Зеркало недели: Договорились о том, что не договорились Что обсуждали на Климатической конференции в Мадриде?

В середине декабря в столице +14 °С, а в прошлом году в это же время уже лежал снег. Центральная геофизическая лаборатория даже зафиксировала новый температурный рекорд — на полградуса выше предыдущего.

В обществе снова заговорили об изменении климата и как он влияет на нашу жизнь. Однако мало кто знает, что о глобальном повышении температуры говорят не только в аномально теплые периоды и не только экологи, ученые или СМИ. Последние 25 лет в конце года, независимо от температуры, страны мира собираются на Климатическую конференцию (Conference of parties — COP), где обсуждают, как странам смягчать изменение климата и адаптироваться к его последствиям. О чем же договорились (или, скорее, не договорились) страны на конференции этого года в Мадриде?

В 2015 году было подписано Парижское соглашение — главный международный договор, завизировав который, страны провозгласили свои планы сокращать парниковые выбросы для противодействия изменению климата. Это рамочный документ, устанавливающий основные принципы и цель — удержать потепление на уровне не выше чем 2 °С до конца века, стремясь сократить его до 1,5 °С. Согласно тогдашним отчетам ученых, только при таких условиях мы сможем избежать катастрофических последствий. Более новые данные показывают, что даже 2 °С — это уже много. Однако для успешного функционирования соглашения нужно принять ряд дополнительных документов. Именно поэтому последние пять лет продолжалась разработка Книги правил, где будут детальнее прописаны принципы работы. Ее приняли на прошлой СОР в Катовице не полностью — часть вопросов перенесли на этот год. И после двух недель заявлений и споров принятие решения саммита, завершившегося 15 декабря, снова отложили.

Договориться о сотрудничестве

Самым сложным и противоречивым вопросом оказалась совместная деятельность в рамках соглашения. Она закреплена в статье 6 и предусматривает как рыночные (совместные проекты или международные инвестиции), так и нерыночные механизмы для добровольного международного сотрудничества (например, общие правила, стандарты или законы).

Аналогичные меры были в предыдущем международном договоре — Киотском протоколе. Страна, хорошо справившаяся и сократившая выбросы, получала определенное количество единиц, которые могла приобрести страна, недостаточно сократившая выбросы, и таким образом достичь установленной протоколом цели. Работал этот механизм плохо: вместо реального сокращения выбросов страны просто продавали друг другу свои единицы. Часто государства получали их не благодаря реализации соответствующих мер, а из-за экономического кризиса, как и в Украине, поэтому сейчас от такого подхода отказались. Тем более что, в отличие от Киотского протокола, Парижское соглашение не устанавливает четких целей для стран — они сами принимают соответствующее решение. И возможность заработать на “достижении” этой цели отнюдь не стимулирует сделать ее амбициозной.

Некоторые страны не распродали все свои квоты и активно отстаивали перенесение их в Парижское соглашение, чтобы продать предыдущие достижения. В частности, активными лоббистами такого перенесения были Китай и Бразилия (последняя, кстати, даже получила антипремию от международной сети общественных организаций Climate Action Network как наихудшая страна года). Гражданское общество, как и большинство стран, против такого решения, ведь учет прошлых достижений не будет способствовать сокращению выбросов. Украинская делегация также не поддержала предложение о перенесении. Наше Министерство энергетики и защиты окружающей среды считает, что наличие большого количества дешевых единиц разрушит рынок.

Другая существенная проблема в международном сотрудничестве — двойной учет достижений. Если, например, несколько стран реализовывают совместный проект, то есть вероятность, что все они учтут его как достижение собственной климатической цели. То есть сокращение выбросов состоится один раз, а задекларируют его несколько раз, и отчеты не будут отражать реальность.

Общественные активисты также подчеркивали, что в статье 6 должно быть учтено соблюдение прав человека. Некоторые меры в рамках Киотского протокола оказали негативное влияние на местные сообщества и коренные народы в тех местах, где эти меры реализовывались, и важно, чтобы такое не повторилось в Парижском соглашении. Однако сейчас соответствующий пункт не внесен, и некоторые страны активно этому сопротивляются. Россия, например, считает, что это “будет отвлекать внимание от проблемы”.

Все эти вопросы были в центре внимания СОР в этом году и также станут большой частью следующего. Ведь длительные переговоры ни к чему не привели — принятие решения снова перенесено.

Поддерживать самых уязвимых

Переговоры концентрируются в основном на предотвращении негативных последствий изменения климата путем сокращения парниковых выбросов. Но некоторых потерь и убытков уже не избежать, и адаптироваться к ним также невозможно. Они касаются преимущественно маленьких островных и прибрежных стран, страдающих от затоплений и экстремальных погодных явлений. Поэтому на СОР обсуждался вопрос, как эти убытки оценивать и чем их компенсировать. Ведь речь идет не только об утраченном жилье или землях, но и о культурном и духовном наследии. Как, например, оценить частично или полностью утраченное мировое наследие ЮНЕСКО: Венецию или Херсонес Таврический, которые могут быть затоплены из-за поднятия уровня моря?

Уязвимые страны и многие активисты считают, что климатическое финансирование должно работать по принципу “загрязнитель платит”. От неминуемых последствий страдают преимущественно страны, чей исторический вклад в изменение климата незначителен. Поэтому поддержку им должны предоставлять богатые страны, больше всех выбрасывающие парниковых газов, что и приводит к нынешним катастрофам. Однако до сих пор обсуждалось только финансирование на сокращение выбросов и приспособление к тем условиям, которые уже есть или, вероятно, наступят из-за изменения климата.

Перед принятием решения в текстах предложений содержались сильные заявления о предоставлении финансовой поддержки. Однако в конечном решении зафиксированы довольно слабые формулировки, значительно отличающиеся от того, чего требовали страны. В финальном тексте указано, что Зеленый климатический фонд (цель которого — финансировать проекты по сокращению выбросов и климатически гибкое развитие за счет вкладов развитых стран) уже поддерживает меры, связанные с потерями и убытками, и предусматривает в дальнейшем больше работать в этом направлении.

Такая политика демонстрирует, что помощь уже страдающим странам не является приоритетной для стран, зависимых от ископаемого топлива. Соответствующие сдвиги в тексте есть, но реальных последствий от них очень мало, и они критически недостаточны.

Поставить общие рамки

На следующей СОР страны должны представить свои национально определенные вклады. ООН проанализирует их, и на основании этого анализа даст свои рекомендации (прислушиваться к ним или нет — дело добровольное). Однако до сих пор нет единого стандарта, какой вид они должны иметь. Часть стран определяет их в количестве парниковых выбросов, которые сократит. Часть — в процентах сокращения от определенного времени. Одни устанавливают цели на каждый год отдельно, другие — на 5 или 10 лет. Это очень усложняет процесс оценивания, анализа и сравнения действий разных стран, а также лишь усложняет проблему двойного учета. Из-за отсутствия единых правил не так легко заметить, что это сокращение учтено сразу в нескольких национально определенных вкладах.

Кроме этого, не разработана единая система вычисления выбросов. Ведь парниковых газов существует несколько, и их влияние переводят в эквивалент СО2. Например, тонна метана в атмосфере, по старым научным данным, оказывает такое же влияние, как и 21 тонна углекислого газа, по новым — как 25. Разные страны используют разные данные, и в результате получают и разные результаты. Обсуждение обоих вопросов перенесено на промежуточную конференцию в Бонне в июне.

И о хорошем

Несмотря на затягивание и перенесение, все же есть положительное решение, с которым все согласились. Был принят 5-летний Гендерный план действий, призванный поддерживать воплощение решений, связанных с гендерными вопросами. На СОР присутствовали представители и представительницы гендерных движений, которые обращали внимание на то, как изменение климата сказывается на жизни женщин. Особенно это ощутимо в сообществах коренных народов, которые традиционно близки к земле и природе и первыми ощущают на себе губительные последствия — утрату плодородия почв, лесов, водоемов и т.п.

СОР нынешнего года была посвящена и океанам. Об этом свидетельствует ее неофициальное название — “Голубая конференция”. Сначала даже место избрали соответствующее — Чили, расположенное вдоль океанского побережья. Однако из-за политической ситуации в стране СОР пришлось перенести в Мадрид. Выбор темы связан с тем, что Межправительственная группа экспертов по вопросам изменения климата — крупнейший научный орган в этой сфере — недавно выпустила отчет о том, как изменение климата влияет на океаны и лед (криосферу), а те, в свою очередь, влияют на изменение климата. Океанические экосистемы, от которых зависит человечество, страдают из-за изменения климата, а сохранение океанов может помочь нам бороться с проблемой. 39 стран заявили, что включат этот вопрос в свои национально определенные вклады.

На конференции выступали не только представители стран. 177 крупных бизнес-корпораций объявили о своих планах стать углеродно нейтральными — то есть сделать так, чтобы все парниковые выбросы от их деятельности были компенсированы или поглощены. А крупные бизнесы и города США, суммарно представляющие более чем половину экономики страны, вопреки заявлениям Трампа о планируемом выходе из Парижского соглашения, поддержали борьбу с климатическим кризисом.

Амбиции Украины

На конференции выступил и украинский министр энергетики и защиты окружающей среды Алексей Оржель. Он объявил о планах разработать “Визию зеленого энергетического перехода” — своеобразное видение того, как в Украине будет развиваться возобновляемая энергетика. Министр также заявил о планах закрыть нерентабельные угольные шахты и повысить налог на выбросы, который сейчас в Украине самый низкий. В соседней Польше, например, он выше в 2,5 раза, а в климатически активной Дании — аж в 315 раз! Много внимания и на переговорах, и в выступлении министра отводилось также Крыму, который включают в свои отчеты Украина и Россия. Украинская делегация требует, чтобы Россия в своих отчетах официально признала Крым временно оккупированной территорией согласно международному законодательству. Россия, конечно же, не соглашается.

Сейчас Украина пересматривает свой национально определенный вклад. Согласно указу президента, он будет определен до сентября 2020 года и представлен на СОР26. Сейчас он еще на этапе моделирования сценариев. Эксперты прогнозируют, как будут меняться наши выбросы при разных сценариях развития экономики. Таких сценариев на сегодняшний день три. Самый прогрессивный предусматривает, что мы станем углеродно нейтральными до 2070 года. По заключениям ученых, дедлайн для достижения нуля выбросов всем миром — 2050 год. Однако сейчас моделируются чувствительные сценарии с дополнительными параметрами: например, что будет, если закрыть все угольные предприятия или если не достраивать новые блоки на Хмельницкой АЭС. Далее эти сценарии будет обсуждать рабочая группа, после чего будет принято окончательное решение.

А тем временем нынешние планы стран по сокращению выбросов ведут нас к миру, в котором температура растет на 3–4 °С. По заключениям ученых, напомним, максимально приемлемый показатель — 1,5 °С. И даже при таких условиях мир ожидают последствия значительно худшие, чем несколько аномально теплых дней в декабре. Поэтому принимаемые ныне решения критически необходимы для нашей жизни в будущем.

Зеркало недели
Поделитесь.