Деловая столица: Ликвидация. Почему убийство иранского генерала не приведет к большой войне Хотя американо-иранская борьба за влияние в Ираке окончится ничьей, она породит немало апокалиптических прогнозов и отвлечет внимание от других событий

В ночь со 2 на 3 января ракетным ударом с американского дрона в аэропорту Багдада были убиты восемь человек. В их числе оказались командир элитного подразделения “Аль-Кудс” Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Ирана генерал Касем Сулеймани и зам.командующего Силами народной мобилизации Ирака  (PMF) Абу Махди аль-Мухандис.

По некоторым признакам целью этого удара был все-таки Мухандис, хотя, как пишет Bloomberg, со ссылкой на осведомленные источники, ликвидация Сулеймани тоже входила в планы США. Как бы то ни было, но именно его гибель, спланированная, или случайная, вызвала наибольший резонанс. Аятолла Али Хаменеи пообещал отомстить США и объявил трехдневный траур, глава МИД Ирана Джавад Зариф назвал произошедшее актом международного терроризма, а президент Хасан Рухани заявил, что после убийства генерала Сулеймани Иран будет с ещё большей решимостью противостоять США. На официальном уровне Иран выразил США решительный протест через посла Швейцарии в Тегеране. Немало слез пролили по погибшему и на московских телеканалах.

Иранскую позицию также поддержал и.о. премьера Ирака Адиль Абдул-Махди, заявивший, что ликвидировав Сулеймани и Мухандиса, США нарушили условия своего присутствия в Ираке, где они находятся только для обучения иракских сил безопасности и для борьбы с угрозами, исходящими от ИГИЛ. Махди призвал парламент Ирака созвать внеочередную сессию, чтобы “принять законодательные меры для защиты безопасности и суверенитета Ирака” и назвал Сулеймани и Мухандиса “символами победы над террористами ИГИЛ”.

В свою очередь, в Вашингтоне заявили,  что ликвидацию Сулеймани санкционировал лично Дональд Трамп, и напомнили, что США считают КСИР террористической организацией, и что именно Сулеймани, как командир “Аль-Кудс”, подразделения, предназначенного для проведения операций за пределами Ирана, разрабатывал планы нападения на американских дипломатов и военнослужащих в Ираке и во всем регионе.

“Генерал Сулеймани и его “Аль-Кудс” были ответственны за гибель сотен американских и коалиционных военнослужащих и ранения тысяч других. За последние несколько месяцев он организовал нападения на коалиционные базы в Ираке, включая нападение 27 декабря, которое привело к гибели и ранению американского и иракского персонала. Генерал Сулеймани также одобрил нападения на посольство США в Багдаде, которые произошли на этой неделе”, – заявило Минобороны США.

В 2015 году Reuters сообщал о причастности Сулеймани к разработке плана российской операции в Сирии. Считалось также, что именно он убедил россиян поддержать режим Асада. И, раз уж мы начали вспоминать эти события, уместно напомнить ещё и о том, что россиян в Сирию пригласил Обама, вероятно, немало удивив этим Путина, после чего США из Сирии ушли.

Что же касается PMF, формально подчиненных премьер-министру Ирака, и созданных для борьбы с ИГИЛ, то они в настоящее время превратились в поддерживаемое Ираном и фактически подконтрольное ему формирование. Именно удар, нанесенный  27 декабря по американской базе в районе города Киркук, в ходе которого погиб гражданин США, и который по мнению американцев, был организован группировкой Катаиб Хезболла, входящей в PMF, и запустил новый виток эскалации противостояния. Через день, 29 декабря, США нанесли ответный удар по базам  Катаиб Хезболла, убив порядка 25 боевиков, и ранив около 50. В знак протеста против этой операции, несколько тысяч человек ворвались 31 декабря  на территорию американского посольства в Багдаде, где сожгли приемную и несколько автомобилей.

Хотя иракская полиция и не смогла защитить посольство, задача взять его штурмом, вероятно, не ставилась – акция носила характер устрашения. В ответ Трамп написал в своем Twitter, что нападение организовали власти Ирана, и что Иран будет нести за него ответственность, а глава Пентагона Марк Эспер заявил, что для охраны посольства в регион будет направлен батальон Корпуса Морской пехоты США численностью в 750 человек.

В свою очередь, Иран категорически отрицал свою причастность к нападению. “Американские официальные лица имеют поразительное нахальство приписывать Ирану протесты иракского народа против жестокого убийства по меньшей мере 25 иракцев”, – заявил официальный представитель МИД Аббас Мусави. Еще резче высказался Али Хаменеи, заявивший, что Иран готов противостоять угрозам и отвечать на каждый удар. Удар США, убивший Сулеймани и Мухандиса, не замедлил последовать в ответ. Как же будут теперь развиваться события?

Очевидно, что ситуация пойдет вразнос, и обмен ударами будет продолжен. Но, вместе с тем, ни США, ни Иран не пойдут на прямой конфликт, ограничившись прокси-войной на иракской территории, откуда США уже призвали немедленно выехать всех находящихся там американских граждан. Тем, кто не может уехать, рекомендовано не приближаться к зданию посольства, временно приостановившего консульское обслуживание, и следить за развитием событий в СМИ.

В Ираке сейчас находится порядка 5200 американских военнослужащих, развернутых для подготовки иракских войск и оказания им помощи в борьбе с ИГИЛ. Но в данный момент против США выступила сила, которую они готовили для этой борьбы. Иными словами, позиции Ирана  выглядят сейчас лучше американских – ему есть чем воевать в Ираке не вступая в конфликт самому, а американцам, увы, нечем. Конечно, на их стороне – воздушная и ракетная мощь, но отсутствие сухопутных сил делает ситуацию патовой.

Единственная сила, которая могла бы поддержать США в Ираке – курды. Но, после сдачи сирийских курдов Эрдогану, привлечение иракских курдов к борьбе с проиранскими силами выглядит проблематично. Конечно, проблема  решается, но это потребует времени, средств и усилий, в то время как события требуют немедленного ответа.

Против Вашингтона может сыграть и позиция парламента Ирака, если он примет неудобное для США решение. Конечно, о нежелательности присутствия в Ираке американцев речь не пойдет, поскольку в иракском парламенте нет самоубийц, да и сам Махди – не самоубийца, и менее всего хотел бы, чтобы американцы ушли. Ведь  одно дело – лавировать между Вашингтоном и Тегераном,  и совсем другое – остаться с Тегераном наедине, безо всякой сторонней поддержки. Пример Сирии, где равновесие сил было нарушено Обамой, еще свеж, и Багдадом, несомненно, изучен. Но принять резолюцию, констатирующую нарушение США договоренностей с Багдадом, сделав Вашингтону неприятно, просто для того, чтобы уравновесить ситуацию в свою пользу, парламент Ирака всё-таки может.

В самих США все тоже обстоит довольно сложно. Там развивается сюжет импичмента Трампа, который может-таки пройти через Сенат, но может и не пройти. На подходе выборы, на которых Трамп, независимо от импичмента, будет бороться за второй срок, с неясным результатом.

С другой стороны, Иран, даже имея в Ираке ситуативное преимущество, тоже находится в сложной ситуации. Санкции против него продолжают работать. Исламская республика с 80-миллионным населением – крупнейшая сила в регионе, но, за исключением прокси, у нее нет союзников, а содержание прокси стоит дорого, Иран же, из-за санкций, находится не в лучшей экономической форме. Внутри страны копится недовольство, поддержка режима слабеет, особенно среди молодежи. Мощной оппозиции нет, но нет и сплочения против “внешнего врага”, поскольку жизнь в осажденной крепости всем надоела. Нет единства и внутри правящих элит, где сложилась хрупкая система противовесов, завязанная на клановые и личные отношения, и ястребам из верхушки КСИР и ВПК, заинтересованным в некотором, хотя тоже лишь в разумных пределах, повышении ставок, противостоят контрабандисты-нефтегазовики, которым совсем не нужна дальнейшая мобилизация экономики. К слову, гибель Сулеймани существенно ослабила партию войны и сделала Иран более склонным к компромиссам. В Вашингтоне это понимают, и, по слухам, не прочь продолжить чистку региона от своих непримиримых противников, наметив в качестве следующих целей лидеров ливанской “Хизбаллы” Хасана Насраллу и йеменской “Ансар Аллах” Абдул-Малик аль-Хусия.

Далее, конфликт в треугольнике Иран-Ирак-США – лишь часть сложнейшего ближневосточного расклада. И, даже рассмотренный отдельно, этот конфликт все равно многосторонний. В него вовлечены не две стороны – Вашингтон и Тегеран, и не три – те же, плюс Багдад, а десятки игроков, каждый со своими интересами. Открытое же противостояние с Ираном повлечет за собой риски для всех американских союзников в регионе, и, как следствие, для самих США. На Ближнем Востоке слишком много вестернизированных монархий, которые хорошо помнят, как все развивалось в Иране, и не захотят раскачивать лодку. Они используют все свое влияние, чтобы размах конфликта не вышел на уровень потери контроля над ситуацией.

Расклад могло бы изменить появление у Ирана ЯО, но оно никогда не появится в готовом для применения виде, оставаясь в статусе угрозы 95%, 96%, 99%, 99,99% -й готовности, но все-таки не достигая 100%. В Тегеране понимают, что получение им готового к применению ЯО немедленно вызовет превентивный удар по Ирану, и этим иранская ситуация принципиально отличается от северокорейской.

Таким образом, резюмируя сказанное, можно утверждать, что общее обострение ситуации не превысит порога низкой интенсивности, правда, с периодическими вспышками, которые, с помощью информационных манипуляций, будут выдаваться за приближение конца света – естественно, с выгодой для одной или нескольких вовлеченных в конфликт сторон. В их числе будут и Турция, и Россия, и Израиль – все они примут то или иное участие в событиях, пытаясь извлечь выгоды для себя, а ЕС под предлогом подготовки к новому наплыву беженцев, использует ситуацию для коррекции Шенгенского соглашения и преодоления кризиса единства.

Словом, игра будет глобальной, но в рамках правил – хотя и с некоторым риском выхода из-под контроля, по причине случайного стечения обстоятельств.

Украину эта ситуация напрямую не затрагивает, но, в связи с событиями в Багдаде, госсекретарь Майк Помпео отложил поездку в Киев, ранее намеченную на 3 января. Помимо Украины Помпео должен был посетить также Беларусь, Казахстан, Узбекистан и Кипр. Такая смена приоритетов делает нас уязвимее для Москвы. Хотя, с другой стороны, возрастание рисков для Украины из-за повышенного внимания США к событиям на Ближнем Востоке можно считать пренебрежимо малым по сравнению с последствиями курса на капитуляцию перед Кремлем, проводимого командой президента Зеленского.

Деловая столица
Поделитесь.