Деловая столица: Новые колониальные войны США фактически благословили Анкару на борьбу за Африку с Москвой и Пекином

 

Неоосманские “колонисты” продолжают движение на Юг – на юг Африки. Турецкие ВВС предоставили Сомали свой самолет для транспортировки в госпитали 45 человек, получивших тяжелые ранения в результате проведенного группировкой “Аш-Шабаб” теракта в Могадишо. Анкара протянула руку помощи, сделала благородный жест, одновременно являющий собой дальнейшее вовлечение Сомали в турецкую внешнюю политику. Турция наряду с Катаром очень активно инвестирует в местную инфраструктуру, отправляет своих специалистов. А в 2017 г. открыла военную базу Кэмп-Турксом, где обучаются сомалийские военные.

Казалось бы, ну и что с того, учитывая, что этот процесс начался не вчера? На самом деле помощь в транспортировке пострадавших по своей сути, т.е. в качестве элемента внешней политики Анкары, может быть новой вехой в сомалийской стратегии Турции. Потому как накануне обе палаты Конгресса США, а затем и президент Дональд Трамп одобрили военный бюджет на фискальный 2020-й год, которым фактически туркам дается карт-бланш – Пентагону запретили строить в Сомали военную базу. Одновременно Штаты намерены пощекотать финансовые ресурсы “Аш-Шабаб”. Т.е. Реджепу Тайипу Эрдогану в Сомали американцы точно мешать не собираются, и даже помогут нивелировать угрозу со стороны местного отделения “Аль-Каиды”.

С другой стороны, Соединенные Штаты предпринимают ряд мер, сдерживающих или вернее, удерживающих в рамках приличий чрезмерные амбиции Турции в Южном Средиземноморье и Северной Африке, а именно сняли эмбарго на поставки оружия Кипру. Плюс Конгресс дал указание Минобороны детально изучить ситуацию в Ливии и деятельность всех внешних игроков, включая Турцию, в этой североафриканской стране. Однако это не те рычаги давления, которые не позволят Анкаре подминать под себя отдельные страны Магриба и Африканского Рога – Ливию, Сомали, Судан. От действий Турции в Африке Штаты даже выигрывают, потому что какой-никакой, но союзник по НАТО, которого Трамп наотрез отказывается сердить, уже стал конкурентом для России в Африке. Например, в Судане, где уже давно закрепились россияне, в том числе наемники из ЧВК “Вагнер”, помогающие режиму Омара аль-Башира разгонять протестующих.

К слову, и здесь не обошлось без США, которые в октябре 2017 г. сняли торговое эмбарго и ряд санкций в отношении властей Судана. Да, это запустило россиян в огород, но не только их, ведь Эрдоган без промедления принялся выстраивать Порту 2.0 и в этом направлении.

Исторический бэкграунд-то имеется. Еще XVI веке султан Селим I Явуз, расширивший территорию Османской империи на 70%, отобрал у венецианцев очень удачно расположенный город-порт Суакин. Грезящий о возрождении и империи Эрдоган решил вернуть Суакин туркам, для чего в конце 2017 г. встретился с аль-Баширом и обсудил строительство там морского дока для кораблей и судов. Да и в целом президенты поговорили об увеличении турецких инвестиций и товарооборота. Вряд ли лидер Турции отказался от своих планов на Судан, несмотря на присутствие там эмиссаров из РФ. Потому его критику в адрес Хартума в связи с отправкой в Ливию 5 тыс. “ихтамнетов” можно расценивать как признак интенсификации давления на Судан.

Турецкое море

Освоение земель сомалийских и суданских в перспективе поспособствует усилению позиций турок в Красном море, которое называют альтернативным главному на сегодня маршруту нефтеперевозок через Ормузский пролив. А там, к удовольствию Анкары, в последние несколько месяцев очень неспокойно и небезопасно из-за действий Ирана в отношении иностранных танкеров. Свобода судоходства в основной нефтяной транспортной артерии под вопросом.

Правда, помехой для транзитного “апгрейда” маршрута через Красное море является Египет. С ним у Турции отношения и так были напряженными, поскольку Анкара поддерживала “братьев-мусульман”. А после подписания Эрдоганом с главой признанного ООН правительства Фаизом Сарраджем (Правительства национального согласия, ПНС) меморандума о демаркации морских зон про возобновление диалога Анкары и Каира, тем более о заключении неких соглашений по пользованию Суэцким каналом, говорить не приходится. Пока. Ползучая экспансия Турции в итоге может пересилить сопротивление Египта. По факту Анкара может использовать соглашение с Триполи, рушащее планы Израиля, Греци и Кипра по строительству газопровода EastMed, который интересен и Египту, чтобы среди прочего принудить тот же Каир поделиться каналом.

Путин, Си, мое почтение

Невооруженным глазом уже видно, что Турция последовательно трансформируется в ключевого игрока в южном Средиземноморье, в Судане и в Северной Африке, в частности в Ливии, где вынуждает Россию уменьшить свое влияние посредством военной и материальной поддержки ПНС, являющегося вместе со своим правительством соперником человеку, которого прикормила Москва, – фельдмаршалу и командующему Ливийской национальной армии Хафтару Халифе.

Однако по сути речь идет уже даже не о том, когда Турция потеснит россиян в Африке, что уже происходит, а когда зайдет на территории Китая. Турецкий неосултан мало-помалу движется к статусу конкурента КНР, имеющей военную базу в Джибути, в районе Красного моря.

Конечно, пока на уже окученные китайские “колонии” в Африке Турция не позарится. Пекин вбухал миллиарды и миллиарды в Кению, Нигерию, Эфиопию, Джибути, Мозамбик, Судан, Южный Судан. И привязал к себе “Одним поясом – одним путем” 37 государств Африки. Однако когда Анкара в достаточной мере закрепится в ряде африканских стран, то может попытаться вырвать кусок из рта и у Китая.

Деловая столица
Поделитесь.