Зеркало недели: Период полураспада В Германии вновь заговорили о крахе "большой коалиции". Главным бенефициаром этого краха может стать только один человек

“Широкая коалиция в Германии под угрозой распада” — в начале декабря типичный заголовок для немецкой прессы . Младшие партнеры Ангелы Меркель по правительству — социал-демократы — определились с новым руководством партии, и разговоры о крахе GroKo (Große Koalition — “большая коалиция”) вернулись в немецкую повестку дня.

Фактически обезглавленные после июньской отставки Андреа Налес и в целом пребывающие не в лучшей форме в этом политическом сезоне, социал-демократы, наконец, собрались с силами и немного разобрались с собой и в себе. Отныне партией управляет гендерно сбалансированный союз из бывшего министра финансов Северного Рейна-Вестфалии Норберта Вальтера-Борьянса и депутата бундестага Заскии Эскен. Не стоит стыдиться возникшего в голове вопроса “Кто эти люди?” Особой популярности политики не имеют и в Германии.

Архитектором победы тандема (а по мнению ряда немецких изданий, и того краше — кукловодом партии) стал глава молодежного крыла Кевин Кюнерт, в 2018 году включенный журналом Time в список Next Generation Leaders. Тогда, накануне начала очередной коалиции социал-демократов с ХДС/ХСС, Кюнерт колесил по Германии с призывами вспомнить о левых корнях, социалистических идеях и ни в коем случае не соглашаться на коварное предложение Ангелы Меркель. В своих речах он дошел до модели государства, в котором будет национализирован даже концерн BMW: экспроприация ради народного блага, само собой. Тогда 66% однопартийцев к Кюнерту не прислушались. Теперь же его разнарядка молодежному крылу поддержать Вальтера-Борьянса и Эскен помешала фаворитам гонки, вывела в руководство неизвестный тандем, к которому доселе и в партийных рядах не относились всерьез, а самого Кюнерта сделала официально вице-председателем партии, неофициально же — реальным лидером социал-демократов.

“Большое видится на расстоянии”

До избрания будущее руководство партии не стеснялось в риторике и открыто призывало к выходу социал-демократов из исчерпавшей себя коалиции. Однако после выборов риторика сменилась, и конец эпохи GroKo моментально не случился. Напротив, новые лица начали свою каденцию с призывов пересмотреть коалиционное соглашение в пользу увеличения социальных выплат и расходов на климатические нужды многострадальной немецкой земли и всей планеты. А позже, на прямой вопрос о разводе и девичьей фамилии вовсе ответили: “Вообще-то давайте для начала с ними познакомимся”.

Объяснение тому — прагматика. Ибо в случае распада сценариев не так и много — ХДС/ХСС получает правительство меньшинства, ХДС/ХСС объединяется с Зелеными и Свободными демократами, и начинается полная “Ямайка”, или же объявляются новые досрочные выборы. А на них, судя по опросам, социал-демократы проигрывают уже не только ХДС/ХСС и Зеленым, но даже “Альтернативе для Германии”.

Главным бенефициаром в случае выборов станет, похоже, один конкретный человек — Аннегрет Крамп-Карренбауэр, АКК, преемница Ангелы Меркель и нынешний лидер христианских демократов. На фоне охлаждения отношений со своей патроном, потери позиций и популярности, а также туманных перспектив собственного политического будущего для АКК повести партию на выборы первым номером значит хотя бы гарантированно сохранить лидерство в ХДС и, возможно, претендовать на канцлерский пост. Потому как кто их, эти смутные годы правления до выборов по расписанию, знает…

Так что не гнушающаяся громкими заголовками немецкая пресса успела обвинить АКК в коварном плане захвата власти (до этого ей уже приписывали едва ли не путчистские намерения), который она выдает за усилия по сбережению коалиции. Поживем — увидим, само собой. Но и сейчас понятно, что для христианских демократов возможность выборов не так страшна, как для социальных. Которые при этом умудрились сделать эту возможность реальной.

А потом вспомнили, что они уже и сейчас у власти. Или, скорее, еще пока.

Да я в твоем возрасте!..

Что ж. Теперь бум молодых лидеров достиг и Германии.

Канадец Джастин Трюдо в смешных носках, австриец Себастиан Курц, финская премьер Санна Марин, на избрание которой во всем мире обратили внимание исключительно из-за ее молодости (34 года)… Да что там, даже в Америке 37-летний открытый гей с афганским прошлым Пит Буттиджич внезапно получил шанс подвинуть вашингтонских старцев. И вот теперь свой молодой есть и в Германии.

“Миллениал с лицом невинного младенца” Кевин Кюнерт — последователь достаточно жесткой доктрины демократического социализма (по идее и положенной в основу деятельности СДПГ, но по сути забытой). “Безликий центризм” современных немецких эсдеков, по его мнению, никуда не годится. Партия, в которой Кюнерт состоит с 15 лет, должна двигаться. Двигаться влево.

Слово “социализм”, исчезнувшее в Германии вместе с ГДР, возвращается в молодом обличии. Партия Левая (Die Linke), играющая с ностальгией жителей восточных немецких земель, рискует получить реального соперника на своем поле, социал-демократов, реформированных в новых социалистов.

Перспектива крена влево на руку не только партии и Кевину Кюнерту. В историческом разрезе это движение может оказаться полезным для классической политики Германии. В теплой ванне GroKo принципиальные идейные противники, левые и правые, в определенном смысле разомлели и смешались. Голосовать за тех или других — зачем? И альтернатива не заставила себя ждать.

Рост рейтингов околопопулистских партий подтверждает усталость немцев от политики в ее первозданном виде. Запрос общества — драйв и эмоция. И в этом смысле Кевин Кюнерт — надежда социал-демократов. Кажется, мировой успех молодых политиков во многом объясняется их миллениальным чутьем на фальшь: бонзы с властными жестами и речами по бумажке всем надоели. Not sexy. Нужны молодые и талантливые. А главное — заряженные.

Искусство ухода за партийным брендом

Обновленные социал-демократы жаждут встречи со своими христианскими коллегами еще до Рождества. Ситуация накалена, но риторика успокаивается: сигналы о готовности продолжать сотрудничество все же можно услышать в интонациях и прочесть между строк. Обе партии пока оправданно опасаются больших электоральных потерь. Потому вероятность, что распад коалиции откладывается, а в периоде полураспада она еще протянет некоторое время, — весьма велика.

Но так ли были бы страшны новые выборы не для политикума, а для страны?

По политической логике левый заряд Кевина Кюнерта просто обязан вызвать правую реакцию в рядах ХДС/ХСС. Отход от компромиссных или, если говорить терминологически верно, центристских позиций — реальный шанс партии на будущее. “Альтернативе для Германии” нужна альтернатива от Германии — той самой страны порядка, которая ассоциируется с размеренной мудростью и прагматичностью Ангелы Меркель.

Существует расхожее мнение, что в целом вопросы, задаваемые популистами, верны и имеют право на существование. Проблема, скорее, в предлагаемых ими решениях. Инкорпорация популистской тематики в партийное меню и подача под фирменным соусом христианской демократии — вот новые мюнхенские сосиски на политическом Октоберфесте для ХДС/ХСС. И при этом слева необходимость модернизироваться уже хорошо поняли.

Старые классические партии — это бренд. Но, к сожалению, это не BMW, который так хотелось национализировать Кюнерту. А значит, на одном бренде не уедешь. И потому нужен ребрендинг. Ребрендинг смысла и формы. Новая программа, новые харизматичные лидеры, даже, в конце концов, новые партийные цвета — ведь у Себастиана Курца с австрийскими консерваторами этот трюк получился.

Нет сомнения: распад коалиции и уход в крайности ведущих политических сил стал бы сложным кризисом для настоящего времени, но одновременно он открыл бы новые возможности для будущего. Прошло время, когда все думали, что история, а с ней и политика, закончились. Современный пасьянс с обилием еще вчера несистемных игроков всех мастей диктует новые правила. И эти правила говорят: выделяться! Недостаточно быть пиковой дамой или бубновым валетом. Нужно доказать, что сама идея пики или бубны жива.

Уходящий год в Германии доказывает, что большая коалиционная нега — это продукт прошлого. Уныние — это вообще смертный грех. А в современной политике — смертельный.

Нужен импульс. Нужен взрыв. Нужен заряд. И вот тогда, когда протоны и электроны столкнутся в Большом предвыборном коллайдере немецкой политики, тогда и может родиться новая немецкая эра. Та самая, которая последует за завершающейся эпохой Ангелы Меркель.

Зеркало недели
Поделитесь.