Деловая столица: Недоотставка. Почему Путин не сдаст Суркова в утиль Притом что Сурков в большей степени циник, нежели Путин, отпускать его от себя далеко или обвинять в провале российской авантюры в Украине диктатор не станет

С чисто формальной точки зрения, Владислав Сурков пока только сделал громкое заявление об отставке, переданное через собственного миньона Алексея Чеснакова. Вероятность удовлетворения пенсионных чаяний архитектора российского режима Путиным весьма велика, но о формальной стороне дела тоже надо помнить: российский диктатор отнюдь не любитель кого-нибудь увольнять, в особенности же настолько информированных персонажей.

Игра или нет?

Например, бывший вице-премьер и глава президентской администрации Сергей Иванов, так и не ставший премьером и преемником, продолжает трудиться специальным представителем президента по экологии (что, видимо, позволяет ему пользоваться плодами мусорной “революции сверху” – правда, в верхушке этого бизнеса тоже идут перемены). Из старых министров никто не выброшен на мороз – и в этом кроется мотив номер один для заявления Суркова.

Это мотив логистический – помощников у президента стало слишком много, а конституционная лихорадка то ли самого Путина, то ли его клана затуманивает место президента и его аппарата в конце всей этой перетряски. Очевидно, что оставаться “одним среди многих” ветеран Кремля, перешедший в администрацию еще Бориса Ельцина из бизнеса Михаила Ходорковского, не желает.

Вместе с тем так обставленная отставка пока выглядит специфически, если это не намеренная игра – не принято в российской системе уходить с подобного рода заявлениями, в особенности “из-за несогласия с переменой курса по Украине”. В любом случае в официальной плоскости уже дважды было заявлено о том, что указа нет, а указанная мотивация не верна (или же – все чаще Дмитрия Пескова становится трудно понять – изменения в украинской политике Москвы не предполагаются).

Какие могут быть еще мотивы и, шире, что за смута происходит в кремлевских коридорах?

Второй мотив, из практики восточных деспотий, читается так: Путин решил всех запутать и проверить лояльность своего “корпуса стражей”, и Сурков то ли попался на эту удочку, то ли играет на опережение, поскольку его формальная позиция по Донбассу как раз считается “ястребиной”, то ли выполняет роль “плохого полицейского”.

В отношении второго можно сказать, что для Владислава Юрьевича весь этот империализм – и впрямь не более чем игра. Оккупированные территории на востоке Украины и Кавказе превращены при его непосредственном участии в машины по зарабатыванию денег на беспределе, а также в реакторы по генерации информационной картины “встающей с колен России” и утилизации того российского демографического контингента, который опасен режиму Путина.

Иными словами, притом что Сурков, по-видимому, в большей степени циник, нежели Путин, отпускать его от себя далеко или обвинять в провале российской авантюры в Украине диктатор не станет. Поползли слухи о том, что тем же экс-министром культуры Андреем Мединским Кремль может заменить Константина Эрнста на посту гендиректора Первого канала, а Суркова в итоге отправить на “Газпром-медиа Холдинг”, откуда ушел в вице-премьеры Дмитрий Чернышенко. Но пока что все это скорее домыслы.

Третий мотив отставки – все же отметим, что из Кремля увольняются десятки чиновников, ведавших “приграничным сотрудничеством” (то есть оккупированными территориями), политикой в отношении стран СНГ, прочими направлениями, которые формируют переросший в международный криминальный синдикат путинский режим – это кризис дискурса. Этот кризис демонстрируется все меньшей эффективностью российской власти.

Агент олигархов

Похоже, последними соломинками, переломившими хребет терпения Владимира Владимировича, стали парижская невнятица (и провал встречи в Иерусалиме) по украинскому вопросу, белорусский тупик и хаос в Абхазии. В конце концов, Сурков способствовал удалению из кресла посла в Беларуси Михаила Бабича – ныне заместителя министра экономики, курирующего (и проводящего ревизию) программ, связанных с интеграцией. Бабич, кроме прочего, и есть реальный глава этого ведомства, в то время как замена Максима Орешкина не слишком удачливым пермским губернатором Максимом Решетниковым (и тоже выходцем из московской мэрии, как и ряд других “десантников” в кабинете Мишустина) проведена для отвода глаз.

Таким образом, Бабич, которого до Беларуси прогоняли уже и из Украины, – это один угол новой конструкции работы с Украиной, вице-премьер по вопросам ВПК Юрий Борисов – другой угол, поскольку в дальнейшем империалистические проекты будут финансироваться по его линии, а куратором в Кремле окончательно станет Дмитрий Козак. Сурков (и его гауляйтеры на оккупированных территориях) из этой картинки, скорее всего, выпадает. Его методы, преимущественно состоявшие в сеянии информационного хаоса, создании и щедром финансировании подставных СМИ и орд “экспертов”, в основном из числа беглых из Украины отморозков, не сработали.

Российская партия войны, только что по физиологическим причинам лишившаяся одного из своих наиболее ярких трибунов – Всеволода Чаплина, открыто радуется если не завершенному падению, то зависшему статусу Владислава Юрьевича. В глазах разномастных идеологов и активистов “красно-коричневых” Сурков является агентом олигархов-космополитов, морочащим голову Путину и российскому обществу, тайно ведущему переговоры с Западом и обустраивающему гнездышко за пределами России.

Думается, это крупное преувеличение.

Сурков служил срочную службу в частях ГРУ в Венгрии (как, кстати говоря, и Дмитрий Козак, только последний – еще и десантник), немалую роль в его психологии играет и чеченское происхождение, а также непосредственное строительство режима Путина, связанное с разгромом крупного российского бизнеса, ориентированного на сотрудничество с Западом. Поэтому некий “либерализм” Суркова – скорее продукт фантазий маргиналов, их обида на то, что он высмеивает их как объектов нехитрых манипуляций в своих произведениях, написанных под псевдонимом “Натан Дубовицкий”.

Между тем очеловечивание работника спецслужб (в том числе и обогащение его образа творческими проявлениями вплоть до диссидентства) – это тактика советских структур в период разрядки, а затем правления Юрия Андропова и Михаила Горбачева. Новый премьер Мишустин, чей отец тоже, по-видимому, вышел из кругов, близких к госбезопасности, – вон, тоже пишет музыку. Тексты, которые Всеволод Чаплин писал в молодости, вообще можно перепутать с текстами Вацлава Гавела или Кароля Войтылы. Все это ничего не говорит о подлинных взглядах и качествах ни Суркова, ни Мишустина, ни Чаплина.

В то же время на самом деле радоваться российским шовинистам нечему – Дмитрий Козак, прошедший вместе с Путиным всю карьеру (только не сразу переехал из Петербурга в Москву, попробовав поработать с новым тогдашним губернатором Яковлевым), является образцовым исполнителем и “решалой”, способным организовывать “договорняки”.

При этом, поработав на всех должностях, кроме главы АП и премьер-министра, звезд с неба этот уроженец Кировоградской области не хватает (но переворот в Молдове, которому радовались наивные отечественные, тамошние и европейские либералы, – несомненный его успех). Поэтому если удаление Суркова и впрямь означает смену стратегии, то вряд ли это наращивание прямой агрессии как таковой.

Избыточный ресурс

Сработается ли Козак с еще более простым по своей внутренней организации Бабичем – пока непонятно. С Сурковым, впрочем, не сработались бы ни тот, ни другой, ни Юрий Борисов, сменивший ранее в вице-премьерском кресле Дмитрия Рогозина. Кстати говоря, кризис в политической карьере Суркова (как и Мединского) может перетечь и в проблемы для Рогозина, поскольку всех троих роднит склонность к организации борьбы “нанайских мальчиков”, скоморошеству и искажению реальности в глазах патрона.

Очень может быть, что стареющий Путин, все чаще демонстрирующий признаки паранойи и отличившийся взрывами ярости (как в польском сюжете, так и недавно по поводу насмешек светской львицы над “материнским капиталом”), перестал доверять такому типу людей. Поэтому и расставляет везде исключительно персонажей, связанных одновременно со спецслужбами и с бухгалтерией.

Новый состав правительства свидетельствует как раз об этом – возможно, изначально оно расписывалось под мэра Москвы Собянина, но тот обнулил свои шансы, допустив в федеральной столице вакханалию демократических выборов и мирных протестов. Поэтому в кабинете Мишустина остались силовики, а пришли налоговики и московские менеджеры. При этом в АП увеличивается концентрация “сапогов” и “шпионов”. Сурков в таком раскладе избыточен при сохранении на посту более эффективного кулинара монарших мозгов – Сергея Кириенко, и создания еще одной должности заместителя главы для Дмитрия Козака.

Наконец, есть еще одна причина для “трансферта” Владислава Юрьевича куда-нибудь подальше. Это комплексная причина, из-за которой частично происходят сегодня и другие кадровые и конституционные процессы в Кремле, а именно Гаага и начинающийся в марте суд по МН17. Сурков, по-видимому, фигурирует в материалах этого масштабного дела. Более того, недавно было объявлено, что кто-то из подозреваемых нанял голландскую фирму для представления своих интересов в суде.

Это означает, что Москва воспринимает эту историю более чем серьезно. Притом, как уже замечал Владимир Путин, “необязательно же убивать”, можно отправить токсичного персонажа медитировать, а затем возглавить информационный бизнес “Газпрома”, почему нет? Послом Суркова отсылать затруднительно из-за санкций, да и на посольские должности в смутное время выстроилась целая очередь, того же заместителя Марии Захаровой Артема Кожина, наконец, отправили послом в прачечную – на Сейшелы.

Поэтому и выглядит архитектор суверенной демократии и эпигон-изобретатель глубинного народа как чемодан без ручки, который, тем не менее, был бы очень интересен полиции, той же нидерландской. А изменит ли перемена в статусе Суркова характер российско-украинских отношений – станет ясно только тогда, когда Кремль выскажется на тему изменений в Минских соглашениях.

Деловая столица
Поделитесь.