Укринформ: План Трампа по Палестине: «соглашение» с известными «неизвестными» Предложения США по урегулированию, кажется, бесконечного израильско-палестинского противостояния - это яркий пример превращения политики в смесь гибридных мер

Да, надо признать: классическая дипломатия работает крайне неэффективно в наши дни. Но на смену ей пока приходит откровенная коммерция, беспринципные компромиссы и переход тех самых «красных линий», которые, конечно, есть в каждом длительном противостоянии. Но – реален ли для исполнения план Трампа, и что же побуждает лидера США его выдвигать и активно продвигать? И только ли его?

Сначала была война

Общеизвестно, что история израильско-палестинского противостояния – это прямое отражение последствий колониальной политики столетней давности, умноженное на национальную и религиозную вражду, умело раздуваемую извне с конца 40-х годов прошлого века. Сегодня диспозиция выглядит так: существует и активно развивается независимое государство Израиль, входящее в группу наиболее развитых стран мира, имеющее современные социальные стандарты, боеспособную и сильную армию, которая постоянно находится в состоянии боевой готовности, так как существованию государства угрожают террористические фундаменталистские группировки, которые время от времени нападают на Израиль. Рядом – существует признанное частично (большинством членов ООН) государство Палестина, статус которой не урегулирован до сих пор. Она расколота на два анклава, один из которых находится под властью террористического движения ХАМАС, который не признает права Израиля на существование и постоянно атакует израильские города и поселения, каждый раз получая ответ Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ). Уровень жизни в Палестине, как и общий уровень развития и военной способности, на порядки ниже, чем в Израиле. Между странами нет дипломатических отношений, они находятся в режиме то потенциального, то реального конфликта. И так уже больше 70 лет…

Что предлагает «большой брат»?

И вот, во время визита премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Вашингтон, Дональд Трамп на итоговой пресс-конференции заявил о плане (анонсированном еще два года назад) урегулирования, который провозгласил ни много, ни мало – «сделкой века» и последним шансом Палестины сделать свою государственность полноценной.

Что же предлагает Трамп? Во-первых, его план предусматривает обоюдное признание права на существование и независимости обоих государств – Израиля и Палестины, причем с последней США готовы заключить дипломатические отношения (а значит, это сделают за ними и все остальные государства англо-саксонского мира). Но. Трамп предлагает признать нынешние реальные границы территорий, контролируемых Израилем и Палестиной, то есть США заявляют о готовности признать законность израильских поселений на западном берегу реки Иордан, которые были построены после 1967 года. То же касается Голанских высот, которые до войны 1967 года принадлежали Сирии. Также Трамп предлагает признать Иерусалим неделимой столицей Израиля, а столицу Палестины расположить в его восточном пригороде – городе Абу-Дис.

Тут возникает главное противоречие. Собственно, эти утраченные арабской коалицией после «шестидневной войны» земли и являются камнем преткновения: соответствующие резолюции ООН и весь международный процесс урегулирования конфликта предполагают, что государство Палестина должно быть создана с учетом границ до «шестидневной войны» 1967 года. По сути, в лице палестинского руководства Трамп предлагает арабскому миру уступить часть земель в обмен на признание Палестины. Согласитесь, такое предложение должно быть чем-то подкреплено. Дональд Трамп это понимает. И поэтому предлагает компенсацию: во-первых, США в случае согласия на этот план готовы инвестировать в Палестину 50 миллиардов долларов; во-вторых, территорию Палестины (прежде всего, сектор Газа и основную территорию на западном берегу реки Иордан) должна соединить соответствующая скоростная транспортная инфраструктура, которая также будет построена за внешний счет и будет контролироваться правительством Палестины. В-третьих, в Палестину предлагается передать два анклава на границе Израиля и Египта в пустыне Негев. Кто именно должен уступить территории понять пока трудно, но предназначены эти анклавы для промышленных зон. Эта беспрецедентная в мировой истории страна из четырех обособленных территорий должна быть соединена скоростными магистралями. Какими именно – наземными, тоннелями – об этом еще предстоит договариваться, хотя расстоянии там небольшие – максимум несколько десятков километров.

Как это все понять? С одной стороны Израиль получает контролируемые границы. С другой стороны – большая часть территории Палестины становится анклавом, то есть, будет иметь внешнюю границу только с Египтом в секторе Газа, но добраться туда с западного берега Иордана еще надо, а скоростные магистрали еще должны быть построены. Сначала. Может быть. Циничность и прагматичность плана Трампа понятна и очевидна. Если очень коротко: это и есть бизнес-метод в политике. Американская администрация предлагает экономические преференции и содействие в обмен на политические уступки. И адресат этих предложений известен – это правительство Палестины во главе с президентом Махмудом Аббасом, который является официальным представителем интересов палестинских арабов. Но…

В Палестине, напоминаем, двоевластие. В секторе Газа власть уже давно в руках ХАМАСа, среди широких масс палестинцев эти радикалы имеют немалый вес. Они и начали уже массовые акции протеста с беспорядками в палестинских городах, отвергая любые варианты реализации плана Трампа. Ну, и как всегда загорелись звездно-полосатые и бело-голубые флаги, портреты и чучела Трампа. Шумно, картинно, контр-эффективно… Понятно, что и Аббас был вынужден ответить Трампу жестко: «Мы отдаем приоритет фронту сопротивления, чтобы сорвать израильские планы». Впрочем, господин Аббас оставил возможность переговоров с Израилем, но только при посредничестве ООН, США, ЕС и России …

За что Трамп с Путиным так «полюбили» Нетаньяху?

Реакция «заинтересованного» мира была прогнозируемой. Откровенно против высказались, разумеется, Иран и Турция, более сдержанно – Египет и Иордания, а почти одобрительно, как свидетельство начала поиска реального решения – Саудовская Аравия. Израиль, устами главы правительства Нетаньяху, который присутствовал при объявлении Трампом плана, назвал предложения «реалистичным путем к прочному миру» и анонсировал его обсуждения собственным правительством на заседании 2 февраля.

Что сказали в ООН, Европе и Москве? Первые – констатировали, что есть резолюции о границах 1967 года и что надо что-то с этим делать, начинать новый масштабный переговорный процесс. Вторые – сдержанно выразили готовность обсуждать. А третьи – заявили, что будут сначала изучать, а потом комментировать, при этом пропагандистская машина РФ уже зашлась в очередных многоминутках ненависти к предложениям Трампа. Но все мы знаем: будет команда – тут же умолкнут.

Изюминка кроется во времени и обстоятельствах, при которых представлены предложения Трампа. Позиция Израиля на фоне общего обострения ситуации на Ближнем Востоке становится едва ли не решающей в раскладе сил. И поэтому борьба за лояльность этого государства крайне значима как для США, так и для России: оба ядерных «слона» стремятся к контролю над всем регионом. Поэтому в течение последнего года, Трамп, Путин всячески пытаются – когда угодить, а то и надавить на руководство Израиля, лично на Биньямина Нетаньяху, по прозвищу Би-Би.

Мы все были свидетелями решения Трампа по стратегическому обострению отношений с Ираном, выхода США из ядерной сделки с режимом аятолл, признание Иерусалима столицей государства в одностороннем порядке… Впрочем, и с Москвой у Нетаньяху сейчас «медовый месяц»: Израиль не присоединился к санкциям против РФ, в сирийской войне фактически выступил на стороне россиян и режима Асада, Нетаньяху был почетным гостем и параде Победы в Москве 9 мая прошлого года и участвовал в марше «бессмертного полка». Чем ответила Россия? Поддержкой смертельного врага – Ирана, вооружением террористов из Хезболлы… А Израиль устроил Путину «теплую ванну» во время мероприятий ко Дню памяти Катастрофы еврейского народа, на которой он, человек, де-факто разрушивший миропорядок, заливший кровью Украину, Сирию, Ливию – присвоил себе лавры общей победы над нацизмом во Второй Мировой войне, которая была развязана при прямом участии СССР – идейного и практического предшественника нынешней России.

Так что господина Нетаньяху можно назвать сейчас стабильным партнером как Вашингтона, так и Москвы. Но почему именно Нетаньяху симпатизируют Белый дом и Кремль? Во-первых, и Трамп, и Путин видят политику в персоналистском измерении: главное – это личные решения «сильных парней», право сильного, которое может подменять процедуры и институты. Вот мы так сделали – и все. Ну, например, генерала Сулеймани ликвидировали или аннексировали украинский Крым. Нетаньяху тоже некий альфа-политик. Именно поэтому и Вашингтон, и Москва сейчас видят в нем «своего», наиболее прочного союзника на Ближнем Востоке, который соответствует их видению «политики».

Но сейчас у Нетаньяху тяжелые времена – он может уйти из власти, в Израиле от него устали – он больше десяти лет неизменно у власти, выплыли коррупционные скандалы, его политические коалиционные маневры перешли все границы политических приличий. В марте страну ждут вторые досрочные выборы подряд. Шансов на получение большинства у Нетаньяху и его партии «Ликуд» немного, главный конкурент – социал-либеральный блок «Кахоль-Лаван» имеет перспективу сформировать стабильное правительство, которое не будет зависеть от шатких договоренностей с малыми партиями. А это значит – уход Нетаньяху из политики уже навсегда: ему уже, как никак, семьдесят лет.

Поэтому, Нетаньяху борется за власть всеми возможными способами. План Трампа, провозглашенный в присутствии Нетаньяху – это свидетельство того, что это предложение, вполне выгодно Израилю, и реализовывать его надо с Нетаньяху. А «экспресс-визит» Нетаньяху в Москву – такой себе «крюк по дороге из США» это для граждан Израиля – репатриантов из бывшего СССР, которые могут принять во внимание расположение Путина к Нетаньяху и проголосовать за его партию, а не привычный для них «Наш дом – Израиль» Авигдора Либермана. Тем более, что именно сейчас Путин подписал указ о помиловании израильской гражданки Наамы Иссахар, которую полтора года назад задержали с десятью граммами гашиша в транзитной (т.е. границы РФ она не пересекала!) зоне аэропорта Москвы и приговрили к 7,5 годам тюрьмы за контрабанду наркотиков. Как все это – от «организованного» задержания до «суда» – делается в РФ, мы хорошо знаем.

Премьер-министр Биньямин Нетаньяху и его супруга встретились в аэропорту Внуково с Наамой Иссахар, освобожденной из российской тюрьмы

Биньямин Нетаньяху и его супруга встретились в аэропорту Внуково с Наамой Иссахар, освобожденной из российской тюрьмы

Но теперь именно Нетаньяху возвращает девушку на родину. Так что – такая масштабная спасательная политическая спецоперация по спасению «нерядового Би-Би».

А это вообще – возможно?

Насколько жизнеспособны предложения Трампа? Это зависит и от того, останется ли у власти Нетаньяху, которому, конечно, все время до выборов посвятит шумной кампании (а он это умеет) в поддержку плана Трампа внутри Израиля. Если это принесет победу на выборах в марте, то проводник плана со стороны Израиля будет понятен.

У Трампа – свой интерес, и это тоже – выборы. И провозглашение таких смелых планов по Израилю сейчас – это обращение уходящего президента о переизбрани и влиятельным еврейским кругам в США. Это попытка добиться дружбы от значительной части Уолл-стрита, которая традиционно ориентируется на республиканцев, но не воспринимала и до сих пор не воспринимает Трампа. И наконец, все это может пошатнуть позиции конкурентов Трампа из лагеря демократов – этнических евреев Берни Сандерса или Майкла Блумберга.

Что касается визита Нетаньяху к Путину сразу после посещения Вашингтона – его политическая цель вполне прозрачна. Премьер Израиля хочет убедить Путина в том, что план Трампа не затрагивает российских интересов, а наоборот усиливает статус-кво в регионе. Нетаньяху, по всей вероятности, просит Москву повлиять на Турцию и Иран и поработать с Махмудом Аббасом. Чтобы первые постепенно смягчили свою позицию, а вторые – пусть и остались против, но бы получили сигнал, что Москва не будет поддерживать их силовые действия или выступать адвокатом в случае обострения. А третий, Аббас то есть, – согласился бы хотя бы начать разговора.

Поэтому дело оказывается очень запутанным, а для его реализации – нужно выполнить немало условий и учесть актуальные обстоятельства. Поэтому, скорее всего, если процесс и пойдет, то его завершение придется не на этот и не на следующий год. И предложения могут быть изменены заметно, и состав участников, и предмет договоренностей.

Укринформ
Поделитесь.