Зеркало недели: Без аннексии и интеграции Лукашенко испытывает Кремль на прочность

Александр Лукашенко впервые без намеков и условностей прямо обвинил РФ в стремлении аннексировать Беларусь. Экономическая война между Минском и Москвой уже идет полным ходом, теперь все ожидают, какими будут политические последствия конфликта. 

Шантаж и ультиматумы

Буквально за неделю после очередной провальной встречи Лукашенко с Путиным белорусско-российские отношения прошли путь от взаимного непонимания до громкой ссоры. Промолчав несколько дней после саммита в Сочи, 11 февраля глава Беларуси провел совещание с руководителями государственных СМИ.

Там он рассказал, как спорил с Путиным из-за информационных атак на Беларусь и подтвердил: государство должно и будет проводить политику защиты суверенитета от информационных атак “как с Запада, так и с Востока”. Большинство наблюдателей восприняли это как намерение в скором времени если не отключить вещание в республике российских телеканалов, то, по крайней мере, серьезно их ограничить.

После этого белорусский парламент принял к рассмотрению законопроект о внесении изменений в государственный герб. Контур Евразии, где видна в основном Россия, заменят на очертания Европы. Надпись “Республика Беларусь” станет четче, а красная звезда — больше.

Однако главные претензии в адрес российского руководства прозвучали 14 февраля, когда Лукашенко выступал перед работниками Светлогорского целлюлозно-картонного комбината. Там Лукашенко впервые публично заявил, что российское руководство требует присоединения республики к РФ. “Они понимают интеграцию как поглощение Беларуси. Это не интеграция! Это инкорпорация! На это я никогда не пойду”, — сказал Лукашенко.

Более того, бацька убежден, что его подведомственному народу интеграция тоже не нужна. (До недавнего времени он был убежден в противоположном.)

“Поставь перед вами вопрос, хотите ли вы такого объединения, чтобы Беларусь вошла в состав России, 120% скажут — нет. И самое удивительное, что и россияне мне пишут письма: “Ни в коем случае не входите в состав России”. Но кому-то там хочется, чтобы была одна страна — тогда будут единые цены”, — заявил Лукашенко.

По словам главы Беларуси, РФ поставила лишь четверть месячного объема нефти, предусмотренного межправительственным соглашением. И он заявил, что начнет отбирать транзитное сырье из нефтепровода “Дружба”, если не получит оставшуюся часть.

“Мы добросовестно, честно качаем эту нефть. Помните, летом загадили все “грязной” нефтью? До сих пор россияне не рассчитались за это, хотя у нас вышло из строя оборудование в Мозыре, Новополоцк пострадал и нефтепровод “Дружба”. Поэтому, если не поставят в феврале, будем до 2 миллионов тонн добирать”, — предупредил белорусский лидер. И добавил, что сейчас Беларусь обсуждает с Польшей поставку американской и саудовской нефти из Гданьска по трубе — то есть, используя в реверсном режиме тот же нефтепровод “Дружба”, по которому РФ сейчас поставляет нефть в Европу.

Дальше — больше: Лукашенко заявил, что российская сторона сорвала сроки строительства БелАЭС и в качестве компенсации должна снизить для Беларуси ставку по выделенному на это кредиту (10 млрд долл.), отодвинув сроки его возврата.

“Вы знаете, что россияне должны были в 2018 году ввести первый блок, в 2019-м — второй. Но сорвали сроки, а там огромные штрафные санкции”, — сказал Лукашенко.

Наконец, он заявил, что не собирается полностью рассчитываться с белорусской дочкой “Газпрома”. “Мы договорились по цене на газ — 127 долларов за 1 тысячу кубометров. Но мы не будем платить “Белтрансгазу”. И выйдет, как в прошлом году, 111 долларов”, — сказал Лукашенко.

Тем временем на фоне экономической войны с Россией белорусская экономика входит в рецессию: ВВП в январе — минус 2%, промышленность — минус 5,8%, грузооборот — минус 17%, оптовый товарооборот — минус 15%.

С надеждой на американцев

За последние пару недель из США прозвучал ряд сигналов о готовности помочь Александру Лукашенко в его противостоянии с Владимиром Путиным. Такое впечатление, что в Белом Доме вспомнили знаменитую фразу “Он, может быть и сукин сын, но он — наш сукин сын!” — и решили применить ее к Александру Григорьевичу.

1 февраля госсекретарь США сразу после Киева посетил Минск, где встретился с Александром Лукашенко. Майк Помпео пообещал Беларуси максимальную поддержку в ее стремлении к независимости от России, а также нефть “по более выгодной цене, чем другие предложения”. Также было решено значительно увеличить американское посольство в Минске (сейчас там 5 человек) и вернуть американского посла (его отозвали еще в 2008-м).

11 февраля вышла редакционная колонка Washington Post, где прямо сказано, что США и ЕС должны сделать все возможное для облегчения последствий проведения реформ в Беларуси. Тех реформ, которые Лукашенко будет вынужден проводить, чтобы сбросить экономическую зависимость от РФ. Автор колонки считает: хотя сказать, что имидж Лукашенко плохой — ничего не сказать, но его “попытка спасти свою страну заслуживает поддержки”.

“Если он выберет последний путь, Соединенные Штаты и ЕС должны сделать все возможное, чтобы облегчить боль, продолжая при этом добиваться улучшения прав человека”, — резюмирует Washington Post.

А 12 февраля громким эхом в белорусском и российском медиа-пространстве отозвалась публикация Bloomberg. Она прямо озвучивала и без того популярную на постсоветском пространстве версию: главным планом сохранения Владимира Путина у власти после 2024 г. было объединение с Беларусью (а также Южной Осетией и Абхазией), чтобы “перезапустить” РФ с новой конституцией. Но этот план провалился из-за упорства Лукашенко, не пожелавшего терять кресло президента суверенной страны.

Как пишет Bloomberg, источники в Кремле рассказали агентству, что за месяц до послания Федеральному собранию с предложением изменить конституцию, Путин очень сильно давил на президента Беларуси, добиваясь реального создания единого государства. Но Лукашенко отказался от слияния двух стран, несмотря на то, что сам 20 лет назад подписал договор о Союзном государстве. В декабре (после очередных переговоров с Путиным) Лукашенко отметил, что Беларусь “никогда не собиралась и не собирается входить в состав любого государства, даже братской России”. Тут-то у Минска и начались проблемы с поставками нефти из России.

15 февраля Майк Помпео, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности заявил, что его страна выделит один миллиард долларов странам Центральной и Восточной Европы. Беларусь в этом выступлении напрямую не упоминалась, но явно подразумевалась в ключе построения восточноевропейской системы безопасности.

Ну а в самой Беларуси все активнее обсуждают возможные поставки нефти из США: сорта Bakken сперва танкерами до Одессы, а далее — по трубопроводу “Одесса—Броды” на Мозырский НПЗ. При содействии Белого дома условия могут оказаться вполне конкурентны с нынешними российскими.

Про интеграцию больше не говорят

В Кремле на все эти — достаточно скандальные — заявления Лукашенко пока реагируют демонстративно спокойно. Дескать, мы знаем, что наши белорусские партнеры по интеграции — люди эмоциональные, их иногда заносит в высказываниях. Но на самом деле российское руководство всерьез решает, что дальше делать с Лукашенко.

С одной стороны, Беларуси явно не стоит опасаться военного вторжения россиян. Во-первых, граждане самой РФ не поймут, а во-вторых, давно замечено: чем ниже мировые цены на газ и нефть — тем меньше Россия склонна указывать другим странам, как им себя вести.

С другой стороны, все, что прозвучало на минувшей неделе — от возможной блокировки российских СМИ и до угрозы начать забирать нефть из транзитной трубы, — стало самым серьезным повышением ставок в конфликте между Минском и Москвой. Судя по всему Лукашенко осознал, что в Москве переводят отношения с ближайшим союзником Кремля на “бухгалтерскую основу” со скрупулезным подсчетом — кто, кому, чего и сколько. А это значит, что российскому руководству уже не так важно иметь во главе Беларуси именно Лукашенко. Скорее даже выгодно заменить его более сговорчивой фигурой.

В любом случае, сегодняшняя напряженность в экономических отношениях между РБ и РФ, — хороший повод для Лукашенко либо похоронить, либо отложить на неопределенный срок согласование и подписание дорожных карт по интеграции. Сейчас выбрана позиция: “россияне хотят лишить нас суверенитета, а мы думали, что они — наши братья”. С этим он и пойдет на выборы.

Однако пока непонятно, как Лукашенко закроет огромную уязвимость: колоссальное количество его избирателей живут за счет РФ. Вот официальные цифры: 689 тыс. граждан РБ на постоянной основе трудоустроены на территории РФ; 312,6 тыс. — временно трудоустроены на территории РФ; 164 тыс. граждан РБ обратились с заявлением на получение российского гражданства или ПМЖ. Итого: из 9,5 миллионов граждан Беларуси 1,165 миллиона фактически проживают и трудоустроены в РФ. (Реально белорусских гастарбайтеров в России намного больше.)

На территории самой Беларуси 2,787 миллиона граждан работают на предприятиях, которые 70% и более производимой продукции поставляют исключительно на рынок России. Для сравнения: на территории Беларуси работает и живет всего 67 тысяч россиян.

Сегодня мы видим максимальное по эмоциональному накалу за последние четверть века обострение отношений между Беларусью и Россией. Причем уже даже не между Лукашенко и Путиным, а именно между двумя странами. Потому что достаточно взглянуть на российское информационное поле, чтобы убедиться: российским СМИ пошел заказ на антибелорусскую тематику. И давление на Лукашенко будет лишь усиливаться к президентским выборам, пока назначенным на 30 августа.

Зеркало недели
Поделитесь.