыполнении договоренностей от 2016 года по приему беженцев в обмен на европейские миллиарды.

 

Чтобы уменьшить поток беженцев и ослабить силы Асада, у Анкары есть еще один козырь в рукаве – перекрыть России Босфор и Дарданеллы. Такое право ей дает конвенция Монтре. Если это произойдет, сирийский режим, оставшись без российской военной поддержки, ослабит наступление на Идлиб. Однако, воспользуется ли этим Эрдоган, покажут его переговоры с Путиным в Москве 5 марта.

Сегодня
Поделитесь.