Деловая столица: Как Кремль прикрыл провальное шоу Путина Версия произошедшего на Лубянке, задвинутая в российских СМИ, пестрит нестыковками. По сути, потребителям контента предложен набор деталей для самостоятельной сборки на любой вкус

История со стрельбой в/на/около приемной ФСБ в Москве стремительно обрастает деталями. Конечно, верить версиям, сливаемым в российские СМИ – себя не уважать. Но другой информации из России сегодня у нас нет. Нам остается только смотреть, что врут россиянам и всему миру  – а врет российский агитпроп всегда и по любому поводу, – и,  сопоставляя фрагменты их лжи, пытаться найти там крупицы правды.

Итак, накануне дня ФСБ, в то время, когда Владимир Путин после пресс-конференции, длившейся более четырех часов, устало поздравлял членов своей  артели душегубов на спецконцерте в Кремле, в 18.10 по московскому времени, в центральную приемную ФСБ в Москве, по адресу улица Кузнецкий мост, 23, ласково именуемую в народе “Лубянкой”, вошли три человека. Ими, причем, всеми тремя сразу, оказался житель подмосковного Подольска – вот оно, Зло из Замкадья! – 39-летний (ну да, кризис среднего возраста!) Евгений Фатихович Манюров. Последнее вызывает восторг, поскольку такое отчество – настоящий клад в плане версий. Войдя, все трое, вместо того, чтобы поздравить работников плаща, кинжала и “новичка”/чистых рук/ Петрова и Боширова с профессиональным праздником – а, возможно, именно в качестве поздравления, открыли стрельбу из автомата Калашникова/карабина “Сайга” (что, стоит отметить, почти одно и то же). Один или два работника ФСБ/ГИБДД были убиты, четыре или пять ранены, пострадал также сознательный гражданин, неудачно пришедший в приемную именно в этот момент, вероятно, чтобы исполнить свой гражданский долг, то есть, с содержательным доносом.

Два из трех Фатиховичей были убиты ответным огнем приемщиков, а последний принужден к отступлению. Отстреливаясь, он добежал до конца улицы Кузнецкий мост, свернул на площадь Воровского и двинулся по улице Большая Лубянка, где забаррикадировался в одном из помещений дома №2, оттуда вел огонь по прибывшим бойцам ЦСН ФСБ и ОМОН, пока не погиб в перестрелке с ними в 19:15.  В его рюкзаке нашли взрывное устройство, соединенное с мобильным телефоном, а также гранаты, которыми он отчего-то не воспользовался. Таким образом, стрельба в центре Москвы шла более часа.

Впоследствии двое убитых в приемной были объявления несуществовавшими, факт вооруженного проникновения в нее – не имевшим места, а Манюров, уже в единственном числе – одиночкой с неясными пока мотивами, – если, конечно, исключить из рассмотрения версию о совершении нападения в 17:10 по киевскому времени, по причине увлечения ультранационалистическими идеями, культивирования величия арийской расы, размежевания общества по принципу национальной принадлежности. Готов поклясться, что эта версия еще всплывет.

О личности Манюрова известно уже достаточно много. В декабре 2014 года он открыл в подмосковной Электростали ИП, указав среди видов деятельности работу в сфере права и консультирование по вопросам коммерции и управления, но уже в апреле 2015 его закрыл. Работал в нескольких охранных организациях, но ни в одной из них не могут вспомнить такого человека. Жил с мамой, в армии не служил, не пил и не курил, женат не был, близких друзей и женщин не имел, страдал от высокого давления и болезни почек, в последнее время не работал, часто говорил по телефону с какими-то арабами, о чем – неизвестно, ибо по-английски, а мать языков не знает. Уходя из дома, сказал матери, что идет на соревнования по стрельбе, что, в принципе, было правдой.  Ранее рассказывал ей что занял третье место в дисциплине PCC (карабин в пистолетном калибре) на соревнованиях московского городского клуба ДОСААФ.

По словам отца, увлекался стрельбой и мечтал стать мастером спорта, а также рассказывал о своей работе в посольстве ОАЭ говоря с восточным акцентом. По словам тренер клуба ДОСААФ, где Манюров практиковался в стрельбе, он занимался там только три месяца и стрелял очень плохо. Общался нормально, но ходил на занятия в длинном черном плаще с капюшоном и в нем же стрелял. Это вызвало желание проверить у него справку о вменяемости – и такая справка у него была. На городских соревнованиях  по стрельбе “Наша оборона” занял последнее место. Вот, собственно, пока все, – не считая того, что стрельба у Лубянки совпала с пресс-конференцией Путина, вызвавшей шквал насмешек и дизлайков.

теперь – версии. Версия первая: Манюров – свихнувший одиночка, и все примерно так и было. В пользу этой версии говорит образ жизни Манюрова: дожив с мамой до 39 лет, и не имея ни женщины, ни друзей, ни любимой работы, ни иного способа самореализации, а только высокое давление и болезнь почек (или выдумав их под влиянием мамы), можно поехать крышей и увлечься ультранационалистическими идеями – и далее, по уже процитированной методичке. Или исламистскими. Или мизантропическими и даже антропофагическими. Правда, из этого еще не вытекает прямо расстрел работников ФСБ в их приемной – но, собственно, почему бы и нет, если других вариантов не видно?  Живя в России, тем более, в Подмосковье, легче легкого спятить от безысходности и решить уйти красиво.

Дальше все тоже понятно. Перетрусившие эфэсбэшники, способные, как и все русские, воевать только с безоружными, да и то, исключительно из-за спины женщин и детей, как учит их вождь и бессменный президент Владимир Владимирович Путин, наложили со страху полные штаны и приняли его одного за группу, паля во все стороны и друг в друга. Сам Манюров тоже стрелял бестолково, как и всякий любитель-истерик. Он, конечно, готовился, судя по наличию гранат и взрывного устройства, но использовать их не сумел, и вышел у него, в общем-то, пшик – хотя и довольно шумный. С другой стороны, приведи Манюров в действие свою карманную артиллерию – и его труп мог бы утратить вид, пригодный для показа в новостях, – а это, согласитесь, уже не то.

Версия вторая: просчитав рейтинги пресс-конференции, в Кремле впали в ступор и приказали ФСБ немедленно создать отвлекающий инфоповод. ФСБ же всегда имеет под рукой готовый к подаче набор дежурных блюд такого рода – некоторое количество дурачков, намеченных на публичное заклание, которым их кураторы внушили необходимые идеи, согласно действующей методичке. И Манюрова, уже подготовленного заранее, срочно привели в действие, но это пришлось делать в спешке, и потому все вышло довольно бестолково. Естественно, что мясо в приемной ни о чем не предупреждали.

Но информационный шум и неряшливые версии в этом случае могут быть и преднамеренными, чтобы отвлечь внимание от путинского информационного провала, заставив спорить: как там все было, и по какому времени, московскому, киевскому или даже эмиратскому развивались события. А поскольку Show Must Go On, то самые захватывающие новости в этом случае у нас еще впереди, но в какую сторону пойдет развитие информационной операции, сказать сегодня сложно. Возможна почти любая конспирология, в диапазоне от визитки Яроша до брошюры Талибана на русском/украинском языке, и даже совсем уж нежданные завитки сюжета, вроде связи Манюрова с подвергнутым госшмону российским бизнесменом Михаилом Гуцериевым, которого связывают в СМИ с украинской, а также с белорусской проблематикой, при том, что в Беларуси, по данным этих же СМИ, тоже увлеклись ультранационалистическими идеями, культивированием величия арийской расы и вот этим вот всем.

К этой версии примыкает и третья: стрельба на Лубянке – часть сложной  информационной многоходовки. Не обязательно кремлевской – у нее может быть и ведомственное происхождение. Цели возможны разные, самая очевидная  – борьба за бюджет на дополнительное закручивание репрессивных гаек.

Наконец, целью операции может быть и само яркое зрелище! Российское ТВ  стало скучным даже для своих невзыскательных зрителей. Шоу с базарными перебранками всем надоели. Криминальными новостями россиян тоже уже не пронять – они живут в такой клоаке, что поток нечистот из телевизора не выделяется на фоне их жизни. Пресс-конференции с рассказами об успехах России вызывают только зевоту. Темы дедов, которые воевали, и укрофашистов всем приелись и не цепляют. Дегенеративные сериалы про ментов, воров и сватов-хохлов – тоже. Между тем, есть объективная потребность в ярких событиях, которые привлекали бы внимание российского телестада, и под которое в их ганглии можно было бы транслировать управляющие команды.

Так вот, стрельба в центре Москвы – это еще годно, поскольку ново, ярко, занятно, дерзко. На какое-то время это сработает, и можно будет пугать обывателя призраком Хаоса. И даже устроить небольшую Хаосиаду в больших городах, взамен  Олимпиады, мимо которой Россия пролетела. Интересуясь время от времени: “Вы что, хотите как в Украине/Сирии/Ливии/Франции/Гонконге/Боливии/Сомали? Ведь вы же не хотите так, правда? Ведь вы хотите стабильности?”.

И россияне, конечно же, захотят стабильности. И они обязательно ее получат.

Деловая столица
Поделитесь.