Зеркало недели: Дотянуться до Поднебесной Китай – непростой партнер, однако налаживание сотрудничества с ним целиком в долгосрочных интересах Украины

КНР для Украины сегодня не является приоритетным направлением внешней политики. 

Такое утверждение может звучать странно, когда речь идет о стратегическом партнере и одном из крупнейших торговых партнеров. Тем не менее, именно так: во внешнеполитической стратегии о Китае мы почти не вспоминаем. А ведь Китай — один из мировых лидеров, отодвигать его на второй план своей политики мы себе позволить не можем.

Но дело в том, что мы просто не знаем, чем наполнять провозглашенное стратегическое партнерство. Нам не повезло с естественными причинами для повышенного интереса со стороны Поднебесной: мы не соседствуем с Китаем, не состоим в ЕС, не продаем на мировых рынках нефть и не являемся технологическими лидерами цивилизации. Будь любое из перечисленных обстоятельств реальностью — и Пекин сам пришел бы к нам. Но Украина — бедная страна с кучей проблем и хронической переоценкой собственной важности для мировой политики. Китаю мы не слишком интересны, и придется постараться, чтобы стать более привлекательными.

В активе наших отношений — неплохой уровень торговли. На фоне сравнимых по размеру экономик наши прошлогодние 10 млрд долл. смотрятся неплохо. Но мы уступаем многим “одноклассникам” в размере китайских инвестиций и объеме совместного производства. Да и отрицательное сальдо в почти 6 млрд долл. (к тому же растущее теми же темпами, что и вся торговля) не добавляет оптимизма.

Почему мы не можем стать для Китая интереснее?

Прежде всего, мы оказываемся заложниками почти экзистенциального разрыва, в котором формируется наше восприятие места Украины в мире. Мы считаем себя частью Запада и пытаемся вести себя соответственно. На самом же деле мы — развивающаяся страна, с такими же структурными проблемами, особенностями экономического развития, социальным расслоением.

Почему это важно в разговоре о Китае? Для Пекина Запад — крепость, которую нужно взять, чтобы обеспечить собственное процветание. Единство Запада — это его институты, и потому важен каждый их участник. Пекин не жалеет средств и времени на то, чтобы укрепить свои позиции в этих странах.

Развивающиеся страны в основном слабы и разобщены, их Китай покупает дешево, а на упрямцев не тратит лишнего времени и ресурсов. Пекин не видит в Украине части Запада, — ведь мы не часть институтов последнего. Кстати, именно поэтому нас нет в формате “16+1”: там идет работа с ЕС, с западным институтом, а мы к этому не имеем отношения. Пекин не готов платить цену, которую мы хотим получить: давать нам много денег, не выдвигая при этом политических условий и мирясь с тем, что мы политически лояльны США.

Политическая близость Украины к США проявляет себя в наших отношениях с Китаем непосредственно.

Достаточно вспомнить историю с вмешательством в покупку китайцами “Мотор-Січ”. Американцы дали понять, что не станут терпеть военное усиление КНР за счет украинских технологий, а мы не заняли в этом вопросе однозначной и жесткой позиции. Китай уяснил для себя следующее: и то, что военно-техническое сотрудничество с нами (для нас, кстати, все еще перспективное и выгодное) будет затруднено, и то, что наши решения не самостоятельны и диктуются извне. На фоне противостояния Пекина и Вашингтона, которое будет только усиливаться, такие подозрения в наш адрес не способствуют взаимопониманию.

Не способствует нормальному диалогу и желание видеть Китай в числе своих сторонников в нашем противостоянии с Москвой. Россия сегодня исключительно важна для Пекина, отношения двух стран имеют масштабный, стратегический характер и, при всех противоречиях, ухудшаться в ближайшее время не станут. Если мы ставим в качестве условия для развития отношений с Китаем дистанцирование последнего от Москвы или проукраинскую позицию в международных институтах, — мы изначально обрекаем сотрудничество на провал. Россия сегодня неизмеримо важнее для Китая, чем Украина.

Что можно сделать уже сейчас?

Нам не хватает политического диалога с Пекином, а наша “западная парадигма” не способствует его установлению. Возможно, нам стоит работать с Китаем как двум развивающимся странам. Нам есть в чем сотрудничать вне западных экономических структур, в вопросах регионального развития, в защите интересов мирового Юга в экономической глобализации. Все эти вопросы — за пределами наших явных противоречий с Пекином и достаточно важны, чтобы стать основой тесного дипломатического взаимодействия.

Нам необходимо активное взаимодействие на правительственном и ведомственном уровне. Нужно постоянно искать реальные проекты сотрудничества (держа в уме, что лишь часть их дойдет до практической реализации и принесет прибыль) и наблюдать за уже запущенными. Поэтому Межправительственная комиссия по сотрудничеству должна собираться регулярно (созданная в 2011-м, она провела пока всего три заседания), чтобы в ее рамках и в рамках специализированных совместных комиссий на постоянной основе работали совместные экспертные группы, чтобы диалог не прекращался ни на день.

Нужно начинать переговоры о Зоне свободной торговли с Китаем. Сама по себе ЗВТ значительного прироста торговли, вероятно, и не даст, как показывает пример той же Грузии. Но соглашение может способствовать росту китайских инвестиций. У нас есть ЗВТ с Евросоюзом, и это сделает размещение производств в Украине более выгодным для китайских компаний: произведенные здесь товары из завезенных без пошлин китайских комплектующих выгодно поставлять на европейский рынок. Кроме того, не стоит отдавать конкурентные преимущества соседям, ведь переговоры по ЗВТ с Пекином уже ведет Кишинев.

Лакмусом нашего отношения к китайцам как партнерам станет ситуация на рынке земли.

Крупный китайский капитал скупает сельскохозяйственные угодья по всему миру, и он ищет не столько простоту ведения бизнеса, сколько масштабные проекты. На большой куш — а украинский рынок земли именно такой — он наверняка клюнет. Китайские инвестиции могут быть очень значительными, но они будут и не самыми “чистыми”, и не самыми “зелеными”. Хотя вопрос все равно будет политическим: если мы позволим скупать земли западным игрокам, но запретим (или будем сильно мешать) китайским, это испортит наши отношения с КНР. Как пустить китайцев и сделать их инвестиции менее опасными для будущего страны — важнейший вопрос двустороннего диалога, причем диалога с официальным Пекином.

Нельзя оставить без внимания и вопрос проекта “Один пояс — один путь”, вернее, нашей части этого мега-“пирога”. Через украинскую территорию не будет пролегать ни один из главных транспортных маршрутов, но и малая часть проекта для сравнительно небольшой украинской экономики будет не лишней. Главное в другом: действительно прибыльным является не просто транзит, а обеспечение добавленной стоимости на маршруте из Китая в Европу — часть производственных цепочек, логистические центры и т.п. Для “своего” маршрута нам необходима своя международная коалиция. Поскольку с Россией нам сейчас не по пути, наиболее очевидным вариантом является Грузия (которая испытывает проблемы с проектом глубоководного порта в Анаклии), Азербайджан и Казахстан. Объединив усилия и ресурсы, мы можем сделать “свой” маршрут реальным. А вот для того, чтобы выгода от участия в “Поясе и пути” была значительной, нам нужно желание китайской стороны сделать Украину частью международной кооперации в производстве и услугах. Для этого необходимы выгодные условия для китайских инвестиций. Так что не “Пояс и путь” вытянет экономику Украины и заодно объемы торговли с КНР, а наша активность по созданию возможностей для китайского крупного капитала приведет к нам “Пояс и путь”.

Китай — непростой партнер. Но сотрудничество с ним может быть выгодным. А в среднесрочной перспективе станет для нас необходимым.

Зеркало недели
Поделитесь.