Детали: «Хизбалла»-2020: что ждать от шейха Насраллы? «Хизбалла» стремится сохранить относительный мир на границе с Израилем и не хочет конфронтации с ним, считает Шломо Мофаз. Это же относится к другому очагу трения, которого «Хизбалла» стремится избежать, вокруг попыток Ирана усилить свое присутствие в Сирии

Проблемы, стоящие перед «Хизбаллой» в настоящее время, стали результатом ряда  процессов и событий на местном и региональном уровне. Ликвидация Касема Сулеймани, командующего силами «Аль-Кудс» иранского КСИР, была  значительным ударом по организации и лично по Насралле. Проект повышения точности ракет, который «Хизбалла» осуществляет при помощи Ирана, потерпел сильный ущерб от авиаударов, нанесенных, согласно зарубежным источникам, Израилем.

Более года назад операция «Северный щит» привела к тому, что диверсионные туннели «Хизбаллы» на израильской территории были уничтожены, а установка вдоль северной границы передовых средств обнаружения ЦАХАЛа поставила под угрозу стратегические возможности «Хизбаллы» в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

О проблемах «Хизбаллы» пишет на сайте Israeldefense полковник запаса Шломо Мофаз, научный сотрудник Института антитеррористической политики. Он отмечает, что организация сталкивается и с внутренними проблемами в видее политического и социального кризиса в Ливане, несмотря на формирование нового правительства. Кроме того, «Хизбалла» пытается сократить свои расходы из-за сокращения финансовой поддержки со стороны Ирана и международных санкций в отношении самой организации.

Смерть Касема Сулеймани, покровителя и друга Насраллы, нанесла ущерб последнему, как в оперативном, так и в личном плане. У них были давние отношения с тех пор, как в 1998 году Сулеймани был назначен командующим силами «Аль-Кудс». Он был важнейшим фактором в строительстве оси Иран-«Хизбалла» и способствовал ее укреплению. Преемник Сулеймани Исмаил Каани, который был его заместителем, незнаком с ливанской ареной (его сферой действий была восточная арена – Афганистан и Пакистан).

«Хизбалла» стремится сохранить относительный мир на границе с Израилем и не хочет конфронтации с ним, считает Шломо Мофаз. Это же относится к другому очагу трения, которого «Хизбалла» стремится избежать, вокруг попыток Ирана усилить свое присутствие в Сирии.

Что касается Ирака, то вскоре после ликвидации в Багдаде Касема Сулеймани представители «Хизбаллы» встретились с лидерами иракских шиитских милиции, пытаясь их объединить. Об этом сообщили агентству Reuters два источника, знакомые с подробностями переговоров.

Целью встречи была координация политических действий разделенных иракских ополченцев, потерявших не только Сулеймани, но и командира местной проиранской милиция «Катаиб Хизбалла» Джамаля Джафара Ибрахими, также известного как Абу Махди аль-Мухандис («Инженер»). Аль-Мухандис был заместителем командующего “Народными мобилизационными силами”, зонтичным движением шиитских боевиков в Ираке, которое координировало – под руководством Сулеймани – войну против «Исламского государства». Источники подтвердили, что «Хизбалла» вмешалась, чтобы помочь заполнить пустоту, образовавшуюся в командовании милициями.

Reuters не смог уточнить количество встреч и места их проведения. Один источник сказал, что они были в Бейруте,  другой – в Ливане или в Иране

Поддерживаемые Тегераном ополченцы необходимы Тегерану для реализации своей цели – установления контроля над Ираком. Участие ливанской «Хизбаллы» в этом процессе знаменует расширение ее роли в регионе. Созданная иранским КСИР в 1982 году, шиитская организация помогала Сулеймани обучать полувоенные формирования в Ираке и в Сирии.

Иракский источник сказал, что хозяином на встречах был шейх Мухаммед аль-Кавтарани, представитель «Хизбаллы» в Ираке, который в течение многих лет тесно сотрудничал с Сулеймани в обучении иракских ополченцев. Аль-Кавтарани потребовал единого фронта на выборах премьер-министра Ирака, добавил источник. С тех пор на этот пост был назначен бывший министр связи Мохаммед Тавафик Алави, что получило одобрение Ирана и партий, близких к ополченцам.

Источники пояснили, что на данный момент Аль-Кавтарани является наиболее подходящей фигурой для руководства иракскими шиитскими милициями до избрания Ираном постоянного наследника Сулеймани. Кавтарани имеет хорошие связи с ополченцами, он родился в Наджафе, десятилетиями жил в Ираке и говорит на иракском диалекте.

Один иракский источник, близкий к ополченцам, сказал, что аль-Кавтарани также встретился с духовным лидером иракских шиитов, аятоллой Муктадой ас-Садром, которого считают сильной и непредсказуемой фигурой, чтобы убедить его поддержать нового премьер-министра Ирака. Ас-Садр выразил свою поддержку Алави. В начале последней волны протестов, в ходе которой уже погибли около 500 человек, Ас-Садр выступал на стороне демонстрантов, но после того как на пост премьер-министра выдвинули Алави, он предложил протестующим отказаться от участия в уличных акциях.

По словам американского источника, Иран полагается на генсека «Хизбаллы» Хасана Насраллу, который пользуется уважением союзников Тегерана в регионе: «Я думаю, что в идеологическом и религиозном отношении он считается харизматичной фигурой среди многих иракских шиитских ополченцев».

Детали
Поделитесь.