Le Figaro: Структура путинских перемен В краткосрочной перспективе эти изменения должны предоставить Путину удобный режим работы начиная с 2024 года, когда закончится его президентский срок. Он больше не обязан будет осуществлять экономическое и социальное управление страной

“Ко всеобщему удивлению, президент России в своем послании Федеральному Собранию от 15 января 2020 года объявил о существенных конституционных изменениях, которые вскоре станут предметом референдума”, – пишет обозреватель Le Figaro Рено Жирар.

“В краткосрочной перспективе эти изменения должны предоставить Путину удобный режим работы начиная с 2024 года, когда закончится его президентский срок. Он больше не обязан будет осуществлять экономическое и социальное управление страной с населением 147 млн человек общей площадью более 17 млн км2. В качестве председателя Совета Безопасности он будет заниматься только тем, что ему нравится: обороной и международными отношениями. Как и его китайский друг Си Цзиньпин, он останется лидером своей страны на всю жизнь”, – отмечает автор статьи.

“Если посмотреть вглубь, то становится ясно, что эти изменения несут в себе отпечаток новой путинской идеологии, направленной на то, чтобы остаться в современной российской истории на том же уровне, что Екатерина Великая, Александр I, Александр II, Сталин – на уровне царей, оставивших после своей смерти Россию более могущественной, чем она была в момент их прихода к власти”, – рассуждает Жирар.

“Путина как политика определяют три характеристики: он националист, он консерватор, он разочарован в Западе. Национализм в течение двадцати лет подталкивал хозяина Кремля к тому, чтобы вернуть России то влияние в мире, которое ее вынудили потерять Горбачев, а затем и Ельцин”, – указывает журналист.

“Консерватизм бывшего офицера КГБ Путина всегда подталкивал его отказываться от приключений как во внутренней, так и во внешней политике. По характеру своему он всегда предпочитает эволюцию революции. Во внутренней политике он не расстрелял олигархов-грабителей; он довольствовался тем, что просто подчинил их. Во внешней политике он присоединил Крым и вступил в Донбасс, однако отказался захватывать Одессу летом 2014 года, хотя экстремистские теоретики Новороссии и призывали его сделать это”, – комментирует Жирар.

“Единственной дальней военной экспедицией, которую он предпринял, стала Сирия – с сентября 2015 года. Его цель состояла в том, чтобы предотвратить попадание Дамаска в руки джихадистов, и ему это удалось”, – говорится в статье.

“По своей сути Путин не антизападник. Он восхищается Петром I, который учился в Амстердаме и обратил свою страну в западные обычаи. Он хорошо освоил немецкую культуру. (…) Однако российский президент глубоко разочарован в Западе. Он осуждает Америку за то, что она не выполнила свои обещания 1990 года никогда не расширять НАТО до границ России. С точки зрения психологии, Путин является консерватором, питающим недоверие к революционным идеям, которые россияне так любят импортировать с Запада. Он не испытывает никакого восхищения перед большевизмом 1917 года, не принимая его атеизм и экономическую неэффективность. Он ненавидит ультралиберальную монетаристскую идеологию гарвардских мальчиков 1991 года, которые так плохо приватизировали российскую промышленность”, – анализирует автор публикации.

“Сегодня он отвергает два типа идей, пришедших с Запада и революционизирующих гражданское право и международное право: это гендерная теория и долг вмешательства. Он больше не восхищается Европой, считая ее находящейся в моральном упадке, антихристианской, терзаемой исламистской иммиграцией и подчиненной Америке в дипломатическом отношении. Он уважает сильные и уверенные в себе страны, такие как Соединенные Штаты Трампа, Китай Си, Индия Моди, Израиль Нетаньяху”, – отмечает обозреватель.

“Но его экономика так и останется слабой и лишенной инвесторов до тех пор, пока он не установит верховенство закона у себя дома…” – резюмирует Рено Жирар.

Le Figaro
Поделитесь.