Зеркало недели: Приднестровское урегулирование: такие трудные “малые” шаги Чем поучителен для Украины "автомобильный конфликт" Кишинева и Тирасполя

В конце прошлой недели так называемое Министерство иностранных дел Приднестровья заявило, что с 24 января “вводятся ограничения на пересечение государственной границы Приднестровья и Украины для всех типов транспортных средств, зарегистрированных в Республике Молдова и управляемых постоянно проживающими в Молдове гражданами, обладающими водительскими удостоверениями РМ”.

Как было отмечено, подобная мера предпринимается в ответ на введение молдавской стороной ограничений на передвижение автотранспорта из Приднестровского региона. По версии Тирасполя, с 10 января стали поступать сообщения, что сотрудники Пограничной полиции Молдовы не пропускают через пункты пропуска на своей территории автомобили с регистрационными номерами приднестровского образца. В том числе и те, которые имеют нейтральные номера, но их водители при этом пользуются водительскими правами, выданными Приднестровьем. Тем самым, считают в Тирасполе, Молдова нарушила протоколы о взаимном признании документов от 16 мая 2001 года и протокольное решение об участии автотранспорта Приднестровья в международном дорожном движении от 24 апреля 2018 года.

Проблема разрешилась довольно быстро. Глава миссии ОБСЕ в Молдове призвал обе стороны “к мудрости и ответственности”. Президент Молдовы Игорь Додон позвонил лидеру Приднестровского региона Вадиму Красносельскому и (если верить приднестровским источникам) пообещал отменить введенные Молдовой ограничения. Вице-премьер-министр по реинтеграции Александру Фленкя заявил, что ограничения были введены в тестовом режиме, чтобы узнать, сколько приднестровских водителей еще не сменили номера на нейтральные.

Судя по всему, Кишинев лишь временно пошел на попятную из-за неясной позиции Украины. Примечательно, что в начале конфликта обе стороны апеллировали к позиции Киева. Так, Александру Фленкя ссылался на некие договоренности с Украиной. А “министр иностранных дел” Приднестровья Виталий Игнатьев заявлял, что проблем с украинской стороной нет, и автомобили из региона свободно проезжают в Украину, а заворачивает их как раз Пограничная полиция Молдовы.

Сейчас позиция Киева прояснилась: Украина с 1 апреля не будет впускать на свою территорию автомобили с номерами непризнанного Приднестровья. Во всяком случае, так утверждает молдавский премьер.

В целом же вопрос намного шире “автомобильного конфликта”.

Проблему участия приднестровского автотранспорта в международном движении пытались решить давно. До сих пор Украина не препятствовала передвижению автомобилей с приднестровской регистрацией. Еще пару лет назад машины с красно-зелено-красным флажком на номерах можно было встретить на дорогах Одесской области. Помимо жителей региона на них охотно ездили и украинские граждане. Приднестровские номера тогда играли роль “евроблях”.

Все мероприятия планировалось выполнить в течение шести недель. Однако процесс растянулся на несколько лет. И лишь в декабре 2017-го в Бендерах были подписаны четыре протокола, в том числе и по восстановлению телекоммуникаций.

Утверждение механизма регистрации приднестровских автомобилей, позволяющей им выезжать за границу, затянулось аж до апреля 2018 года, когда был подписан соответствующий протокол. Согласно ему, автовладельцы из Приднестровья получали нейтральные номера, не содержащие никакой символики или дополнительных обозначений. При поддержке ОБСЕ были открыты пункты регистрации и выдачи номеров в Тирасполе и Рыбнице.

Казалось бы, проблема решена и можно говорить о желанном прорыве. Но возник вопрос — если Молдова признает права, выданные в Приднестровье, она таким образом признает и органы, их выдавшие. Соответственно, Кишинев выдвинул законное требование о получении водителями из Приднестровья молдавских прав.

Молдова не может решить эту проблему без поддержки Украины. В частности, без контроля над приднестровским сегментом украино-молдавской границы. В июле 2017 года был открыт совместный таможенно-пограничный пункт в Кучурганах. Коалиционное правительство Майи Санду намеревалось увеличить количество совместных пунктов. Сменивший его кабинет Иона Кику также не отказался от намерений взять под контроль приднестровский сегмент границы.

Однако молдавские эксперты отмечают, что украинская сторона увязывает вопрос открытия новых пунктов пропуска с решением спорных вопросов по демаркации украино-молдавской границы. Речь, в частности, идет о двух участках — в районе молдавского порта Джурджулешты на Дунае и в районе Днестровской ГЭС-2. Последний — особенно проблематичен. В Молдове опасаются, что развитие сети гидроэлектростанций на верхнем Днестре может оставить столицу и многие другие населенные пункты без водоснабжения. Поэтому многое зависит от готовности Кишинева и Киева к компромиссам.

“Автомобильный конфликт” весьма поучителен для Украины. Он демонстрирует, насколько трудными бывают даже “малые” шаги, тем более в условиях, когда непризнанное территориальное образование существует уже более двух десятков лет. Причем, пока тормозится решение и других вопросов, по которым подписаны протоколы, например восстановление телекоммуникаций. Возникла спорная ситуация вокруг закрытия счетов приднестровских предприятий в молдавских банках, так и не подписан протокол по итогам братиславской встречи в формате “5+2” в октябре прошлого года.

О том, как все непросто, свидетельствует, к примеру, “дело Ржевитина”. Александр Ржевитин был призван в незаконные вооруженных формирования Приднестровья, бежал оттуда в Кишинев, где рассказал о пытках и “бесчеловечном обращении”. В декабре 2019 года он вынужден был навестить своих родственников в Приднестровье и пропал. Вскоре выяснилось, что он задержан приднестровскими органами и находится в заключении. Приднестровская сторона готова допустить к нему адвоката. И это пока единственная уступка.

Зеркало недели
Поделитесь.