Деловая столица: Как Эрдоган вонзил очередной нож в спину Путину Играя на противоречиях внутри НАТО и ЕС, и в треугольнике Вашингтон-Москва-Брюссель, Турция усиливает позиции в регионе, переходя в разряд глобальных игроков

Турецкий парламент утвердил подписанное в конце ноября соглашение о военном сотрудничестве между Турцией и Правительством национального согласия Ливии (ПНС) во главе с Фаизом Сарраджем, подразумевающее оказание военной помощи. Немедленно после этого Турция начала переброску в Триполи спецназа, военной техники и инструкторов, о чем сообщил телеканал Al-Arabiya.

Помощь Турции оказалась более чем своевременна, поскольку 12 декабря Ливийская национальная армия (ЛНА) во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром объявила о начале операции по ликвидации “окопавшихся в Триполи террористических группировок” – именно так Хафтар обозвал международно признанное ПНС. Сейчас, воодушевленное новым раскладом сил, ПНС, похоже, начало подготовку к контрнаступлению: в ряде городов на западе Ливии, находящихся под его контролем объявлена всеобщая мобилизация.

Ранее Эрдоган уже заявил, что Анкара не считает ЛНА и Халифу Хафтара законной властью в Ливии – хотя именно на Хафтара сделала ставку Москва. При этом Эрдоган не забыл позвонить и Путину, чтобы обсудить ситуацию в Сирии и Ливии, а Дмитрий Песков уже заявил, что обсуждение темы Ливии будет продолжено “в ходе предстоящих контактов – как телефонных, так и очных”.

Сейчас российские СМИ пытаются говорить о разделе сфер влияния в Ливии между Россией и Турцией и о том, что Москва и Анкара вытеснили из Турции Запад. Действительно на Хафтара ставила не только Москва, но и Франция, оказывавшая ему политическую поддержку, а в последнее время к ЛНА присматривалась и Италия. Но все же главным игроком на стороне ЛНА выступали саудиты, выставив перед собой Россию как дешевого наемника на роль поставщика оружия, пушечного мяса и груши для битья в ООН, поскольку ООН признает именно ПНС, что, к слову, дает Эрдогану прочное правовое преимущество.

Кроме того, поддержка ПНС для Турции вовсе не самоцель, а силовое обеспечение ключевого из двух соглашений, заключенных между Анкарой и Триполи, – меморандума о взаимопонимании относительно демаркации морских зон между двумя странами. В сумме это очевидная заявка на удаление ЛНА вместе со стоящими за ней Россией и СА с ливийского игрового поля и на последующий контроль над транзитом в Европу ливийских нефтепродуктов, причем не только ливийских.

То, что с удалением Хафтара особых проблем не ожидается, легко понять, взглянув на карту. Анкара имеет неограниченные возможности для переброски в Ливию любого количества своих войск и одновременно – для создания любых проблем российским операциям по поддержке ЛНА. Так что, по сути, все обсуждения ливийского вопроса с Москвой – лишь возможность для Кремля сохранить лицо и свернуть свою деятельность в Ливии относительно добровольно, преподнеся это как очередную многоходовку и успешный размен сфер влияния: Сирии на Ливию. В этом Эрдоган готов подыграть Путину, оставив – пока – в неприкосновенности сирийское направление его операций. Ему это ничего не будет стоить: Турция уже решила в Сирии свои основные задачи, а широкий жест с неприкосновенностью сирийского маршрута станет еще одной, и достаточно весомой причиной, способствующей сговорчивости Кремля на ливийском направлении.

Однако Анкара успешно ведет игру и на европейском театре. Турция не подписывала Конвенцию ООН 1982 г. о морских границах и не признает Республику Кипр, а следовательно, и заключенные киприотами соглашения об исключительной экономической зоне с Египтом, Ливаном и Израилем. Это означает, что опираясь на меморандум, подписанный с Триполи, Анкара может заявить о турецко-ливийской экономической зоне, от ливийского побережья до юго-западного побережью Турции, пересекающейся с кипрско-египетско-ливано-израильской. Это вынудит вести с ней переговоры о достижении компромиссного решения, в связи с пересечением заявленных зон и, в частности, согласовывать с Турцией строительство газопровода по проекту EastMed, в который Турция очень хотела войти, но не смогла по причине сложных отношений со всеми его участниками:  Греция и Кипр в пояснениях не нуждаются, в Израиле Анкара, позиционируя себя как один из центров исламского мира, поддерживает Палестинскую автономию, а в Египте – “братьев-мусульман”.

При этом помешать турецким планам в Ливии едва ли возможно – все ходы операции прекрасно просчитаны. Турция уже сейчас регулирует приток беженцев в ЕС, а задружившись с Триполи, будет регулировать его в еще большей мере и всегда сможет устроить Европе показательный миграционный ад на всех направлениях сразу, заставив ее пересмотреть неудобные для себя шаги. Кроме того, Турция – важнейший элемент НАТО и его южный фланг, без которого Альянс откровенно сдувается. Таким образом, США, которых в критической ситуации неизбежно призовут в качестве арбитра и посредника, безусловно, поддержат Эрдогана если и не во всем подряд, то в очень значительной мере. Тем более что он его требования выглядят разумно: Турция имеет такие же законные интересы на Средиземном море, как и все участники EastMed, и выступает как защитник измученной войной Ливии, поддерживая власть, признаваемую ООН, которой противостоят московские авантюристы.

Выступая с такой прочной позиции, Эрдоган имеет все шансы и на дополнительные бонусы в виде разморозки контракта по F-35 в обмен на предоставление американцам для подробного изучения российских С-400, а также роли признаваемого ЕС регулятора миграции, контролирующего уже все основные пути в Европу – ближневосточный и средиземноморский в обмен на политические и экономические бонусы.

Не будет забыта и Россия: “друг Реджеп” держит под контролем важнейший путь снабжения любых африканских и ближневосточных кремлевских авантюр – всем, что не влезает в самолет – и всегда сможет ласково сжать или, напротив, слегка расслабить свою дружественную руку.

В целом это позволяет говорить о качественном росте политического веса Анкары: степень влияния Турции на ЕС и НАТО, а также на ситуацию на Ближнем Востоке и в Средиземноморье переводит ее из категории сильных, но все же региональных держав в ранг игроков глобальных.

Деловая столица
Поделитесь.