Зеркало недели: “Интеграция” откладывается? Путин и Лукашенко не договорились о будущем Союзного государства России и Беларуси

8 декабря праздника не получилось. 

Двадцатилетие Союзного государства России и Беларуси не стали отмечать ни в Минске, ни в Москве. Просто потому, что Владимир Путин и Александр Лукашенко в очередной раз не поделили деньги и власть.

Встреча с опасениями, но без больших ожиданий

8 декабря в Сочи ожидалось торжественное празднование: 20 лет назад в Москве Борис Ельцин и Александр Лукашенко подписали Договор о создании Союзного государства России и Беларуси. Тогда же была принята Программа действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений Договора о создании Союзного государства. Если бы она была выполнена, то сегодня Минск был бы столицей не самостоятельного государства, а одного из субъектов РФ.

Но после прихода к власти Путина Лукашенко потерял надежды на российский престол, понял, что ему придется пожизненно довольствоваться постом президента Беларуси, и потому начал тормозить им же самим предложенное слияние двух стран. Вот и 7 декабря Владимир Путин и Александр Лукашенко не смогли договориться о том, как, в конце концов, будет выполняться договор о Союзном государстве.

По свидетельству очевидцев, Лукашенко не раз вел себя на грани фола, отпуская шпильки в адрес российских чиновников. Шпильки остались без ответа. По крайней мере, без ответа симметричного.

Планировалось подписать некие дорожные карты по ускоренной интеграции двух стран: они держались в секрете последние полгода. Но так ничего и не подписали. После нескольких часов переговоров с участием правительств и пяти с половиной часов беседы с глазу на глаз с Путиным “бацька” покинул резиденцию “Бочаров ручей” в крайнем раздражении. Ни публичных комментариев, ни выхода к прессе — ничего. Уже через час самолет с Лукашенко на борту вылетел из Сочи в Минск.

Путин тоже не сказал прессе ни слова, как и Дмитрий Медведев. В итоге спикером назначили главу Минэкономразвития РФ Максима Орешкина, который, единственный из российских чиновников, и вышел к прессе. Рассказ Орешкина об итогах пятичасовых переговоров Путина и Лукашенко занял целую минуту: “Сегодня был напряженный день. На самом деле очень плодотворно поработали по целому ряду направлений. По сельскому хозяйству, связи, по таможне, регулированию нефтяного рынка. Достигли очень серьезного прогресса, даже по вопросу нефти и газа позиции были очень серьезно сближены”.

Также, по словам Орешкина, на 20 декабря у президентов России и Беларуси назначена встреча в Петербурге. Правительствам поручено еще поработать над интеграцией и к этой встрече максимально сблизить позиции, чтобы президентам все-таки было что подписать. Но правительства и так уже работали не один месяц, после того как в августе 2018-го в Москве “вспомнили” о незавершенном строительстве Союзного государства. А значит — причина провала встречи в Сочи в том, что для договоренности не было политической воли. И не было ее у белорусской стороны.

В Кремле перед встречей в Сочи ставили конкретную цель: подписать дорожные карты — программы конкретных действий по вхождению Беларуси в состав РФ. Поскольку за предыдущие 20 лет прозвучало много слов, но реально не было сделано ничего. Но у белорусской стороны была другая цель: подписать что-нибудь “об интеграции”, но необязательное к исполнению, то есть создать видимость процесса. В результате ни одна из сторон в Сочи не получила желаемое.

Например, Лукашенко не смог договориться о продлении “перетаможки” 6 млн тонн нефти на 2020 год. Кстати, эти суммы (в 2019 году составили около 500 млн долл.) проходили в бюджете Беларуси под графой “Безвозмездные поступления от иностранных государств”. Ничего безвозмездного от Москвы без “углубления интеграции” больше не будет — это то, о чем Кремль четко заявил еще год назад, а Лукашенко все никак психологически не готов принять эту реальность.

Теперь белорусская сторона подает все в таком ключе, что “торопиться не надо”. “Мы сегодня переживаем принципиально новый этап. Когда мы пересматриваем программу по реализации Договора о создании Союзного государства, стоит задача создания материальной и экономической базы для достижения этих целей. Этому была посвящена встреча наших президентов в Сочи 7 декабря. Нужно до 1 июня 2020 года отработать всю нормативную базу — и белорусскую, и российскую: там сотни законодательных актов, десятки межправительственных соглашений”, — сказал в начале минувшей недели посол Беларуси в РФ Владимир Семашко.

После всего Лукашенко не смог удержаться и не потроллить Путина. На следующий день после провала переговоров в Сочи глава Генштаба вооруженных сил Беларуси Олег Белоконев заявил о возможности совместных учений Беларуси и Североатлантического альянса: “Беларусь готова к совместным учениям с НАТО, идут даже переговоры о возможных форматах. Но с тем условием, что НАТО будет понимать: наш стратегический союзник — Россия”.

“Красные линии”: минская версия

Сама идея подписать набор дорожных карт по быстрой реализации договора от 1999 года о создании Союзного государства появилась год назад, на аналогичной встрече Лукашенко и Путина в Сочи. Тогда было решено, что такие документы совместно подготовят правительства двух стран. Чем они и занимались весь 2019-й. И здесь важно понимать: белорусская сторона исходила из того, что речь идет только об экономических вопросах. А вот российская настаивала на более тесном политическом союзе.

За несколько дней до встречи в Сочи Дмитрий Медведев даже заявил: “Нам все время говорят: “Мы не собираемся поступаться суверенитетом”. Так и не надо ничем поступаться, с одной стороны. Но, с другой стороны, любая интеграция — это частичное уменьшение суверенитета”.

Понятно, что такое высказывание в Минске не понравилось никому. Так что переговоры в Сочи проходили на фоне протестов в Минске. Не то чтобы особо массовых — менее тысячи человек в центре города, — но по белорусским меркам это много. Протестующие высказывали свое неприятие объединения двух стран, “российской агрессии”. И никого даже не арестовали: всем было понятно, что акция неофициально согласована с властью. Доходило до смешного: рвали портреты Путина, но не порвали ни одного Лукашенко. Кричали оскорбительные кричалки, но дисциплинированно шли по тротуарам, не перекрывая улицу.

У милиции и спецслужб было указание никого не “винтить”, но не допускать вандализма и захвата зданий. “Стихийные” маршруты колонн были известны заранее, везде дежурили заранее расставленные подразделения силовиков.

Сам же Лукашенко еще 4 декабря, выступая перед депутатами недавно избранного парламента (куда не попал ни один оппозиционер), дал понять: по вопросу интеграции с РФ ничего не будет. “О какой можно говорить дальнейшей интеграции, если мы сегодня не имеем договора о поставках природного газа. Хотя об этом договорились давно. И наши правительства провалили эти договоренности. Не по вине белорусского правительства. Я не пацан, который отработал 3–5 лет президентом. Мы никогда не собирались и не собираемся входить в состав любого государства, даже братской России. Пока не решен ряд принципиальных вопросов, в частности по газу и нефти. Даже элементарный вопрос не решен по грязной нефти. А ведь мы провалили ВВП в основном из-за нефтяных проблем”, — сказал Лукашенко.

Тогда и стало понятно, что в Сочи белорусская сторона будет говорить именно об экономике, причем с той позиции, что “Россия должна”. В самом деле, перед началом переговоров, беседуя с Путиным перед телекамерами, Лукашенко заявил: “Мы не просим ничего, не настаиваем ни на чем. Равные условия, больше ничего не надо. Мы не просим дешевые газ и нефть. Мы готовы и по 200 долл. газ покупать, и нефть не по 63 долл. Но если наши предприятия покупают за такую цену, значит и [российские] конкуренты должны. Главное, чтобы равные были условия”.

Эта музыка будет вечной

На самом деле, конечно, ни Путин, ни Лукашенко не объявят публично ничего вроде “с интеграцией не получилось, расходимся”. Какие-то декларативные и необязательные документы два президента наверняка подпишут на встрече 20 декабря. Минск и Москва уже традиционно договариваются о чем-то важном буквально в самый канун Нового года.

Сейчас предварительно (слухи в кулуарах, как водится при закрытости белорусской власти) известно, что договориться выйдет о цене на газ (Минск опять будет получать его с большой скидкой), об открытии российского рынка для белорусских продуктов и, вероятно, о какой-то компенсации за весеннюю грязную нефть. Это далеко не все, что хотел Лукашенко, но в предвыборный год — тоже немало. Однако в августе 2020-го Лукашенко предстоят перевыборы, и “уж тут ему мало не покажется”. Как сказала в комментарии ZN.UA белорусский политолог Светлана Гречулина, “если Москва захочет “демократическим путем” поменять власть в Минске — она это сделает”.

“Не секрет, что в Кремле смертельно устали от Лукашенко. И Путин, и Медведев его просто ненавидят. Александр Григорьевич отвечает взаимностью. Так что Москва, вероятно, уже созрела, чтобы поменять его на кого-то более сговорчивого и предсказуемого. Сам же белорусский лидер пока сохраняет свой пост благодаря уникальной эквилибристике в отношениях с Россией, ЕС, США и Китаем. Но ресурсы России несравнимы с белорусскими. Так что если Кремль захочет на следующих выборах президента Беларуси поставить во главе республики своего человека — он это сможет сделать”, — полагает Светлана Гречулина.

Надо понимать: в отличие от Украины, Беларусь практически полностью находится в российском культурном и информационном пространстве. Белорусский язык почти полностью вытеснен из обращения, белорусы слушают российскую попсу, смотрят российский телевизор и пользуются российскими интернет-ресурсами. Добавим сюда то, насколько за четверть века сами белорусы устали от своего бессменного “бацьки”. Так что если появится сильный альтернативный кандидат (пусть даже открыто поддерживаемый РФ), а вертикаль власти не станет фальсифицировать голосование, то такой новый человек наверняка победит.

Впрочем, подобное будет сделать непросто: пока экономика Беларуси более-менее стабильна. Россия хоть и урезала дотации, но пока их полностью не прекратила. Да и даже если прекратит — на год запаса прочности официальному Минску точно хватит.

Ну а Лукашенко после того, как стихнет “интеграционная лихорадка”, пойдет на выборы как “гарант независимости”. Все равно больше ему предложить народу нечего, денег Россия уже не даст. Печатный станок, конечно, включат, зарплаты и пенсии подымут под выборы. 2020 год Лукашенко, скорее всего продержится и переизберется. Но шансы на то, что он досидит до конца срока, уже не столь велики. 

Зеркало недели
Поделитесь.