ИС: Работа с диаспорами как инструмент экспансии на примере России и Сербии Россия и Сербия настойчиво поддерживают своих соотечественников за рубежом

Их подход к законодательному регулированию этого вопроса очень похож. Защита соотечественников во всем мире является предлогом для осуществления имперской политики и территориальной экспансии, пишет в своей статье Центр изучения глобальных угроз.

Оба государства используют вопросы, связанные с диаспорой, как основу расширения внешней политики и военной агрессии. В 1980-х годах Белград распространил идею «Великой Сербии» и необходимость защиты этнических сербов, живущих за границей. Попытка Словении (которая внесла значительный вклад в федеральный бюджет Югославии) добиться экономической независимости привела к сербскому военному вторжению и войне. Позже Хорватия пошла по тому же сценарию.

Идеологически режим Милошевича занимал социалистическую и интернациональную нишу. Однако, в конце концов, он развернулся на 180 градусов и начал пропагандировать сербский национализм. Он заявил, что не допустит унижения сербского народа. В результате его политический курс привел к балканской войне.

Ситуация в России развивалась аналогичным образом. Распад Советского Союза и неспособность России двигаться в направлении цивилизованного капиталистического развития, перестать придерживаться ресурсосберегающей экономической модели и амбиции политической и экономической экспансии российской элиты спровоцировали продвижение концепции «Русский мир» на государственном уровне. Фактически это аналог идеи «Великой Сербии».

Проект «Великая Россия» объединяет военно-политическую модель Советского Союза и Российской империи в контексте территориальной экспансии, сильного геополитического лидерства и конфронтационных отношений с Западом. Российская политическая элита, возникшая в период Советского Союза и поддерживающая четкую идеологию интернационализма, сейчас занимает нишу национализма. Попытки Кремля позиционировать себя как борца с фашизмом являются прямым следствием политики ультранационализма, основанной на принципе территориальной принадлежности, а не этнической принадлежности. Фактически, с политической точки зрения современная Россия характеризуется как фашистское государство:

  • радикальная империалистическая политическая идеология,
  • культ личности (Путин),
  • милитаризм (занимает третье место в мировом рейтинге расходов на оборону),
  • тоталитаризм (176 из 208 в рейтинге политических и гражданских свобод),
  • идея объединения и мобилизации нации и государства против врагов (США, Запад, НАТО),
  • перманентная война (тезис «мы можем повторить» в контексте Второй мировой войны») и идея господства.

Путинская элита четко и отчетливо превращает механизмы консолидации общественного мнения в национальные основы, звучащие как «русские чувствуют себя обиженными повсюду». Тезис об угрозе для россиян лежал в основе аннексии Крыма, оккупации Южной Осетии и Донбасса. Однако, позиционируя себя как жертвы, русские оправдывают свою внешнюю агрессию и расширение территории. Например, инциденты с русскими, задержанными в Соединенных Штатах и Европе за шпионаж, кибератаки и другие антигосударственные действия, позиционируются Москвой как преследование русских и русофобия (антироссийские настроения).

Важно подчеркнуть, что до Второй мировой войны повествование о притеснении немцев как причины проблем страны было широко распространено в Германии. Национал-социалисты Германии, как и современная российская элита, объявили целью национальное возрождение. Россия представила эту идею как «поднимание с колен». Жертвенная мифология оправдывает националистическую политику России и акты внешней агрессии.

Сербия придерживается аналогичной политики с учетом различного военного, дипломатического и финансового капитала. Например, 15 января 2017 года официальный Белград в лице президента Сербии Томислава Николича пригрозил применить военную силу для защиты сербов в Косово.

Ситуация по защите соотечественников со стороны Белграда и Москвы может получить синергию в виде предоставления российского гражданства сербам, проживающим на территориях, не контролируемых Белградом. Так, в 2011 году сербы попытались получить российскую гарантию защиты и безопасности, обратившись за российскими паспортами. В этот момент Москва отвергла данную просьбу. Однако существует вероятность того, что Кремль в будущем может вернуться к вопросу гражданства, чтобы укрепить свои позиции на Балканах, особенно в контексте расширения НАТО.

Предоставление российского гражданства сербам, например, в Косово, поставит вопрос о защите Россией местных граждан. Подобная ситуация в Южной Осетии в 2008 году уже привела к оккупации территории российскими военными силами. Россия активно выдает паспорта в Приднестровье и на Донбассе, тем самым закладывая основу для официального военного вторжения на территории в случае политической необходимости.

26 февраля Владимир Путин поделился идеей российского конституционного положения о защите русскоязычных людей во всем мире. По его словам, многие люди, проживающие за границей, независимо от национальности, являются русскими (по месту рождения или предыдущему месту жительства). Таким образом, Россия пытается максимально расширить концепцию защиты соотечественников, чтобы максимально четко объяснить причину внешнего вторжения.

Федеральный закон России о государственной политике в отношении соотечественников за рубежом дает чрезвычайно широкое определение соотечественника. Согласно закону, соотечественником может быть человек, имеющий «общие черты в языке, истории, культурном наследии, традициях и обычаях, включая их потомков». Более того, иностранные граждане — это граждане Российской Федерации, постоянно проживающие за границей, эмигранты и лица, имеющие гражданство другой страны, но чьи предки жили в Советском Союзе или даже в Российской империи. Таким образом, концепция соотечественников включает в себя чрезвычайно широкий список лиц, которые могут даже не идентифицировать себя с Россией.

Белград придерживается аналогичного подхода к диаспоре. В декларации правительства Сербии, провозглашающей отношения с соотечественниками и диаспорой, подразумеваются не только граждане Сербии, но и сербы, проживающие в юго-восточных регионах: Боснии и Герцеговине, Словении, Хорватии, Албании, Черногории, Северной Македонии, Венгрии и Румынии, независимо от их гражданства.

Согласно сербскому законодательству, если потомки серба, проживавшие в Боснии и имеющие боснийское гражданство, проживают за пределами Боснии, они считаются членами сербской диаспоры и должны быть зарегистрированы в реестре диаспоры. Закон возлагает ответственность за работу диаспоры не только на правительство, но и на Сербскую Православную Церковь. Такой подход совпадает с политикой России, которая использует Русскую Православную Церковь для политической экспансии за границу и работы диаспоры.

Таким образом, общий подход России и Сербии к защите соотечественников отражает политику национализма, проводимую в этих странах.

ИС
Поделитесь.