Деловая столица: Как Украина стала полем боя между США и КНР Ситуацию следует рассматривать в широком региональном контексте, в том числе с учетом интересов Китая и России в Республике Беларусь

Только удалось Китаю взять планку статуса самого крупного торгового партнера Украины, как покатилась череда проблем. С одной стороны, на свой пик вышел гонконгский политический кризис, к идеологической прокачке которого, по убеждению китайских властей, причастны украинские организации общественных активистов, из-за чего, как писали СМИ, китайские представители в Украине произвели некоторые неуклюжие действия. С другой стороны, в воздухе совершает тревожные обороты подвешенный вопрос о сделке по приобретению китайскими компаниями “Мотор Сичи”, в который вклинились американские интересы. Причем, как представляется, на самом высоком уровне. Наконец, рядом, на севере, в Республике Беларусь (РБ), окончательно зашел в тупик процесс интеграции этой страны с Россией. Что, во-первых, увеличивает политическую привлекательность Китая в глазах минского руководства, но, во-вторых, усиливает давление КНР на Украину из-за малой емкости и частичной закрытости с западной стороны белорусского рынка и необходимости сталкиваться с РФ в политическом пространстве РБ. Иными словами, узел затягивается непростой. Но обо всем по порядку.

Страсти по моторам

27 августа тогда еще советник Дональда Трампа Джон Болтон заявил в Киеве, что США предостерегают Украину от сотрудничества с Китаем. Американский политик пытался убедить украинское правительство не продавать китайскому холдингу Beijing Skyrizon Aviation “Мотор Сич”. В Белом доме считают, что эта сделка даст Китаю важные оборонные технологии и позволит ему расширить военный потенциал.

При этом посол КНР в Украине ответил, что правительство Китая не вмешивается в коммерческие отношения между предприятием “Мотор Сич” и компанией Beijing Skyrizon Aviation. Китайский бизнес заинтересован в покупке более 50% “Мотор Сичи”, еще 25% может безвозмездно получить госконцерн “Укроборонпром” (с тех пор в его руководстве и стратегии тоже произошли существенные изменения). Но сделку должен одобрить Антимонопольный комитет, уже несколько раз откладывавший свое решение (и менявший состав).

Позже китайцы пообещали внести в госбюджет $100 млн на развитие авиастроительной отрасли Украины. И здесь интересно, во-первых, откуда взялось это обещание-обязательство, во-вторых, что о каких-либо денежных компенсациях со стороны США за возможный отказ от сделки ничего неизвестно, и, в-третьих, почему проблема оказалась настолько сложной.

Ответ на первый вопрос довольно прозрачен. Уже 9 сентября стало известно, что в отношении этого украинского стратегического объекта (“Мотор Сич” – крупнейший завод, выпускающий авиационные двигатели широкого спектра применения) Служба безопасности Украины проводит очередное досудебное расследование по подозрению в государственной измене, диверсионной деятельности и сотрудничестве с Россией. Это не первое и не последнее дело, касающееся деятельности завода. Обвинения в адрес предприятия следуют одно за другим.

Очередное расследование было начато на фоне интереса, проявляемого в последнее время к заводу со стороны США и Китая. Сделка чрезвычайно беспокоит Вашингтон, который опасается усиления Пекина, ее могут даже заблокировать в форме появления санкций против украинского предприятия (о китайцах речи нет).

Беспокойство американцев далеко не беспочвенно. Дело в том, что в продукции завода есть двигатели, аналоги которых не производятся в Китае ни по техническим характеристикам, ни по ресурсу, ни по назначению. Например, вертолетный двигатель ТВ3-117 или двигатель Д-18 самолета “Руслан”. На заводе также создают двигатели для вертолетов Ми-8, Ми-17, Ка-226, самолетов Ан-70, Ан-124, Ан-140, Ан-148, Як-130, агрегаты для перекачки газа, энергетическое оборудование – и поставляют их более чем в 100 стран мира. Более того, по словам одного из бывших руководителей “Укрспецэкспорта” Сергея Бондарчука, завод имеет в своем распоряжении “не только технологический цикл для двигателей для самолетов и вертолетов, но еще и для крылатых ракет”. Поэтому разработки запорожского предприятия пригодятся Пекину для производства двигателей Xian WS-15, которые должны быть установлены на китайские истребители пятого поколения.

Получив доступ к опыту украинских двигателестроителей, Пекин может решить часть своих проблем с точки зрения надежности двигателей. Тесное взаимодействие с поставщиком двигателя очень перспективно для тяжелого вертолета, разрабатываемого в Китае. Пекин заявлял, что планирует сделать по меньшей мере 200 разрабатываемых совместно с Россией тяжелых вертолетов AHL (Advanced Heavy Lifter). Как отмечал главный конструктор Китайского вертолетного института научных исследований и разработок

У Симин, массовое производство начнется к 2032 г. О невозможности производства двигателя для AHL на российских мощностях – без украинцев – заявлял куратор авиационной отрасли РФ Анатолий Сердюков.
Кроме того, в условиях эскалации торговой войны по линии США-КНР ребром встает вопрос производства китайского регионального самолета ARJ21. Потому что возникнут проблемы с двигателем CF34, который стоит на этом самолете, поскольку они американские. При этом у Украины есть двигатель Д-436, который близок по параметрам к установленному на ARJ21. Поэтому с точки зрения гражданских программ китайцы обезопасят свой проект.

Китайские аппетиты

Однако если говорить о финансовой стороне сделки, то покупка китайскими компаниями более 50% украинской “Мотор Сичи” проходит в достаточно комфортных условиях для китайской стороны. Стоимость завода в текущих экономических реалиях сильно занижена. К самой сделке возникает немало вопросов, в рамках этих событий даже поднимались архивы об особенностях разгосударствления завода в девяностые годы его руководителем Вячеславом Богуслаевым и, как водится, “трудовым коллективом”. На минувших парламентских выборах Богуслаев впервые проиграл свой запорожский округ (свадебному фотографу от “Слуги народа”) и лишился политической крыши.

Поэтому уже в конце октября в Украине объявился неофициальный советник американского президента, брат министра образования США Нэнси ДеВос Эрик Принс, основатель американской частной военной компании Blackwater (сейчас носит название Academi) и исполнительный директор частной компании в сфере безопасности Frontier Services Group. 24-25 октября Принс был на “Мотор Сич”. Он заявил, что хочет “инвестировать в Украину”, но от подробных комментариев отказался. Его представитель между тем заявил, что деловая деятельность Принса независима от любого правительства.
Здесь, конечно, можно только повторить известное выражение режиссера Станиславского, поскольку в конце сентября завод посещали временный поверенный в делах США в Украине Уильям Тейлор и старший советник Минобороны США по Украине Дональд Уинтер. Поэтому возникает впечатление, что для такой сделки Принс хотел бы получить финансовую поддержку американского правительства. Тем более что очевидно: за китайскими инвесторами в таком важном и тонком вопросе тоже маячит правительство.

А 9 декабря глава Пентагона Марк Эспер заявил о скором выделении Украине следующего транша на укрепление обороноспособности – $250 млн. Симптоматично, но ничего экстраординарного, исходя из опыта предыдущих лет сотрудничества. Удивляет, в общем, не так прижимистость американцев и прямота китайцев, как украинская власть, декларирующая на следующий год рекордный по объему оборонный бюджет – более $10 млрд. Странно, что при этом у государства нет предложений по принудительному выкупу контрольного пакета акций стратегического предприятия…

Как видим, Украина оказалась в тисках яростного соревнования великих держав в военно-промышленной сфере. Казалось бы, вопрос сам по себе довольно узкий, но все не так просто. На протяжении прошлого года точно, а вероятнее всего, примерно с середины десятых годов Китай начал присматриваться к Украине как к перспективному аэродрому подскока для доступа на европейский рынок. Если крупным поставщиком сельхозпродукции на китайский рынок Украина стала во многом случайно – благодаря развернувшейся между США и Китаем торговой войне, то широкие экономические отношения с ЕС – это то, чего сегодня не имеет уже ставший традиционным восточноевропейский плацдарм Пекина – Беларусь. Поэтому создавшуюся проблему стоит рассматривать в более широком, региональном контексте.

Беларусь на крючке

Дело в том, что сама наша северная соседка в последнее время попала под пресс неуклюжих интеграционных ухаживаний со стороны России. Поэтому с надеждой смотрит на Китай в качестве как подателя замещающих российские средства (до 25% доходов минской казны) бюджетных субсидий, так и политического патрона.
Но как раз в политической плоскости китайцы не хотят связывать себя какими-то обязательствами – ни в украинском, ни в белорусском случае. Такой маневр противоречит их общей внешнеполитической стратегии. Однако может так статься, что им придется пойти на что-то подобное, ведь в противном случае в Украине точно, а в Беларуси – с растущей вероятностью на вакантную должность большого брата пожалуют либо США, либо та же Россия.

Как и в украинском случае шестилетней давности, Россия в аспекте сожительства не предлагает Беларуси никаких бонусов. Москва просто хочет нажиться за счет белорусов, получив контроль над их предприятиями и продлив срок Путина на десятилетие, сделав его главой союзного государства. Поэтому переговоры об углублении интеграции зашли в тупик. Между тем масштабы белорусско-китайского сотрудничества впечатляют. Сальдо во взаимной торговле, конечно, в пользу Китая, но в данном случае важно не это. Согласно наиболее свежим аналитическим материалам с 2016 по 2018 гг. непростую процедуру китайской сертификации для поставок продуктов питания на рынок КНР прошли 51 молокоперерабатывающее предприятие, пять птицефабрик и два мясокомбината РБ. Это позволило поднять экспорт пищевой продукции за 2018 г. в 4,4 раза. В КНР продаются белорусский алкоголь и мех белорусской норки, создано множество совместных инвестиционных фондов.

В особенности представляется важным подчеркнуть военное сотрудничество РБ и КНР. В апреле прошлого года министры обороны двух стран подписали соглашение о безвозмездной военной помощи. Китай сыграл решающую роль в усилении обороноспособности Беларуси – вплоть до создания космических подразделений и вывода на орбиту спутника “Белинтерсат-1”. Военные эксперты называют главным направлением сотрудничества в сфере обороны ракетную программу. Не без китайского содействия (и без российского) разрабатывалась система залпового огня с примечательным названием “Полонез”.

Так что причины вписываться за Беларусь у Пекина имеются. Похоже, в силу давления со стороны России и под мягким влиянием Китая, который хотел бы включить страну в ту структуру, которую он кропотливо выстраивает в Европе (на данный момент – с центром в Будапеште), началось сближение Минска с Западом. Неспроста прозвучали заявления о возможных (с бледным реверансом в сторону РФ) совместных учениях с НАТО. Чтобы выйти на такое взаимодействие, а тем более с пухлым списком претензий Запада, понадобились многие годы.

Военное сотрудничество, договоры о котором, как утверждают инсайдеры, Беларусь скоро подпишет с самыми значимыми членами НАТО, – это только одно из десятков направлений работы, поэтому Запад закрывает глаза на свой привычный чек-лист.
В Беларуси, как пишут оскорбленные в лучших чувствах местные москвофилы, создан параллельный социально-политический институт, который подминает под себя гражданское общество и медиа, а чиновников делает неотличимыми от националистов.

Но пока Беларусь не набралась смелости окончательно порвать с РФ, где китайцы вынуждены самостоятельно бороться с повальной коррупцией и бесхозяйственностью, политического прорыва Минска на китайском направлении не будет. Для того же, чтобы этот прорыв осуществить, надо педалировать западный и построенный от него национал-демократический вектор. Вот такая сложная ситуация. И пока она такой остается, Китай будет усиливать давление на нашу страну, потому что как пищепром (а с ним и земельные ресурсы) и автономный цикл военно-промышленного производства, так и полноценный выход на богатый рынок ЕС представляют собой набор жизненных интересов Поднебесной. Поэтому таких историй, как с запорожским авиазаводом, в Украине будет становиться все больше.

Деловая столица
Поделитесь.