Le Monde: “Никсон, Клинтон, Трамп и дыхание импичмента” В свете того, что ставилось в вину его предшественникам по импичменту, нынешний американский президент Дональд Трамп совершил гораздо более серьезное злодеяние, попытавшись манипулировать иностранным правительством дружественной страны

“В свете того, что ставилось в вину его самым последним предшественникам, ставшим объектами импичмента, нынешний американский президент совершил гораздо более серьезное злодеяние”, – анализирует обозреватель Le Monde Ален Фрашон.

“Вашингтон, июль 1974 года. Затравленный Ричард Никсон провел последние недели в Белом доме в изнеможении и эмоциональном истощении. В федеральной столице все были уверены, что процедура импичмента, начатая против 37-го американского президента, будет успешной”, – говорится в статье.

“(…) Вместо того, чтобы терпеть такое унижение, Никсон 9 августа предпочел уйти в отставку. Однако проводимая против него процедура импичмента сегодня считается “образцом”, эталоном, тем импичментом, какого хотели составители Конституции, что весьма далеко от той процедуры, которая проводится в наши дни против 45-го президента Дональда Трампа”, – считает автор статьи.

“(…) Никсон, избранный на первый срок в 1968 году, был спокойно переизбран в 1972 году. Его победа, казалось, была одержана заранее. Но Никсон, будучи человеком мрачным, подозрительным, хитрым и немного параноидальным, был убежден в том, что его преследуют “элиты”. Информации о противнике никогда не бывает достаточно: и во время президентской кампании Белый дом заказал установку подслушивающих устройств в штаб-квартире демократов в Вашингтоне в комплексе “Уотергейт”, расположенном на берегу реки Потомак. Трагикомедия: пятеро взломщиков попались по время установки микрофонов”, – напоминает журналист.

“(…) Тогда медиа-ландшафт был не таким, как сегодня. Не было интернета и социальных сетей, способных стирать грань между истинным и ложным, не было CNN, не говоря уже о Fox News, ультраправого канала, специализирующегося на всех видах вымысла. В то время считалось, что факт есть факт, и Никсон не оспаривал его – хотя он и ненавидел журналистов, этих “неутомимых набобов негативизма”. Политическая жизнь еще не была племенной. Республиканцы, повинуясь своей совести, могли голосовать вместе с демократами и наоборот. Политика делалась посредством большинства двухпартийных идей. Никсон ушел в отставку, потому что знал, что многие республиканцы в Сенате проголосуют за его импичмент”, – комментирует Фрашон.

“Превращение республиканцев в фундаменталистскую партию произошло в 1990-х годах. Бэби-бумер Билл Клинтон – с его несерьезным и не всегда прозрачным поведением еще на посту губернатора Арканзаса – станет идеальной мишенью. 42-й президент воплощал в себе все то, что новые правые республиканцы ненавидели до глубины души: индивидуализм и социальный либерализм, унаследованные от 1960-х годов. Специальный прокурор Кеннет Старр, назначенный для расследования прошлых имущественных авантюр Клинтона, стал обвинителем по делу Моники Левински, названному в честь 21-летней стажерки Белого дома, с которой у президента были “ненадлежащие отношения”, – говорится в публикации.

“(…) В свете того, что ставилось в вину Никсону и Клинтону, Трамп совершил гораздо более серьезное злодеяние. Он попытался манипулировать иностранным правительством – дружественной страны, Украины, – с целью ослабить одного из своих конкурентов на президентских выборах в ноябре 2020 года, при этом игнорируя стратегические интересы Соединенных Штатов. Трамп постоянно лжет, смешивает государственные и частные дела, оскорбляет своих противников, беспрестанно заигрывает со злоупотреблением властью, тем самым ослабляя американскую демократию. Однако его избиратели, подпитываемые гневными президентскими твитами, остаются ему верны, что смущает республиканских конгрессменов, имеющих большинство в Сенате – они отвергают импичмент, пытаясь его нейтрализовать”, – отмечает автор статьи.

“Они будут голосовать не за факты, а за Трампа, принижая значение его поведения. Они отдают приоритет не реальности злоупотребления властью, а членству в республиканском племени. Демократы – это не противник, а вражеское племя. Подобный уровень поляризации подрывает функционирование американских институтов и демократии”, – резюмирует Ален Фрашон.

Le Monde
Поделитесь.